ЮНЕСКО вместе с ООН обеспокоены рисками деградации образования населения вследствие COVID-19 — какие перспективы ждут Украину?

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Практически ежемесячно ЮНЕСКО, в частности Бюро образования, публикует отчеты об угрозах для образовательного сектора из-за коронавируса. В одном из заявлений говорилось, что из-за сорванного учебного процесса миллионам учащихся и студентов мира грозит деградация, поскольку уровень образованности населения значительно снизится. В свою очередь ООН вводит новый термин — «катастрофа поколений», тоже из-за отсутствия нормального учебного процесса.

В ООН уже подготовили план спасения образования в условиях пандемии. Основные месседжи — школы должны открыться как можно скорее, как только удастся взять под контроль распространение инфекции; бюджеты образовательных программ должны быть защищены от сокращений и даже увеличены; образование должны получить все, особенно дети из групп риска, для них следует подготовить отдельные образовательные инициативы; и в завершение — в ООН отмечают: будущее образования создается уже сейчас, поэтому все решения правительства будут иметь длительное влияние на сотни миллионов людей и перспективы развития стран на последующие десятилетия.

В свою очередь в ЮНЕСКО тоже заявили о создании коалиции образования, в которую вошли Международная организация труда, Высшая комиссия ООН по делам беженцев, Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Всемирная организация здравоохранения, Всемирный банк, Всемирная программа питания и Международный союз электросвязи аппаратуры связи, а также Глобальное партнерство по вопросам образования.

Это посыл к правительству каждой страны, кроме тщательного ведения статистики о количестве новых заражений коронавирусом, кроме подготовки медицинской отрасли к борьбе с эпидемией, нельзя пускать на самотек образовательные процессы. Речь идет не только о зонировании страны, как сделали у нас, от чего будет зависеть работа школы, и не только о приказах МОН о подготовке к учебному процессу, речь идет о понимании, что инвестиции в образование сейчас, даже в чрезвычайных ситуациях, повлияют на будущее.

Есть ли такое понимание у Министерства образования и науки Украины? Готовы ли присоединиться к международным инициативам, преследующим цель избежать «катастрофы поколений»? Публичных заявлений нет. Вместо этого имеем  борьбу МОН с Национальным агентством по обеспечению качества высшего образования, которое планируют расформировать, бюрократическое давление на школы, которые должны отчитаться в документах о каждом своем шаге, а также присоединиться к конкурсам наподобие, у кого лучше туалетная комната. Это не шутка. Такое распоряжение от Харьковской ОГА недавно опубликовал в «Фейсбуке» образовательный эксперт Виктор Громовой. Туалеты в школе должны быть — причем отремонтированные и чистые. Да разве только этим сейчас должны заниматься школьные руководители — через три недели стартует новый учебный год, а до сих пор неясно, как возобновит работу каждое заведение, в каком режиме, по каким программам, с каким интернетом и даже с каким педколлективом?

Еще один штрих к тому, чем сейчас занимаются те, кто отвечает за образование. На днях состоялась встреча ректоров с и.о. министра образования и науки Сергеем Шкарлетом. Учреждения высшего образования тоже пока в неведении, как работать, пока известны лишь даты начала обучения для первокурсников и остальных студентов. «Об инновациях не говорили, о методологии смешанного образования не говорили, о цифровизации не говорили, о государственно-частном партнерстве не говорили, об эндавмент фондах (финансовые пожертвования. — Ред.) не говорили, об энергоэффективности не говорили, об инвестициях не говорили, — подытожила в своем блоге на osvita.ua секретарь Научного общества студентов, аспирантов, докторантов и молодых ученых НАУ Ксения Семенова-Шелевицкая. — Короче, никакой государственной позицией не пахло. К сожалению, пахло дикой усталостью и бесперспективностью. Действо это вызывало сожаление».

