Антоненко дал совет Авакову «эффектно выскочить» из дела Шеремета

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Фигурант дела об убийстве журналиста Павла Шеремета Андрей Антоненко (Riffmaster) заявляет, что следствие оказывало на него моральное давление, вину он не признает и считает, что министр внутренних дел Арсен Аваков должен признать беспочвенность обвинений

Источник: интервью Антоненко корреспонденту издания «Бабель», комментарий заявления президента об ответственности Авакова за расследование дела Шеремета

Прямая речь Антоненко: «Я внимательно смотрел эту пресс-конференцию и, конечно, ждал вопроса по делу Шеремета. Было видно, что ему (президенту) было совсем неудобно от тех вопросов. Он фактически открещивается от своей ответственности и говорит, что его затянул на брифинг  Аваков (12 декабря 2019 года – ред.). Всю ответственность Зеленский перевел на него.

Это дело сейчас – кость в горле Авакова. На кону его должность, поэтому его действия и приказы подчиненным могут быть непредсказуемы.

На его месте я бы выяснил у подчиненных, кто сфальсифицировал материалы и подсунул ему, таким образом подставив министра. В этом случае он бы очень эффектно выскочил из этой ситуации, как умеет это делать – сохранил бы и должность, и репутацию. Но я не могу знать, что он задумал и какие будут последствия.

Но знаю точно, что никто из нас не причастен к преступлению.

(…) Новое подозрение, конечно, читал. Какие могут быть ощущения, когда подозревают в том, к чему ты не причастен? Конечно, отвратительные, как и раньше».

Детали: Антоненко, который под стражей находится уже почти полгода, рассказал о попытках спровоцировать его в камере и давлении со стороны следствия.

По словам Антоненко, в первый день его посадили в камеру, где сидел так называемый «с*ка» – заключенный, который сотрудничает со следствием: «Но поскольку я не причастен к преступлению и скрывать мне нечего, никакой полезной информации они не получили».

Читайте также на DOSSIER:  Календарь судебной реформы: выборы в ВККС могут начаться уже в октябре

В другой раз человек, подсевший к Антоненко, рассказал, что у него нашли две гранаты: «Думаю, это также была провокация по какой-то взрывчатке. Но результат снова был никакой».

А в начале января в камеру к Антоненко подселили человека с нацистской литературой: «Он зашел в камеру с двумя нацистскими книгами. Я обалдел. Объяснил ему в двух словах ситуацию, и на этом мы поставили точку. В тот же день рассказал об этом случае следователю и адвокату».

Кроме того, 2 января 2020 года следователи пытались провести следственный эксперимент после 21:30 и в отсутствие личного адвоката Антоненко, для чего привезли его и государственного адвоката на место гибели Шеремета. Тогда подозреваемый отказался от участия в следственных действиях.

Были и другие попытки давления.

Прямая речь Антоненко: «Давление было: запрещали теплые вещи, средства гигиены (помыться, постричься.) Не оказывали медицинскую помощь, например, стоматологическую. Кстати, сейчас ее тоже не оказывают. По этому поводу я написал несколько заявлений, получил отписки с согласованием, но не помощь. Этим руководит следователь (Василий) Бирко. Еще мне не давали свиданий с родными».

Этому предшествовало: 20 мая президент Владимир Зеленский на пресс конференции к годовщине инаугурации сказал, что дело Шеремета – это ответственность главы МВД и он должен довести его до конца, потому что это дело будет индикатором эффективности Авакова.

21 мая следствие изменило подозрения троим фигурантам дела Шеремета: музыканту Андрею Антоненко, детскому хирургу Юлии Кузьменко и медсестре Яне Дугарь. Антоненко из организатора убийства стал исполнителем. Из подозрения исчезли тезисы об «ультранационалистических взглядах» и «величии арийской расы».

22 мая адвокат подозреваемой Юлии Кузьменко сообщил, что полиция завершила расследование в отношении подозреваемых в исполнении убийства журналиста Павла Шеремета.

Читайте также на DOSSIER:  Обещанного годами ждут. Как Кабмин выполняет свои самые резонансные обещания 2020–2021 годов