Алексей Бусаев: «Малый предприниматель не знает своих прав — в этом причина коррупции»

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Правозащитник и предприниматель Алексей Бусаев планирует открывать бесплатные районные бизнес-школы для детей и молодежи.

С 2006 года Алексей Бусаев защищает предпринимателей Киева от рейдеров и «крышевателей», самостоятельно открыл с десяток мобильных кофеен. После решения баллотироваться в депутаты Киевсовета от партии «УДАР» Бусаев заявил, что его стратегическая цель — образование молодежи.

Речь идет о создание бесплатных муниципальных бизнес-школ для детей, в которых преподавать будут непосредственно киевские предприниматели. Пилотный проект кандидат планирует запустить для деснянцев, на своем избирательном округе.

Алексей, в каком возрасте вы почувствовали себя предпринимателем?
— Как самому пришлось себя обеспечивать (улыбается). «Добрый день! Издательский дом такой-то…», — в восемнадцать я ходил по офисам и продавал книжки. Как поступил в ВУЗ, сам оплачивал свою жизнь. Поэтому увлекся бизнес-литературой.

Помните первую книгу?

— Конечно! Это был «Пес по имени Мани, или Азбука денег» Шефера. Мне как ребенку из бедной семьи впервые на примерах объяснили, что такое доходы, расходы, как правильно тратить, как начать зарабатывать, не имея образования, и экономить… Это были азы финансовой грамотности, но позже они мне позволили накопить свои первые 500 долларов.

На юриста пошел, наверное, потому, что чувство справедливости было сильнее чувства самосохранения. Это в 2006 году привело меня в Антирейдерский союз предпринимателей Украины. Мы защищали тех, кто подвергался рейдерским атакам или оказывался в эпицентре корпоративных конфликтов. Тогда же — со стороны «молодой команды» Черновецкого — пошло давление на малый бизнес, начали демонтировать МАФы, и мы включились в работу.

С какими проблемами сталкивался и сталкивается малый бизнес?

— Вечная проблема малого бизнеса в том, что на него смотрят, как на дойную корову. Говорят, у нас легко заниматься бизнесом, но это не так. В Украине вести бизнес сложно! Легко только тем, у кого хорошие связи или «мохнатая лапа». Но у среднестатистического гражданина нашей страны нет ни того, ни другого. Значит, остается искать «крышевателей», которые смогут защитить от полиции, прокуратуры, государственных служащих — бывшая СЭС, пожарники… Сегодня, как и пятнадцать лет назад, на одного украинского предпринимателя приходится до 20−30 проверяющих органов, и каждый из них может выписать штраф или закрыть бизнес.
А каково человеку, который шьет одежду, делает маникюр или варит кофе, разговаривать с сотрудниками контролирующих и правоохранительных органов, пришедшим с определенной целью? Как правило, малый предприниматель не знает ни законов, ни своих прав — в этом причина коррупции. Его припугнули — он откупился, и потом уже платит постоянно.

Читайте также на DOSSIER:  "Прямое вмешательство в независимость антикоррупционных органов". Журналист-расследователь – о деле чиновника офиса президента Украины

— А если предприниматель откажется платить мзду?

— «А что изменилось?» — спросят они. На этот случай у проверяющих органов имеются свои псевдоактивисты. Это отдельная прослойка, помогающая тем, кто мешает предпринимателям. Всегда найдется активист, который в публичной плоскости объявит, что, мол, вот это предприятие нарушает нормы. Схема работает как с малым, так и с большим бизнесом — от мобильной кофейни до строительных объектов. На такую жалобу, само собой, оперативно отреагируют и начнут проверять. Тут вариантов у предпринимателя ровно два: закрыться, пройти проверку и доказать, что работа ведется законно, но потерять от 2 до 6 месяцев, или же быстро откупиться от всех, включая активиста.

— Бизнес может пережить полугодовую проверку?

— Последний кризис показал, что даже остановка на два месяца грозит банкротством. Поэтому от точечной работы мы перешли к системной и создали «Ассоциацию мобильных кофеен». За полгода в организацию вошло около 50 предпринимателей — общее число точек достигло 200. И это важно! Когда ты один на один с проверяющими органами, которые явно превышают полномочия, победить сложно. Другое дело, совместная защита каждого.

Мобильные кофейни находились в неурегулированном поле: торговать с колес законодательная база не запрещала, но и разрешение не было предусмотрено. Тогда мы привлекли адвокатов-народников, которые, не прекращая, писали запросы и проходили суды. Со временем появились десятки и сотни решений в нашу пользу — с нами начали считаться.

Бюрократия при Попове была советского образца. Чиновники уперлись в санитарную норму по размещению объектов, занимающихся реализацией продуктов питания. По ней, на объекте должен быть водопровод — и точка. А то, что это норма советская, прописанная в 70-х годах, не имеет значения.

Уже вместе с нынешним мэром Виталием Кличко мы пришли к тому, что мобильные кофейни будут легализованы на уровне города. Продавать разрешения решили прозрачно, на электронных торгах. Совместно с городом была разработана карта размещения точек: стоимость зависела от зоны, в центре, конечно, она была максимальной. В 2015 году принято Распоряжение КГГА № 300, которое урегулировало деятельность кофеен.

— Места на электронных торгах между кофейщиками распределялись честно?