До сих пор Минобразования даже не проверило, а все ли школы имеют интернет и компьютеры для работы в онлайн-режиме. По данным Министерства цифровой трансформации, на обеспечение всего населения интернет-покрытием требуется более пяти миллиардов гривен. Конечно, не все нужно на школы, но одно звено не будет работать без другой.

Читайте также на DOSSIER:  В Кабмине заговорили о возобновлении адаптивного карантина

Вместе с тем есть заведения, чьи руководители прекрасно понимают все вызовы и решают проблемы уже, а не ждут 1 сентября. Еще несколько недель назад руководитель столичного лицея «Гранд» Владимир Спиваковский рассказывал в «Фейсбуке», что запустили полноценную школу-онлайн с продуманным режимом дня, с минимальным временем у экранов, с интерактивом и общением, а школьная программа дополнена уроками логики, предпринимательства, счастья, ответственности, фильтрации информации и тому подобное.

Но не все школы, как «Гранд», а не все дети учатся так, как Карина Кузьмик из поселка Великий Бычков Раховского района. «День» рассказывал, что девочка получила высокие баллы по ВНО по истории, украинскому языку и английскому языку. Приложили руку учителя, и Карина настойчиво работала на результат.

Так что же ждет украинское образование? Риски «обнажил» коронавирус? И действительно ли нам грозит образовательная деградация, как прогнозирует ООН и ЮНЕСКО? Где искать рецепты спасения — отвечают эксперты «Дня».

КОММЕНТАРИИ

«ДЕТИ ПЕРЕСТАЛИ УЧИТЬСЯ, ПОТОМУ ЧТО НЕТ СТИМУЛА»

Пауль ПШЕНИЧКА, учитель физики и астрономии Черновицкого городского лицея №1, обладатель премии Global teacher prize Ukraine-2017:

— Деградация уже произошла и без пандемии. Это видно по образовательным тенденциям и по реформам, которые происходят якобы на бумаге. Онлайн-образование как раз, наоборот, актуально, нужно совместить одно с другим, коронавирус только это подталкивает. Единственное, нужно урегулировать эту форму обучения. Потому что много времени занимает подготовка к урокам-онлайн, втрое больше, чем обычно. От этого перегружены учителя, страдает зрение, у детей та же проблема. А на самом деле, кто учился в школе, тот и онлайн учился, а кто нет — имеет дополнительные бонусы. С другой стороны, дети были под присмотром родителей, которые немного ближе познакомились с программами обучения.

Если обучение в режиме онлайн, то нельзя оставлять дома детей одних. Чтобы кто-то один из родителей оставался с ними, государство должно платить им и зарплату. Но никто ничего не продумывал, все сбросили на учителей с надеждой, что они вытянут. Если онлайн-обучение комбинируется с обычным, то ничего страшного нет. Но некоторые предметы нужно преподавать только в школе, нужно что-то поучиться делать руками, потому что это как пообедать онлайн.

Дети перестали учиться в массовом порядке, потому что у многих нет внутренних стимулов, а у большинства — внешних. И так по всему миру. У детей нет мотивации к изучению определенных предметов. Кто-то учился хотя бы ради оценки, но понимает, что оценки все равно поставят, аттестаты раздают тоже всем подряд. Предмет, который изучается даже дополнительно для ВНО, не сдается, а должен был. Это привело к колоссальной деградации. Приведу простой пример — ребенок учится 11 лет в школе и не знает родного языка, не говоря уже о математике. Посмотрите на результаты ВНО, и это еще так себе, потому что идут сдавать те, кто готовился. Нужно сдавать большинство предметов как экзамен, так как все привыкли, что оценку подарят. Неясно, зачеп это образование нужно, потому что и работы нет.

«УВИДИМ РАЗДЕЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ НА ТЕХ, КТО ТРЕБУЕТ РЕФОРМ, И ТЕХ, КТО ПАССИВНО НАБЛЮДАЕТ»

Светлана БЛАГОДЕТЕЛЕВА-ВОВК, соучредитель ОО «Точка роста: образование и наука»:

— Пандемия повлияла на образование, и очень серьезно. Осенью увидим последствия в экономическом плане. В образовании, с одной стороны, есть положительные изменения, поскольку запущены механизмы создания новой модели обучения, в которой произошла переконфигурация образовательного пространства субъектов, которые будут оказывать эти услуги, изменились запросы людей на образование. Негативные последствия в том, что для большинства потерян ресурс, на котором держалась вся система образования.

