Ради мира надо поверить в войну: экс-пленник «ДНР» Асеев объяснил, почему российская эскалация превратилась в блеф

российская эскалация

Бывший пленник террористов «ДНР», журналист и писатель Станислав считает, что Россия вряд ли решится на полномасштабную войну с Украиной. В качестве доводов в пользу того, что это блеф Кремля, он приводит недостаточное количество сил на границе и экономические риски.

Об этом журналист написал в своей колонке на «Радио Свобода». По его мнению, Кремль может сосредоточиться на других методах, среди которых также внутренняя дестабилизация Украины.

Почему масштабное вторжение маловероятно

Асеев привел данные западных и украинских разведок о том, что сконцентрированных вокруг украинских границ войск России недостаточно для захвата даже левобережной части Украины.

«По разным данным, возле границ находится до 120 тысяч российских военных, тогда как для наступления на такую территорию нужно минимум 500 тысяч», – отметил он.

При этом, продолжил журналист, стоит учесть сопротивление украинской армии и потери россиян, а у наступающей армии их всегда больше, чем у обороняющейся.

К этому Асеев добавляет проблему удержания оккупированной территории, напомнив также слова одного из бывших главарей «ДНР» Игоря Гиркина. Отметим, тот заявил, что полномасштабная война приведет к краху власти Владимира Путина.

В том же Киеве в случае захвата невозможно будет провести даже фейковые выборы по примеру Донецка и Луганска, поэтому придется ставить своих «гауляйтеров».

Новая «Чечня»

Журналист отметил высказывание премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона о том, что Путин рискует получить новую «Чечню» после вторжения.

«Действительно, Путин должен помнить, чем обернулась Чечня для России и понять, что значит получить вторую «Чечню», но уже размером с Украину. Такие операции никогда не проводятся без глубокого анализа настроений местного населения, которое при любой реальной социологии и обеспечит Кремлю вторую «Чечню», – подчеркнул Асеев.

Он напомнил и о разрушении фейка «русского мира» о защите русскоговорящих. А поэтому, когда русскоговорящие граждане будут отправлять в тот свет российских военных, будет тяжело объяснить, за что именно они гибнут.

Экономический и социальный кризис в России

Асеев отметил, что в случае отключения от SWIFT или остановки «Северного потока-2» Россия получит экономическую катастрофу, которая закрепиться огромными тратами на войну, если Путин таки решится на наступление. Тут он напомнил о падении на российских фондовых биржах.

Все еще больше усугубится недовольной бизнес-элитой, которая будет терять деньги из-за «царя». А десятки тысяч гробов с российским солдатами могут спровоцировать социальное напряжение по всей стране, полагает журналист.

На что Россия может пойти

Асеев считает, что намерение России признать оккупированные районы Донецкой и Луганской областей может использоваться как инструмент для давления на Запад. В случае признания «новых государств» Москва признает и «территориальные претензии» на остальные территории областей и может начать дестабилизацию фронта в сторону Мариуполя или Краматорска, но такой сценарий будет означать полный выход Кремля из минского и нормандского форматов.

Еще один вариант, который озвучил журналист, – это размещение ядерного оружия в Беларуси. Также он не исключает дальнейшего стягивания войск к границам Украины, но без наступления, чтобы торговаться с Западом.

Кроме того, Путин может не оставлять попытки дестабилизировать Украину изнутри при помощи кибератак, ложных сообщений о минировании и беспорядков в Киеве.

В целом, Асеев считает, что Россия испытывает дипломатические нервы коллективного Запада, параллельно легализуя военное освоение Беларуси и испытывая разные тактики дестабилизации в Украине.

В этой ситуации, подчеркивает он, НАТО отрабатывает собственные задачи и использует российскую угрозу как повод для увеличения и легализации своего присутствия в Восточной Европе.

Как действовать Украине

Журналист отмечает, что Украине сейчас нужно соответствовать известному выражению: хочешь мира, готовься к войне. Но если раньше этот тезис понимался буквально, то во времена гибридных войн даже блеф в виде намерения напасть должен отличаться только тем, что он не состоится.

«Все иное – скопление войск, пропаганда милитаризма, вывод посольства или разрыв дипломатических отношений – должны происходить по-настоящему. Задача информационного симулякра – убедить, что наступление возможно. Как от этого защититься? Точно также», – подытожил Асеев.

Юрий Сергиенко

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки