Встать, суд не идет. Почему Зеленский не может отреформировать украинское правосудие

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Судебная реформа — одно из условий продолжения сотрудничества Украины с Международным валютным фондом. В начале работы переизбранного в 2019-м парламента эта реформа якобы сдвинулась с мертвой точки. Но это была лишь иллюзия. Сейчас ситуация осложняется еще и конституционным кризисом, а партнеры Украины между тем ждут позитивных сдвигов. 112.ua разбирался в том, что власть успела сделать, а что – нет.

ВККС реформируется, правосудие стоит на паузе

Судебная система Украины довольно сложная. Она включает в себя не только суды разных уровней и различных специализаций, но и два отдельных органа – Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС) и Высший совет правосудия (ВСП). Чем занимаются эти органы? Если упрощенно, то надзором за судьями. ВККС и ОРУ набирают судей, увольняют и наказывают (если есть за что).

Понятно, что люди, работающие в этих институтах, должны сами быть образцами добродетели, потому что иначе они не будут иметь морального права судить (буквально и фигурально) других. А потому президент Владимир Зеленский начал свою реформу с того, что решил кардинально обновить и ВККС, и ВСП. И сначала это ему якобы удалось. Но потом начались сложности.

16 октября 2019 года Верховная Рада приняла внесение изменений в закон Украины «О судоустройстве и статусе судей». Этот закон автоматически прекратил полномочия действующего состава ВККС. Но новый состав комиссии так и не был избран – в частности, и за то, что уже в марте 2020-го Конституционный суд признал судебную реформу Зеленского не соответствующей Конституции Украины.

Последствия этого очевидны. Поскольку Высшая квалификационная комиссия де-факто отсутствует, сейчас не происходит набора судей на вакантные должности. В этой сфере образовался дефицит кадров, и примерно 25% судейских мест остаются пустыми.

По состоянию на сегодня в ВККС застряли 98 рекомендаций относительно назначения 467 кандидатов на должности судей местных общих судов и 76 кандидатов на должности судей местных административных и хозяйственных судов. Все эти рекомендации были предоставлены по результатам конкурсов, объявленных решениями ВККС до осени 2019 года.

Зеленский знает об этой ситуации и, чтобы хоть как-то на нее повлиять, обновляет состав комиссии по правовой реформе и поручает ей заняться «оздоровлением» судебной системы. Однако комиссия мало что может сделать без участия Верховной Рады, которая в условиях карантина собирается раз в неделю, да и то не регулярно. Кроме того, закон, касающийся судопроизводства, должен получить одобрение в КСУ, а работа Конституционного суда парализована.

К тому же есть еще один нюанс — оппозиционные к президенту фракции Рады остро критикуют его за внесенный им законопроект № 3711. Цель этого документа – разблокировать наконец Высшую квалификационную комиссию судей и запустить ее работу. При этом камень преткновения – это участие (или неучастие) в этой работе иностранных экспертов. За данный пункт Зеленскому достается сразу с обеих сторон: часть оппозиции ругает его за прогиб перед Западом, часть – за то, что этот прогиб недостаточен.

В предыдущей версии судебной реформы Высшую квалификационную комиссию должна была формировать другая комиссия — по добропорядочности и этике. Она в свою очередь должна была быть сформирована при участии иностранных рефери. В законопроекте № 3711 такая комиссия отсутствует в принципе. Хотя принцип привлечения иностранцев как третейских судей сохраняется — они будут участвовать в формировании ВККС.

Читайте также на DOSSIER:  Олигарх в законе. Как Петру Порошенко могут запретить участвовать в выборах президента

«Отбор будет осуществляться конкурсной комиссией в составе представителей судейского корпуса и международных экспертов. В частности, предлагается, чтобы в состав комиссии входили три человека из числа судей или судей в отставке, предложенные Советом судей Украины, и три человека из числа международных экспертов, определенные Высшим советом правосудия на основании предложений международных и иностранных организаций, которые предоставляют Украине международную техническую помощь или осуществляющих свою деятельность в области юстиции и/или в сфере судебной власти, и/или в сфере предотвращения и противодействия коррупции», — говорится в законопроекте.

Надзирать же за процессом формирования ВККС должен ВСП — Высший совет правосудия.

ВРП: очистить еще не очищенных

Но как быть в том случае, если вышеупомянутые «международные организации» не пришлют своих представителей? Законопроект Зеленского предлагает в таком случае задействовать фигуру омбудсмана: кого он/она посоветует, те и присоединятся к формированию ВККС. За это положение президента критикуют тоже: мол, омбудсман может оказаться ангажированной персоной.

