Большая приватизация. Позарятся ли богатые арабы из Mubadala на “Центрэнерго” - DOSSIER

Большая приватизация. Позарятся ли богатые арабы из Mubadala на “Центрэнерго”

В Украину хочет зайти один из крупнейших арабских инвестиционных фондов — Mubadala. Его особенность, как и у многих других арабских инвесторов, — стремление вкладываться в инфраструктурные предприятия

Во вторник, 23 июня, в Киеве прошла встреча представителей Министерства иностранных дел и Фонда госимущества с представителями инвестиционного фонда Mubadala, зарегистрированного в ОАЭ. При этом, как сказано в пресс-релизе МИДа, встреча стала результатом договоренностей Владимира Зеленского и лидера ОАЭ, наследного принца Мухаммеда бин Заида Аль Нагаяна.

Неангажированный участник 

Как оказалось, инвестфонд Mubadala заинтересован в семи украинских предприятиях, в числе которых — Объединенная горно-химическая компания (ОГХК), “Центрэнерго” и ряд облэнерго. Участники встречи, как сказано в заявлении МИДа, обсудили стадию подготовки проектов и операционные вопросы. В частности, они договорились при содействии МИД и посольства Украины в ОАЭ (сам посол Юрий Полурез также присутствовал на встрече) установить связь на операционном уровне между представителями Mubadala и Фондом госимущества Украины (ФГИ).

Ну а если карантинные ограничения вскоре ослабнут и границы откроются, то уже в июле может состояться визит в Украину комиссии фонда Mubadala. Ее задача — увидеть и оценить привлекательность объектов.

“Я очень доволен, что фонд Mubadala заинтересован принять участие в большой приватизации в Украине. Это хороший сигнал, мощные мировые игроки видят большой потенциал Украины и хотят инвестировать. Кроме того, участие крупных инвестиционных фондов делает процесс большой приватизации более конкурентным”, — заявил по итогам встречи министр иностранных дел Дмитрий Кулеба.

В одной этой новости сошлись важные для украинской экономики ключевые слова: “Центрэнерго”, “облэнерго”, “инвестиции” и “большая приватизация”. А также “большие деньги”: ведь международный инвестиционный фонд Mubadala (Абу-Даби, Объединенные Арабские Эмираты) — один из крупнейших инвестиционных фондов мира.

С большой приватизацией у нас действительно проблемы, причем столь же большие. Она переносится год за годом, придумываются новые механизмы ее проведения, меняется руководство ФГИ, но давно запланированная передача в частную собственность крупных государственных компаний все никак не начинается. Возможно, потому что многие из этих объектов — “политически обусловленные” либо же слишком глубоко вовлечены в коррупционные схемы.

Читайте также на DOSSIER:  МАГАТЭ передал Киеву оборудование для диагностики коронавируса и тестов

В феврале глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко сообщил, что за нынешний год планируется продать более 500 предприятий, получив за них в госбюджет около 12 млрд грн. Из них 6 млрд — от малой приватизации и 6 млрд грн — от большой. Также, по данным ФГИ, в Украине больше всего госпредприятий в мире — 3733. Из них 1261 предприятию требуется ликвидировать, а 1006 — подпадают под приватизацию.

Правда, в ситуации коронакризиса у внутренних украинских инвесторов сразу поубавилось денег, а международные стали куда более осторожными. В этой ситуации приход в Украину “богатых арабов” может оказаться настоящей удачей.

Особенно когда речь идет о Mubadala. Этот инвестиционный фонд известен тем, что вкладывает средства в недвижимость и инфраструктуру, авиакосмическую промышленность, возобновляемую энергетику, нефтехимическую промышленность, металлургию, полупроводники, фармацевтику, коммунальный сектор и предприятия ВПК в более чем 50 странах.

