Закон №1210: смерть украинского бизнеса, или эффективная реформа? - DOSSIER

Закон №1210: смерть украинского бизнеса, или эффективная реформа?

В четверг, 21 мая, президент Владимир Зеленский подписал закон “О внесении изменений в Налоговый кодекс относительно усовершенствования администрирования налогов, устранения технических и логических неувязок в налоговом законодательстве №466-IX” №1210. 

Среди норм закона – расширение прав контролирующих органов, ужесточение правил налогообложения, введение беспрецедентных механизмов контроля для иностранных компаний. По словам народного депутата фракции «Европейская Солидарность» Нины Южаниной, большинство бизнес-ассоциаций весь этот период обращались к президенту с просьбой не подписывать этот закон как один из самых вредных для бизнеса.

Подписанный закон имеет целью внедрение международных стандартов налогового контроля для всех участников международной торговли и имплементации положений Плана противодействия практикам размывания налогооблагаемой базы и вывода прибыли из-под налогообложения (План действий BEPS).

Закон окрестили скандальным, поскольку он среди прочего предусматривает нормы трансфертного ценообразования, введение плана действий BEPS, повышение лимитов для ФОПов и в том числе, повышение акциза на сигареты и ренты на добычу железной руды. 

Что конкретно теперь ждет Украину рассказал сооснователь и руководитель компании DeepTrait Сергей Шельпук:

Помимо прочего, этот теперь уже закон вводит в украинское законодательство категорию«контрольована іноземна компанія». Это компания, в которой резидент Украины:

«— володіє часткою в іноземній юридичній особі у розмірі більше 50%, або

— володіє часткою в іноземній юридичній особі у розмірі більше 10%, за умови, що декілька фізичних осіб та/або юридичних осіб-резидентів України володіють частками в іноземній юридичній особі, розмір яких у сукупності становить більше 50%, або

— окремо або разом із іншими резидентами України пов’язаними особами здійснює фактичний контроль над іноземною юридичною особою

Можно догадаться, что авторы этого определения пытались описать компании в оффшорных юрисдикциях и «налоговых раях», как, например, Студия Квартал 95, которая зарегистрирована на Кипре. Но любой узнает в этом описании еще один тип компаний: основанные украинцами стартапы на ранних стадиях.

Читайте также на DOSSIER:  Степанов сообщил, сколько бюджетных средств потребуется на финансирование медицины, чтобы "вывести ее из комы"

Так вот, отныне каждый из нас имеет «контрольовану іноземну компанію».

Что это значит? 

Теперь мы должны подавать информацию о нашей компании в украинскую налоговую. Также мы должны подавать в украинскую налоговую финансовый отчет нашей компании в международном формате одновременно с подачей годовой налоговой декларации, даже если юрисдикция самой компании не требует составления такого отчета.

Далее: мы должны будем платить налоги с прибыли нашей компании, если ее оборот превышает 2 млн евро, и платить их в Украине. Налоговая база — доход компании, но налоговый агент — физическое лицо, резидент Украины. Такое в украинском законодательстве встречается впервые и требует пояснений. На сегодняшний день, если ваша компания не выплачивает никаких дивидендов и реинвестирует весь доход (как это делают все стартапы на ранних стадиях), украинский резидент все равно должен заплатить налог с этого дохода, даже если он не получил из него ни копейки.

Отдельно, не до конца понятно, будет ли считаться доходом продажа довыпущенных акций — привлечение инвестиций. Пункт 39{2}.3.2.1. пока что прописан так, что — будет, и тогда это полный ой вей.

Ставка налогообложения: НДФЛ (5%, 9% или 18%) и военный сбор (1,5%).

Теперь о штрафах. За несвоевременную подачу отчета о компании в украинскую налоговую мы должны будем заплатить 4 млн грн штрафа. Несообщение о регистрации компании — 2 млн грн.

В сухом остатке имеем печальную картину. Если до сих пор основатели украинских стартапов могли жить в Украине и строить компанию, зарегистрированную в Польше, Германии, Британии или США, то отныне это станет намного сложнее и намного более рискованно. Раньше мы могли строить бизнес там, где были условия для бизнеса, и в то же время — физически находиться в Украине, развивать сообщество и участвовать в строительстве страны. Теперь украинский основатель — фактор риска для компании, а стартап — фактор риска для украинского основателя.

Читайте также на DOSSIER:  Будет ли продолжение «Новой украинской школы»?