Оппозиция напоминает: на нынешнюю уполномоченную по правам человека Людмилу Денисову, как свидетельствуют обнародованные НАБУ записи, имеет большое влияние председатель Окружного админсуда города Киева Павел Вовк. То есть к ее кандидатуре возникает немало вопросов.

Но и это не все, поскольку, как уже было сказано, последнее слово при формировании комиссии остается за советом правосудия. Более того: законопроект президента предлагает предоставить этому совету дополнительные полномочия и полностью подчинить ей вновь созданную комиссию. То есть, даже если удастся сформировать хороший состав, она будет просто выполнять указания ВСП. А если члены комиссии будут сопротивляться, то совет заблокирует ее работу из-за отстранения отдельных членов.

Так каков выход из этой крайне запутанной и непростой ситуации?

Оппозиция, ориентированная на Запад, утверждает, что и Высший совет правосудия должен формироваться с участием международных «смотрящих». Частично это совпадает с выводами Венецианской комиссии, которая критикует реформу Зеленского и замечает, что:

  • в очистке ВСП должна принять участие независимая от нее комиссия, в состав которой должны входить международные эксперты;
  • комиссия должна рекомендовать, кого из членов ВСП увольнять из-за недобросовестности, но окончательное решение должно быть за украинскими субъектами, которые имеют на это право;
  • комиссия должна проверять будущих кандидатов в ВСП, и только те, добродетель которых подтвердит комиссия, могут быть назначены на должность.

Именно этот пункт, то есть реформирование совета, фигурирует и в пакете евроинтеграционных договоренностей Украины, и в меморандумах с МВФ. И именно он не выполняется.

« Зеленский снова встает на те же грабли и даже не учится на собственных уроках. Ведь его первая попытка реформировать суды провалилась с треском в январе этого года именно из-за Высшего совета правосудия. И сейчас президент снова дает нереформированному органу все полномочия на реформирование судебной системы, что даже звучит абсурдно. Только по анализу законопроекта понятно, что в Офисе президента не хотят никакой судебной реформы, которую обещали избирателям», — комментирует эксперт Центра противодействия коррупции Галина Чижик для 112.ua.

Тем временем в самой ВСП категорически не согласны с тем, что орган надо «очищать», а тем более с помощью иностранных представителей. Глава этого органа Андрей Овсиенко в комментарии РБК-Украина заявил, что состав совета обновляется постоянно и регулярно, а понятие «добродетель» вообще не имеет юридического обоснования.

Читайте также на DOSSIER:  С 1 сентября 2021 года вводятся новые нормы школьного питания

«До сих пор законодательно критерии добропорядочности не установлены, и предъявлять претензии о несоответствии того, что нормативно не определено, на мой взгляд, неправильно», – считает он.

А насчет участия иностранцев в процессе отбора и проверки членов украинского госоргана, то Овсиенко считает это посягательством на суверенитет.

И все-таки «очистка» ВСП с участием иностранных специалистов состоится. Министр юстиции Денис Малюська уже сообщил, что его ведомство занимается разработкой соответствующего документа. Как это будет коррелировать с законопроектом, написанным президентом, пока не ясно. Впрочем, законопроект № 3711 касается, скорее, ВККС, а не ВСП. И уж точно не может претендовать на то, чтобы считаться путеводителем в судебной реформе как таковой.

Потому что кроме Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета правосудия в Украине есть и другие судебные инстанции, которые требуют внимания.

Когда два Верховных суда хуже, чем один

В это трудно поверить непосвященным, но в дополнение к куче других проблем в Украине сейчас действуют два Верховных суда. И называются они почти одинаково, разница лишь в одной букве. В 2016 году, еще при президентстве Петра Порошенко, был ликвидирован старый Верховный суд Украины (ВСУ) и создан новый – просто Верховный суд (ВС). Казалось бы, мелочь, но только не в украинских условиях.

Потому что в 2016-м, распуская ВСУ, в отставку отправили всех «старых» судей, и, чтобы попасть на работу в новый ВС, они вместе с другими юристами должны были пройти конкурсный отбор. По замыслу авторов реформы, такая процедура позволила бы очистить высшую судебную инстанцию от недобропорядочных судей.

