Взгляд из Киева. Стоит ли Путину начинать войну с Украиной

войну с Украиной

Запад, по крайней мере, перестал гадать, что будет делать Путин, и вступил в новую фазу. Он начал думать так же, как думают украинцы

С точки зрения международных обозревателей, президент России Владимир Путин то ли начнёт новую войну с Украиной, то ли нет. А с точки зрения украинцев, эта война уже началась, когда Путин аннексировал Крым в 2014 году, и с тех пор она продолжается. Тысячи украинцев уже получили опыт боевых действий против российских войск. Именно поэтому политики в Киеве не озабочены гаданиями о том, что Путин будет делать дальше; они сосредоточены на том, что им нужно делать сегодня.

Такой настрой мыслей украинцев объясняется трезвой оценкой потенциала, ресурсов и влияния страны. Украинские лидеры понимают, что они обязаны готовить армию, уменьшать экономические последствия этого кризиса, находить как можно больше союзников. Они не придирчивы к получаемой помощи от Запада. Они с благодарностью примут любую помощь, понимая, что даже небольшой вклад может оказаться решающим.

Хотя украинцам приходится готовится к войне, на уме у них мир, потому что именно за мир они сражаются уже восемь лет. Они не спорят о том, будет война большой или маленькой, вестись в воздухе или на земле, вокруг городов или в сельской местности. Создаётся впечатление, что они слишком оптимистично настроены для подобной ситуации. Один из ведущих военных экспертов сказал мне: «Славомир, у меня три дочки, а самой младшей — год. Как я могу не быть оптимистом?».

С точки зрения Кремля, Украина уже действует как член не только НАТО, но и Евросоюза

Тем временем западные СМИ публикуют больше аналитических статей, прогнозов и мнений, чем может прочитать человек, хотя факты указывают одновременно и на неизбежность, и на бесполезность войны. Путин должен напасть, потому что он потеряет лицо, если не сделает этого. Находясь в последней фазе своего долгого правления, он пришёл к выводу, что для его наследия будет непоправимым ударом, если он не вернет Украину под твёрдый контроль России.

Он также знает, что сейчас у него последний и самый лучший шанс. США заняты Китаем. В Германии новое, не очень опытное коалиционное правительство, в котором ведущая партия склоняется к более дружественным позициям в отношении России. Президент Франции Эммануэль Макрон занят перевыборами. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон вот-вот потеряет власть. Европа в целом зализывает раны после пандемии и остаётся безнадёжно зависима от российского газа.

Кроме того, модернизировав армию вместо экономики, Россия должна ковать железо, пока горячо. Путин накопил астрономическую сумму валютных резервов ($620 млрд), избавил экономику от долларовой зависимости, вернул активы олигархов. Всё это для того, чтобы подготовиться к нынешнему моменту. Экономические условия, содействующие вторжению, не будут снова столь благоприятными в обозримом будущем. Но прежде всего, Путин понимает, что, если он отступит сейчас, после двух масштабных мобилизаций армии, Запад перестанет воспринимать Россию всерьёз. НАТО продолжит укреплять своё присутствие в Восточной Европе, а США забудут о любых уступках, которые они могли бы предложить. Украина совершенно явно и неумолимо отдаляется от России. Более того, вопрос, вступит Украина официально в НАТО или нет, с каждым днём теряет своё значение, потому что де-факто она уже стала частью этого альянса. Она приняла стандарты НАТО, модернизируя армию, и согласилась на поставки оружия из стран НАТО.

С точки зрения Кремля, Украина уже действует как член не только НАТО, но и Евросоюза. С каждым годом она консолидирует свою государственность, утверждает свою идентичность, углубляет связи с ЕС, своим крупнейшим экономическим партнёром. Украина стала частью общего рынка Евросоюза, у неё безвизовый режим с ЕС, и она даже добилась энергетической независимости от России, что было совершенно невообразимо ещё совсем недавно.

Однако Путин реально считает украинцев русскими, о чём он написал в своём манифесте. Может быть, их немного худшей версией, но, тем не менее, русскими. И союзники Путина услышали этот сигнал. Даже министр обороны Сергей Шойгу (его отец — тувинец) и Рамзан Кадыров, президент Чеченской республики, начали называть украинцев «наш народ».

Но всё же, что может получить Россия, начав войну? У неё нет шансов на блицкриг или на быструю, решительную победу, которая даст России постоянный контроль над Украиной. Украинцы решительно предпочитают войну гнилому миру, и они не под каким видом не согласны на поражение. Они не ждут победу в прямом военном соперничестве с Россией; но они уверены, что смогут оказать достаточно сопротивления, чтобы убедить Россию: их нельзя завоевать.

Западная реакция будет одинаковой вне зависимости от того, будет ли эта война малой или большой. Новая российская атака на Украину в любом случае разрушит весь порядок в Европе, сложившийся после Холодной войны. Масштабные войны и оккупация вновь станут нормой. Кажется, что Запад, наконец-то, понял, что не может этого допустить.

После нескольких недель западной нерешительности даже Германия наконец-то прекратила разговоры о важности Северного потока-2 — газопровода, по которому предполагается поставлять газ напрямую в Германию из России в обход Украины. А Великобритания подготовила санкции против российских олигархов, которые уже давно используют Лондон как свою площадку и финансовую гавань.

В свете всех этих событий кремлёвские стратеги должны задуматься, а возможен ли в принципе успех в Украине. Война имеет смысл, если есть долгосрочные выгоды, которые можно получить, когда она закончится. Можно ли реально заставить 40 миллионов украинцев, которые выдержали восемь лет войны с Россией, быть лояльными Кремлю? Можно ли реально оккупировать, а затем умиротворить вторую по размерам европейскую страну? Фиаско США в Афганистане показало, что войны намного легче начинать, чем заканчивать. Россияне, несомненно, помнят свой собственный катастрофический опыт в Афганистане, способствовавший краху СССР.

Запад, по крайней мере, перестал гадать, что будет делать Путин, и вступил в новую фазу. Он начал думать так же, как думают украинцы.

 

Славомир Сераковский

Основатель движения Krytyka Polityczna, директор Института перспективных исследований в Варшаве и старший научный сотрудник Немецкого совета по международным отношениям

 

 

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки