«Я – сторонник радикальных налоговых изменений». Как планирует спасать экономику заместитель главы ОП Ростислав Шурма. Интервью

Ростислав Шурма

Замруководителя Офиса президента Ростислав рассказал Forbes о взгляде ОП на ключевые проблемы украинской экономики во время войны. Как разрешить спор между НБУ и Минфином, актуальны ли кардинальные налоговые изменения, как Украина готовится к отопительному сезону? Интервью

Заместитель главы Офиса президента Ростислав Шурма – третий топ-чиновник из экономического крыла руководства страны после главы НБУ и министра финансов, с которым Forbes пообщался в течение прошлой недели.

Противоречие между Минфином и Нацбанком относительно того, как финансировать разорванный войной госбюджет и сколько денег можно относительно безболезненно для этого печатать – один из ключевых вопросов к Шурме. ОП, как сообщают собеседники Forbes, причастные к Банковой и правительству, выступает в этой дискуссии неформальным «арбитром».

Однако это далеко не единственная роль и сфера ответственности экономического зама Андрея а. Именно Шурма вместе с Ермаком в мае принимал в ОП делегацию представителей бизнес-сообщества, выступивших против Даниила а. Сейчас в «пайплайне» его задач – госпрограммы поддержки бизнеса, ипотека, подготовка к отопительному сезону и даже проект радикальной налоговой реформы.

Какие детали может раскрыть «главный по экономике» из Офиса президента?

Это сокращенная и отредактированная для ясности версия интервью Ростислава Шурмы.

«10% – налог на прибыль, 10% – НДФЛ и 10% – НДС»

В середине мая ряд бизнес-объединений выступил с призывом к президенту уволить руководителя налогового комитета ВР Даниила Гетманцева и в целом изменить подход к формированию экономической политики. Как в ОП восприняли этот демарш?

Во-первых, я бы не называл это демаршем. Была инициатива отдельных даже не столько предпринимателей, сколько общественных деятелей.

Мы активно вовлекаем и общественных деятелей, и бизнесменов в процесс формирования решений. Другое дело, что далеко не всегда результат соответствует их или моим ожиданиям, ведь это всегда сложный консенсус. Даже внутри бизнеса разные ассоциации по-разному смотрят на одну и ту же проблему.

Есть ли среди обсуждений налоговая реформа?

Окончательного решения еще нет. Но да, мы действительно обсуждаем модель, которая называется «10–10–10»: 10% – налог на прибыль, 10% – НДФЛ и 10% – НДС, а также отмена ЕСВ и военный сбор 3%. Однако при этом почти полная отмена всех льгот, усиление ответственности за нарушение налогового законодательства и такие вещи, как, например, доступ налоговой к информации о банковских счетах для предотвращения уклонения от уплаты налогов.

Мы не предлагаем ничего уникального. Например, в США ответственность за нарушение налогового законодательства является самой большой среди всех возможных правонарушений. В то же время мы хотим создать модель, которая позволит Украине быть конкурентной с налоговой точки зрения, в том числе и для глобального бизнеса.

К сожалению, мы пока не пришли к консенсусу в этом вопросе, но надеюсь, в ближайшие месяцы – полгода сможем принять новую налоговую модель.

Что мешает сделать это безотлагательно, как, в частности, предлагают подписанты майского письма президенту?

Читайте также на DOSSIER:  Бюро экономической безопасности может превратиться в мощный и нужный правоохранительный орган: что для этого нужно

Прежде всего возникает вопрос, что будет с поступлениями в бюджет в ближайший год. Бюджет сейчас и так не сбалансирован: за счет собственных доходов мы с трудом закрываем 30% своих потребностей.

При этом ни у кого не вызывает сомнений, что подобная модель даст серьезный импульс экономике в долгосрочной перспективе. Но что делать в ближайшие годы? Для этого нужно понимать, какие у нас могут быть явные компенсаторы. К примеру, если все без исключения начнут добросовестно платить налоги по пониженным ставкам.

Также, с чисто налоговой точки зрения, у нас недостаточно облагаются налогом такие вещи, как загрязнение окружающей среды или вредное потребление, то есть табак, алкоголь, нефтепродукты. Еще одна идея – налоговые стимулы для развития перерабатывающей промышленности, предполагающие отмену возмещения НДС на сырьевые товары.