Однако судьи ликвидированного ВСУ сразу обратились с представлением в Конституционный суд, в котором отстаивали позицию, что Верховная Рада, закрепив на законодательном уровне порядок прекращения деятельности и ликвидации ВСУ, вышла за пределы своих полномочий, определенных в Конституции Украины. Ожидая решения, ликвидацию старого суда приостановили, хотя формирование нового ВС продолжили. Несколько судей ВСУ отказались уходить в отставку или участвовать в конкурсе в новый ВС.

Сейчас же, после четырех лет рассмотрения представления, КСУ пришел к выводу, что ликвидация ВСУ и уменьшение суммы пожизненного денежного содержания судей в отставке, которые не прошли квалификационное оценивание, являются неконституционными и обязал Верховную Раду привести ситуацию в соответствие с требованиями закона.

К каким же шагам прибег президент Зеленский, чтобы исправить ситуацию? Прежде всего, в его законопроекте отменяется норма о сокращении судей Верховного суда (потому что изначально состав ВС должен был сократиться с 200 до 100 судей). Также документ отменяет решение о сокращении их зарплаты.

Так, согласно законопроекту Зеленского, судья Верховного суда будет иметь оклад в 75 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц, размер которого установлен на 1 января календарного года (ранее зарплатная ставка соответствовала 55 минимумам). Например, если брать прожиточный минимум на 1 января 2020 года, то зарплата судьи составит 157 650 грн. Если судей 200, то на их зарплату в месяц надо 31,5 млн грн.

Читайте также на DOSSIER:  AgoraVox: Зеленский использует санкции и обострение на Донбассе, как ширму для «большой приватизации»

Однако дело не в деньгах, хотя примечательно, что глава государства решил увеличить расходы на содержание судебной системы. Дело в том, что выход из коллизии о двух «одинаковых» судах пока не найден. Об этой проблематике якобы забыли совсем, тем более что из конфликта вокруг Верховного суда вырос другой конфликт. Дело в том, что дела, возбужденные против государственных органов, должен рассматривать именно Верховный суд как суд первой инстанции (и это также указано в меморандуме с МВФ).

Однако пока функционирование Верховного суда тормозится из-за неопределенности того, что делать со «старыми» судьями, эту категорию дел рассматривает Окружной административный суд Киева (ОАСК), который тоже попал в эпицентр скандала.

ОАСК: ликвидировать нельзя оставить

Окружной административный суд Киева устоял и при судебной реформе Порошенко, и при попытках реорганизовать правосудие президентом Зеленским. А его председатель Павел Вовк избежал переаттестации, которую должны были пройти все без исключения украинские судьи.

Но на этом везение Вовка завершилось. На судью появился компромат, обнародованный НАБУ и Генпрокуратурой, а именно – «пленки Вовка», то есть записи, которые велись в его кабинете. На этих пленках построила свою атаку НАБУ, утверждая, что Вовку можно инкриминировать попытку «захвата власти» и «создания преступной организации». Сам фигурант любые обвинения подобного рода отвергает.

Будет ли расформирован ОАСК, учитывая возможную коррупцию? В пресс-службе главы государства отметили следующее:

«Подчеркнем, что порядок образования и ликвидации судов четко урегулирован на законодательном уровне. Согласно части второй статьи 125 Конституции, суд образуется, реорганизуется и ликвидируется законом, проект которого вносит в Верховную Раду президент после консультаций с Высшим советом правосудия».

А дальше речь идет о том, что президент поручил начать консультации с ВСП «для наработки прозрачной и корректной процедуры, которая позволила бы решить вопрос ОАСК и снять определенное напряжение в обществе относительно этой ситуации». Информацию о начатых консультациях подтверждает и заместитель главы Офиса президента Андрей Смирнов.

«На прошлой неделе (речь идет о 16-22 ноября) от Офиса президента в адрес Высшего совета правосудия было официально направлено письмо, в котором мы просим ВСП определиться с позицией по этому вопросу. Так и проходят эти консультации», — отметил Смирнов.

Но в Высшем совете правосудия получение эпистолы с Банковой отрицают.

«Формальные консультации не начались. На данный момент из Офиса президента никаких документов или запросов к нам не поступало», – сказал председатель ВРУ Андрей Овсиенко.

Так, несмотря на помпезные проведения одной из важнейших в Украине реформ, изменения в судебной системе поставлены на «паузу». И, когда они наконец получат «пуск», не может спрогнозировать никто.

Наталья Лебедь