Вот только его возможности в Украинском МИДе, кажется, переоценили. В пресс-релизе говорится, что фонд владеет активами на общую сумму свыше $850 млрд. Правда, на собственной странице фонда говорится только про активы на сумму $232,2 млрд — в 3,6 раза меньше. Наконец, если покопаться в источниках, то окажется, что еще в 2017 г. совокупные активы фонда составляли $369,4 млрд. То есть с тех пор заметно сократились…

“У арабских инвестфондов есть несколько особенностей. Во-первых, они всегда ведут переговоры на высшем уровне и предпочитают договариваться с правительством, а не с крупным бизнесом. В понимании арабов, именно государственная должность — залог успешного бизнеса, поэтому им трудно работать, например, в США или Великобритании, но легко — в бывшем СССР, в Китае и Азии в целом, — сказал “ДС” стратегический аналитик консалтинговой компании Senera Ltd. (Братислава) Януш Везински. — Отсюда проистекает то, что арабы предпочитают негласные, закрытые от общественности договоренности. Вторая особенность — они предпочитают вкладываться в инфраструктурные предприятия, и это роднит их с китайцами. Но если китайцы делают упор на банки, транспортную и энергетическую инфраструктуру, то арабы — на машиностроение, военные предприятия, землю, медицину и т.п.”

Читайте также на DOSSIER:  Убытки «Центрэнерго» за 2019 год превысили 2 миллиарда гривень, на предприятии проведут аудит

По словам эксперта, “договариваться арабы умеют”: например, в Беларуси, где формально нет частной собственности на землю, они получили решением лично президента и большой кусок леса под Минском и несколько участков земли под застройку в центре столицы. А главное — подробности этих сделок никому не известны.

Здесь, конечно, возникает вопрос: как такой “арабский подход” к инвестированию будет сочетаться с принципом открытости, на котором базируется украинское законодательство о приватизации? Напомним, что к объектам большой приватизации относятся объекты государственной или коммунальной собственности, стоимость активов которых, по данным финотчетности за последний год, более 250 млн грн. Продажа их происходит на открытом аукционе, организованном соответствующим субъектом приватизации. При подготовке продажи объекта обязательно привлечение советника.

Однако и такими инвесторами, как Mubadala, не разбрасываются. Придется ли Украине менять законодательство, чтобы иметь возможность создать для арабского фонда особые условия? Или ему предложат бороться за объекты на общих основаниях, но в правительстве пообещают “особые условия” в чем-то другом? Или оставить все как есть,  но с риском потерять ценного инвестора? Впрочем, понятно одно: невозможно сделать якобы конкурс с заранее так прописанными правилами, что может выиграть только, к примеру, Mubadala. Потому что другие стороны, заинтересованные в объекте, сразу подадут в суд. А эти “другие стороны” в данном случае очень сильны.

Украинские активы для арабов

Интересно, что в Украине арабский фонд проявил интерес к достаточно проблемным  объектам. Во-первых, “Центрэнерго”, по большей части государственное, но по факту находящееся под контролем менеджеров, назначенных Игорем Коломойским.

В последние месяцы Фонд госимущества через наблюдательный совет “Центрэнерго” с переменным успехом пытается отстранить от руководства компании Владимира Потапенко, который числится членом дирекции “Центрэнерго”, но связывается с Коломойским.  С мая госкомпанию возглавляет Александр Корчинский, однако, по данным СМИ, в ее лесном офисе Коломойский еще держит лояльный себе менеджмент.

Читайте также на DOSSIER:  Рынок земли откроют через год: что готово?

В некотором роде “Центрэнеро” стало своего рода индикатором, который показывает, хватит ли у президента и Кабмина политической воли и власти, чтобы запустить процесс большой приватизации, пусть и вопреки желанию олигархов.

Нечто подобное происходит и с Объединенной горно-химической компанией (создана посредством национализации и объединения Вольногорского горно-металлургического комбината и Иршанского горно-обогатительного комбината). Там тоже ФГИ в апреле заявлял про рейдерский захват предприятия, хотя полиция утверждала, что это просто поссорились бывший и нынешний директора.

На самом деле речь просто о сильной вовлеченности госпредприятия — одного из крупнейших в мире добытчиков рутилового и циркониевого концентратов — в теневые и коррупционные схемы. По данным НАБУ, бывшее руководство ОГХК периодически пыталось продавать сырье по заниженной цене компаниям-посредникам, которые уже по рыночной цене реализовывали его за границу, причиняя убытки на многие миллионы долларов.

В таких ситуациях провести приватизацию проблемных предприятий внутри страны очень сложно, поскольку присосавшиеся к ним крупные бизнесмены имеют собственные медийные и политические рычаги влияния на власть. Спасением тут может стать как раз внешний инвестор, который прежде не был вовлечен в масштабные внутриукраинские разборки и потому сохраняет независимость. К тому же не секрет, что на некоторых украинских олигархов проще надавить по международным каналам, чем по внутренним.

Денис ЛАВНИКЕВИЧ