В формате дистанционного образования отсутствует воля, которая направит ребенка к обучению, без этого он не будет качественно учиться. Обычно требуется фактор воли учителя и родителей. Если этого фактора нет в условиях удаленного обучения, то есть оно не было организовано, как в большинстве районных центров, в селах, где дети имели формализованное обучение, когда на вайбер направлялись задания и ответы, то происходит имитация.

Читайте также на DOSSIER:  Вакцина от коронавируса для украинцев, или Двоечники, посмотрите на Израиль

Конечно, есть дети с тягой к обучению, но для большинства нужен пример, внешний стимул. А единственное, что обеспечивает успеваемость ребенка, — это воля учителя. В тех семьях, где эту волю взяли на себя родители, дети не подверглись воздействию карантина, даже получили лучший результат.

Действительно, в краткосрочной перспективе будут негативные последствия. По большому счету к этому мы шли. Вспомним, как университеты зимой не работали, студенты были неизвестно где, очная форма обучения превратилась в неизвестно что.

Конечно, увидим разделение населения на две группы: на тех, кто заинтересован и понимает ситуацию, кто будет требовать реформ, движения вперед, а с другой стороны, будет группа пассивных наблюдателей, и судьба их будет складываться не так, как того хотелось бы в условиях дисциплинированного похода в школу.

Но не нужно делать из этого трагедию. Нужно понимать, чтобез участия семей мы не сможем ничего сделать. Есть запрос семей на образование своих детей? Вопрос большой. Идея о том, что школа — это большая камера хранения, становится все более популярной, потому что достигли такого уровня, что можно особо ничем не заниматься и одновременно неплохо жить. Скорее всего, это нас будет ждать в будущем. Люди с низкой и высокой производительностью будут дифференцированы.

«ТРИ МЕСЯЦА УПУСТИЛА, ПОТОМУ ЧТО НИ МОН, НИ МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ НЕ СФОРМИРОВАЛИ ПЛАН РАБОТЫ ШКОЛ ПРИ ВСЕМ ЧЕТЫРЕМ СЦЕНАРИЯМ»

Александр КОЗЛОВСКИЙ, руководитель Львовской средней общеобразовательной школы восточных языков и восточных боевых искусств «Будокан»:

— Есть рекомендации МЗ и МОН, что территория страны делится на четыре зоны, есть дети, которые с 1 сентября смогут продолжить достаточно качественно очное образование, а есть дети, которые продолжат то, что было с марта по май. А система как была не готова, так не готова до сих пор — технически тоже. Некоторые смогут начать учить детей качественно, другие — без финансовой и технической поддержки со стороны государства и местных органов власти — нет, эти заведения будут не способны за короткий промежуток времени что-то сделать. Три месяца мы потеряли, потому что ни МОН, ни местные органы власти не сформировали план работы школ при всех четырех сценариях. Не были направлены средства на техническую поддержку школ. За три месяца лета учителя не прошли курсы, как составлять программы дистанционного обучения, потому что без программ это не имеет никакого смысла.

За четыре месяца можно было сделать достаточно много, не нужно особых талантов и особых ресурсов. Нужно понять, для дистанционного обучения нужны государственные программы. У нас существует полчище государственных чиновников в учебно-методических центрах образования, которые а-ля пишут программы для помощи учителям, но их даже никто не пытался впрячь, чтобы они написали хотя бы программы для НУШ.

