Адвокат семей Небесной Сотни: расследование блокируют МВД, суды и ГПУ | DOSSIER

Адвокат семей Небесной Сотни: расследование блокируют МВД, суды и ГПУ

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Со времен расстрела Небесной Сотни прошло уже 2 года, однако виновники трагедии по-прежнему не наказаны.

«Обозреватель» решил побеседовать с адвокатом семей погибших героев Евгенией Закревской. Она рассказала о том, как продвигается расследование, а также кто ему противодействует.

— Год назад власть обещала, что уже скоро будут конкретные результаты по расследованию расстрела. Существенно ли следствие продвинулось за это время?

— Я не оперирую понятием «власть». Делом занимается маленькая группа следователей — Управление специальных расследований, которое возглавляет Сергей Горбатюк. Они, насколько мне известно, ничего не обещали, кроме того, что будут работать добросовестно.

А вот руководство Генпрокуратуры, Министерства внутренних дел и Администрации президента к расследованию имеют мало отношения. В лучшем случае — не мешают, в худшем — тормозят. И, конечно, пиарятся при каждом удобном случае и что-то обещают.

Что существенного следствие сделало за это время? Проведена огромная работа по синхронизации массивов видео, отслеживанию участников событий, установлению места и времени ранения почти всех погибших.

Не стоит забывать о баллистической экспертизе, результаты которой позволили привязать пули, извлеченные из тел убитых и раненых, к конкретному стволу оружия, закрепленному за конкретным сотрудником спецроты. Были и определенные продвижения в деле по нападению на «Автомайдан» и штурму 11-го декабря.

— Кто, на ваш взгляд, тормозит расследование?

— Расследованию противодействуют МВД, суды и руководство ГПУ.

— При каком из генпрокуроров следствие двигалось активнее всего?

— Дело вышло на новый уровень, когда создали Управление специальных расследований, куда стали консолидироваться дела. Оно под страшным давлением со стороны пострадавших, адвокатов и общественности было создано еще при Виталии Яреме и продолжило свою деятельность при Викторе Шокине. Но это не их заслуга.

Читайте также на DOSSIER:  Непрозрачный отбор руководителей ГБР связан с противостоянием между силовыми структурами – эксперт

Если все же поставить вопрос, кто из них меньше всех мешал, так это Шокин. Но это совсем не то, что мы ожидаем от генпрокурора.

— У следствия уже есть целостная картина произошедшего?

— По отдельным эпизодам — более или менее. Но и в целом постепенно пазлы складываются.

— Мы часто слышим о расследовании расстрела 20 февраля. Но люди стали погибать гораздо раньше, а складывается впечатление, что по этим эпизодам вообще не ведется расследование. Почему так?

— Расследование ведется по всем эпизодам, начиная с 30 ноября. Первые смерти были 22 января. Это самые сложные случаи: убийства Сергея Нигояна, Михаила Жизневского, Романа Сеника, Юрия Вербицкого.

Но тут тоже продвижения есть. Их просто нельзя сейчас оглашать.

— Вы вообще верите в то, что виновные в конце концов будут наказаны? Не просто будут названы их имена, а они будут наказаны?

— Да, верю. Те, кто не сбегут, — будут наказаны. Те, кто сбежал, — будут наказаны позже. К сожалению, сейчас есть те, кто не задержан и не сбежал. Они продолжают занимать свои должности.