Каково ваше понимание – способна ли экономика адаптировать такую реформу без существенных потерь для бюджета?

Я большой сторонник таких радикальных налоговых изменений, причем считаю, что их, пожалуй, нужно вводить сейчас. Это также наш уникальный шанс изменить культуру уплаты налогов в стране. Однако это действительно очень ответственное решение, поэтому мы должны принимать его только когда достигнем консенсуса.

Вы поддерживаете идею дополнительного сбора с операций по покупке валюты под импорт?

Мы рассматриваем этот налог как не столько способ наполнения бюджета, сколько средство борьбы со спекулянтами. Этот налог должен снизить спрос на валюту со стороны недобросовестного бизнеса, пользующегося возможностью производить расчеты в течение 180 дней. Соответственно, это выравняет платежный баланс и снизит давление на гривну.

Минфин, комментируя этот сбор, выражал опасения, что следствием может стать переход части импортеров в тень и соответственно снижение всех налогов в целом.

Конечно, в любом подобном решении есть свои риски. Но я считаю, что это позволит нам решить две фундаментальные задачи: снизить спекулятивный спрос на валюту и усилить позиции национального производителя.

«Эмиссия гривны может спокойно составлять от 30 до 60 млрд грн в месяц»

Минфин и НБУ сейчас чуть ли не конфликтуют из-за финансирования госбюджета за счет эмиссии гривны. Нацбанк говорит, что это может загнать экономику в тяжелый инфляционный кризис, Минфин показывает разрыв между доходами и расходами, в том числе на оборону. Чьи аргументы вам более близки и как, на ваш взгляд, можно сбалансировать долгосрочные риски для экономики и неотложные потребности бюджета в деньгах?

Институционный конфликт между НБУ и Минфином – это нормальная ситуация для развитых стран. Другое дело, что в экстремальных ситуациях они должны работать как одна команда. К сожалению, нам этого не хватает.

Но, надеюсь, мы сможем сблизить эти позиции и найти разумный уровень монетарной поддержки, который поможет закрыть проблемы бюджета и не создаст чрезмерного девальвационного давления.

По расчетам мы понимаем, что при сбалансированности экспортно-импортных операций, решении вопроса с выплатой госдолга и существенной поддержкой международных партнеров эта сумма может спокойно составлять от 30 до 60 млрд грн в месяц. Это диапазон, который не создает проблем.

Читайте также на DOSSIER:  Национальный союз журналистов Украины заявил, что закон о медиа может "бросить на Зеленского тень диктатора"

К примеру, мы разблокировали ситуацию с зерном, далее – благодаря сбору в 10% на валютные операции уберем $1–2 млрд спекулятивного спроса на валюту. Если уровень поддержки партнеров сохранится, то это означает, что платежный баланс выровняется, то есть мы сможем обеспечить поддержку бюджета более 30 млрд грн в месяц без значительных рисков для валюты.

Почему все-таки мы не видим совместной работы Минфина и НБУ? Проблема именно в догматичности лично и Шевченко?

Было бы некорректно давать оценку персоналиям, но, как мне кажется, слишком догматический подход у обоих институтов.

«Поддержка бизнеса будет даже в самом консервативном бюджете»

Сработали ли программы поддержки бизнеса, запущенные во время войны – кредиты под 0%, гранты для аграрной и ИТ-отраслей, малого и среднего бизнеса? Какая из них самая успешная?

Абсолютное большинство этих программ сработало. Очень успешными были кредиты под 0% для аграриев. Во многом благодаря ей мы смогли провести весной посевную: более 80% необходимой территории было засеяно. Кредиты на 38,5 млрд грн привлекли 18 000 аграриев. Кроме того, МСБ получили около 46,26 млрд грн.

Планируется ли дополнительная поддержка бизнеса?

Один из проектов – доступная ипотека, программа, которую мы начали разрабатывать еще до войны. Кто-то может сказать, что это не самое актуальное направление сейчас. Но международный опыт и практические расчеты говорят об обратном. К примеру, само строительство стало основным драйвером экономики послевоенной Европы и Америки 50-х–60-х годов.