«ШКОЛАМ ДАЛИ РЕКОМЕНДАЦИИ И ПОСТАВИЛИ В ОПРЕДЕЛЕННЫЕ РАМКИ, А ЧТО БУДЕТ ПРОИСХОДИТЬ У НИХ — ЗАВИСИТ ОТ ПЕДАГОГОВ»

Валентина КРЫЖАНОВСКАЯ, заместитель руководителя Львовской средней общеобразовательной школы восточных языков и восточных боевых искусств «Будокан»:

— Мы разрабатывали план действий для школ на случай всех возможных сценариев, потому что для этого нужно стратегическое и нелинейное мышление. Мы думали, что можем чем-то помочь, но наши предложения не заинтересовали управленцев образования ни на местном, ни на государственном уровне. Печально, что люди полагаются на свой очень узкий опыт и не черпают информацию из внешних ресурсов. Потому что то, что происходит с образованием в период каких-либо чрезвычайных ситуаций, это просто ситуативная реакция, никто к этому никогда не готов. Нужно подготовиться и вывести дистанционное обучение на государственный уровень, чтобы оно могло внедряться даже тогда, когда нет угрозы жизни и здоровью детей.

Читайте также на DOSSIER:  В Ukrlandfarming обвинили Сытника в уничтожении 37 предприятий

Но пока школам дали только рекомендации, как разместить группы и рассеяться в помещении, то есть нам ставят рамки, а что будет в них происходить — зависит от педагогов. И здесь будет видно, в каких школах хорошие команды и учителя, а в каких просто отбывают от звонка до звонка.

Хотелось бы коммуникации государства с нами. Вот если для работы дошкольных учреждений было какое-то обучение для воспитателей, руководителей этих учреждений, то со средним образованием ничего не происходило. Во Львове было несколько вебинаров ни о чем, как пользоваться Googleclass, это даже унизительно было слушать.

Пока не будет государство слышать людей на местах, активных директоров, ничего не произойдет. Через 12 лет получим необразованных людей. В начальной школе если первые два года ребенок не получит необходимых знаний, он не получит качественного образования в целом. Если ребенок может это догнать и родители помогут, то хорошо, но в основном будем иметь просто невежественных граждан, которые будут голосовать на выборах и выбирать для нас, стариков, наше будущее.

«ОБРАЗОВАНИЕ С КЛАССНО-УРОЧНОЙ СИСТЕМЫ ОСТАНЕТСЯ В НЕБОЛЬШОМ СЕГМЕНТЕ»

Оксана МАКАРЕНКО, соучредитель ОО «Смарт Образование»:

— После карантина мир будет меняться. Читала много прогнозов мировых экспертов, в образовании будет происходить постепенный переход к массовому онлайн-обучению. Это экономически более выгодная система, и это дает больше равных шансов на качественное образование, включая детей в сельских регионах. Мы видели результаты PISA, что дети в селе отстают на два года от своих сверстников в городах. В принципе онлайн-обучение дает возможность слушать лекции и получать знания от лучших учителей.

Но в целом образование в таком виде, каком мы его знаем: школа, классно-урочная система, учителя, останется в небольшом частном сегменте. И этот переход будет происходить в течение пяти лет, хотя такой прогноз давали на 10 лет. Карантин ускорил этот тренд. Другой вопрос — как дети, учителя и вся образовательная система смогли адаптироваться к такому способу обучения. Мы еще не видели в нашей стране настоящего дистанционного образования, это была вынужденная реакция, чтобы дать детям хоть какое-то обучение. Серьезной подготовки со стороны государства, которое предложило платформу для онлайн-образования с хорошими материалами, не было, а учителей не учили цифровым навыкам.

Но мышлению человек научится от человека, так же коммуникации, то есть навыки, которые не могут быть получены только онлайн. Все равно должна быть смешанная форма обучения. Кроме того, существуют возрастные особенности для такого обучения. Поэтому надо подготовиться тщательно, так как только 10% родителей готовы сознательно переходить на дистанционное образование, хотя в карантин их было 2%. Я за развитие такой формы обучения, но это должно быть постепенно, с хорошей подготовкой, чтобы на такую форму обучения переходили те, кто хочет, может и видит свои преимущества.