 — Сначала нет. В Департаменте промышленности и развития предпринимательства КГГА оставили окно возможностей для ботов. После того, как свой участник торгов делал ставку, включались два бота. Они за секунды поднимали цену до небес… А потом оба отказывались от лота, и он доставался тому, первому, по минимальной цене.

Читайте также на DOSSIER:  Пятнадцатилетний капитал. Прозрачная приватизация Криворожстали — как это было

Эту схему мы тоже поломали. Поправки в Распоряжение внесли, и передвижная торговля, наконец, была легализована. Затем опыт Киева начали перенимать другие города.

— Обращались ли предприниматели из других городов по вопросам правовой грамотности?

— Да, мы консультировали и продолжаем консультировать разных предпринимателей. Я считаю, что борьба с коррупцией начинается с финансовой и правовой грамотности.

— Почему не были внесены изменения на уровне Верховной Рады?

— Потому что все та же коррупция. Ища выход на парламентский уровень, я познакомился с Оксаной Продан, тогда депутатом от партии «УДАР». Она сама из предпринимателей, и взялась нам помочь. Но обращения за разъяснениями в профильные министерства оставались без ответа.

— В 2015—2016 гг. в прессе писали, что вы связаны с высокопоставленными чиновниками, и сами контролируете более сотни незаконных МАФов…

— Да, писали и не такое! Чтобы остановить черный пиар, я пошел на полиграф. Перед камерой ответил на вопросы, есть ли у меня взаимоотношения с бандитами, давал ли я взятки, имеются ли у меня покровители во власти и т. п. Нет, нет и нет!

— На какие средства вы открыли первую мобильную кофейню?

— Во-первых, я уже вел юридическую практику. Во-вторых, прочитав книгу «Пес по имени Мани», я научился откладывать. Немного — по 10−20% от заработанных денег ежемесячно. На первую кофейню собирали вместе с братом, ушло около $5 тыс. Так, у нас появился первый пассивный доход, потом мы продолжили инвестировать. Если бы каждый пятый или хотя бы десятый киевлянин инвестировал в бизнес, город бы развивался быстрее.

Казалось бы, обычная кофейня… Но это последнее, видимое, звено длинной цепочки. За ней стоит обжарка кофе, производство молока и многое другое. Кофейщики платят КП «Міський магазин» паевой взнос и отчисления по договору за размещение. Платят налоги и содержат штат сотрудников, с зарплат которых также отчисляется подоходный. Малый предприниматель — это тот, на ком держится все государство. И тот, кто, к сожалению, от государства пока не защищен.

— Когда станете депутатом, будете проходить детектор лжи?

— Конечно. Хоть ежемесячно! Считаю, что так должны делать все, у кого в руках бюджетные деньги. Зарабатывать надо с прибыли, а не с убытка, как коррупционеры. Если ты что-то сделал, и город развивается, ты законно получишь свои политические дивиденды.

— Много предпринимателей идет в команде «УДАР» Виталия Кличка?

— Идет коллектив — в нем есть госслужащие, предприниматели и политики. Команда должна разносторонне смотреть на проблематику. Приведу пример. На совещании Голубченко (Анатолий Голубченко исполнял обязанности заместителя главы КГГА в 2013—2014 гг.— прим. ред.) я один на один встретился с десятком силовиков — даже транспортную прокуратуру вызвали. Голубченко спрашивает, законна ли деятельность кофеен. Все, как один, отвечают, нет. Я беру слово и объясняю, что автомобили наши зарегистрированы, продукты лицензированы, налоги платим, так почему же незаконна наша деятельность? Транспортный прокурор ответил, что к следующему совещанию подготовит информацию. Однако больше я его не видел. Это иллюстрация того, что представитель одной сферы не может разбираться во всем, а когда он не разбирается, ему проще всего запретить.

Читайте также на DOSSIER:  Китайская вакцина по завышенным ценам: почему?

В «УДАРЕ» нет авторитарности. Безусловно, стратегические направления развития определяются на съезде, но остальное мы обсуждаем.

— Вы собираетесь открывать муниципальные бизнес-школы. Как это поможет развитию столицы?

— Я живу возле парка «Молодежный» на Троещине. Когда, женившись, я переехал сюда, росли саженцы. А теперь тут шикарный парк, в котором мы с супругой и двумя дочками ежедневно гуляем. В Киеве приемлемые дороги, хорошие парки, школы и садики — есть даже кружки при них, мы младшую водим на художественную лепку… Однако нет никакого доступного бизнес-образования. Если я хочу, чтобы мои дочки были успешны в любом их начинании завтра, я должен оплачивать дорогую частную бизнес-школу сегодня.

Но я считаю, что финансовая и предпринимательская грамотность должна быть доступна каждому ребенку. Тогда мы вырастим поколение предпринимателей, которое обеспечит и развитие Киева, и нашу старость. Сам планирую вести курс в пилотной муниципальной бизнес-школе на Троещине. К проекту уже готовы присоединиться мои коллеги-предприниматели из самых разных сфер — причем, бесплатно. У нас у всех есть дети.

— Платите детям за оценки?

— Нет. Младшей дочке пять, старшей — семь. Обе усвоили, что учиться нужно для того, чтобы завтра самим заработать на гаджеты. Последний айфон папа не купит.