Жилищное строительство имеет высокий уровень локализации – до 95%. Также здесь высокий мультипликативный эффект для других отраслей: производства бетона, цемента, стекла, добычи щебня, известняка, песка и т.д. Кроме того, это большое количество новых рабочих мест, потому что, в отличие от перерабатывающих предприятий, здесь низкий уровень автоматизации.

В Украине традиционно большая часть населения не обеспечена достаточным количеством квадратных метров. Более 80% жилищного фонда – это старые советские постройки. Эта проблема особенно актуальна сейчас, когда около 10 млн украинцев покинули собственные дома, а миллионы из них не могут вернуться, потому что их жилье разрушено или повреждено.

Как будет работать ипотечная программа?

Программа стартует 1 октября: ипотечный кредит на 20 лет в гривне, первый взнос – 20% стоимости жилья. Программа предусматривает два вида процентной ставки – 3% для военнослужащих, работников сектора обороны, медицинских работников, ученых и педагогов. Для всех остальных – 7%.

Оформить ипотеку можно будет онлайн через приложение «Дия» или через приложения банков. Единственное, что нужно сделать оффлайн – подписать соглашение. Весь процесс должен занять до 48 часов.

Какие еще программы разрабатывает государство?

Масштабная средняя и малая приватизация. Цель – не столько наполнить бюджет за счет приватизации, сколько запустить новые предприятия и создать рабочие места. Программа заработает в ближайшие месяцы.

Читайте также на DOSSIER:  Госфинансирование партий на 2023 год рассчитали по неверной формуле — Чесно

Мы не исключаем со временем запуска и крупной приватизации. Пока мы не видим большого количества инвесторов, которые готовы вкладывать сотни миллионов долларов в большие объекты. Причины очевидны – военные риски. Если мы увидим интерес инвесторов к конкретному проекту, то выставим его на конкурс. Надеюсь, три-четыре таких объекта в этом году мы сможем передать на приватизацию.

Есть ли у государства системное решение по страхованию рисков?

Готового механизма нет, мы над этим работаем. Вопрос в модели страхования, которая должна быть доступна. Бизнес не сможет платить 5–7% в год.

Отдельный вопрос – создание гарантийного фонда, из которого при наступлении страхового случая будут выплачиваться средства. Один из возможных источников – фонды международных финансовых институтов. Мы ведем переговоры со Всемирным банком и другими организациями. Второй вариант – возмещение за счет российских репараций. Сейчас мы рассчитываем возможные варианты.

Уже в сентябре Минфин должен представить первую редакцию бюджета-2023. Очень вероятно, что она будет консервативной и настроенной на максимальную экономию. Может ли быть, что в следующем году у государства просто не найдется ресурсов для поддержки бизнеса?

Поддержка бизнеса всегда найдет свое место даже в самом консервативном бюджете. Другой вопрос – каков масштаб этих программ.

«Государство не может финансировать такой большой и неэффективный госаппарат»

Стоит ли осенью ождать масштабной реформы госаппарата?

Окончательного решения пока нет, но сейчас действительно идет активное обсуждение реформы всей системы госуправления.

Госаппарат в Украине исторически избыточен. Это, с одной стороны, очень большой массив рабочих мест, с другой, большое количество чиновников создает лишние барьеры для граждан и бизнеса. И, что самое важное, государство не может себе позволить и дальше финансировать такой большой и неэффективный госаппарат.

Поэтому с высокой долей вероятности реформа госуправления будет предусматривать значительную диджитализацию и, соответственно, сокращение аппарата. В то же время, мы предложим людям, которые будут подпадать под оптимизацию, компенсации и будем помогать с трудоустройством.

Как, по вашим ожиданиям, пройдет нынешний отопительный сезон?

Это будет один из самых трудных отопительных сезонов в истории, поэтому мы очень тщательно к нему готовимся. Но могу сказать, что мы аккумулируем достаточное количество газа и угля, чтобы пройти этот период спокойно. Единственный риск – действия врага, не знающего никаких красных линий. Но и на этот случай у нас есть планы «B» и «C».

Планируете ли продолжить довоенную программу термомодернизации?

Да. Думаю, что первые пилоты начнем запускать в течение ближайших после отопительного сезона нескольких месяцев.

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки