В ожидании реформы. Существует ли единство в медицинской среде?

медицинской среде
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Почему медицинское сообщество в Украине разрозненное и не может договориться по поводу реформы? Отвечает эксперт.

Когда ждать положительных изменений в медицинской сфере? Что мешает внедрению реформы? Быть ли врачебному самоуправлению в Украине? Рассказывает СЕО агентства Здоровые коммуникации Наталья Тулинова.

Украинская медицинская система — история совсем не новая. Это те же ржавые вагоны, стоящие на колесиках и щербатой колее медицинской системы эпохи Советского Союза.

Часто можно наблюдать то же отношение, те же подходы и иногда протоколы, аналогичную систему лечения и даже краску на стенах и обшарпанные дермантиновые  «театральные» стулья.

Такого еще много, хотя уже третий год подряд мы  наблюдаем  движение в сторону реформирования и трансформации. В некоторых учреждениях и регионах — довольно успешное.

Например, столичные больницы, и не только, меняются и делают шаги в направлении положительных изменений. Впрочем, где-то за яркими навигационными указателями по больнице, корпоративной одеждой врачей, информационными брендированными стойками и новыми пластиковыми дверями кроется заскорузлая, неповоротливая, местами протухшая система взаимоотношений между врачами, между звеньями в медицине, между первичкой и вторичкой, зачем далеко ходить.

Во всех опросах врачей, отдельных учреждений или общих анкетированиях, которые проводит наша компания Здоровые коммуникации, специализирующаяся на бизнес-помощи медицинским учреждениям, одной из наболевших тем остается система взаимоуважения и согласований между двумя такими важными для пациента уровнями. От согласия которых часто может зависеть его здоровья или жизнь.

И именно они, как раковая опухоль, держат в тисках и новое поколение медицинских работников, и врачей, и чиновников, которые пытаются смотреть на перспективу, и вообще людей, которые стремятся перевернуть эти вагоны вниз головой и наконец превратить сеть серых совковых больниц с бесконечными врачебными династиями или конвертными назначениями в современные центры с прогрессивным менеджментом, качественным обслуживанием, системной и последовательной диагностикой, высокими стандартами лечения, профилактики и паллиативной помощи.

Читайте также на DOSSIER:  Как будут расти пенсии в Украине. В правительстве рассказали об этапах

Опухоль взаимных разногласий настолько разрослась за это время, что «вылечить» ее, даже с помощью представителей всех министерств и институтов — очень трудно.

Ярким примером была Ульяна Супрун, которая так и не стала министром, впрочем, сделала много уверенных шагов в попытке реформировать, даже реанимировать украинскую медицинскую систему, и объединить такие разные и такие одинаковые по своей цели и миссии уровни помощи.

И даже ее твердой позиции, жесткого противостояния, новаторского подхода оказалось мало. Непоколебимую Ульяну «заели» генерации «зубров», которые привыкли к своему традиционному «корму», который поступал в виде купюр в карман халата, конвертов за операции, откатов за назначение. Они катастрофически не хотели менять и меняться, бороться за пациента (ведь чтобы получать больше, тех, кто доверяет, должно было быть больше), учиться передавать его своим коллегам.

Часто врачи вторичного уровня отчаянно боролись против реформирования и кардинальных изменений, в то время как некоторые их коллеги первичного звена набирали пациентов и учились пользоваться преимуществами современного мира: электронными очередями, четким графиком работы, компьютеризированной базой данных, простым алгоритмом ведения электронной отчетности.

Получается так, что медицинское сообщество разделилось на два лагеря. Первый активно выступал против нововведений, потому что ему и так хорошо. Другой — активно пользовался, объяснял нововведения пациенту и передавал его в руки узкопрофильных коллег.

Феномен кастовости врачей различных звеньев при общем дефиците медицинских кадров в Украине

Такая неоднородность мнений связана, скорее всего, со статусом того или иного врача, а иногда и касты, которая локализовалась в больнице и управляет ею, единолично давя на кнопки. Она обновляется, но «в дамках» люди из той же касты. Человек с улицы  не имеет шансов попасть на золотое место, пусть даже критически не хватает кадров.

Читайте также на DOSSIER:  В Украине грядет масштабное увольнение: сократят 21 тысячу человек

Пьедестал давно распределен на годы. Лишние люди – лишние. Есть вопросы – обращайтесь к системе: так было, есть и будет.

Мы, как агентство медицинского консалтинга и партнер ЕБРР в вопросах управления и маркетинга медицинского рынка, Здоровые коммуникации, много работаем с крупными и мощными учреждениями частного сектора медицины. Уровень взаимодействия между амбулаторно-поликлиническим направлением и стационарно-хирургической помощью довольно высокий. Почему?

Потому что врачи и подразделения второго уровня оказания помощи хорошо понимают свою «зависимость» от консультаций и диагностики, которая направит пациента и через рекомендацию консультативного звена сделает конверсию более продуктивной.

В последнее время мы много сотрудничаем и с государственным сектором: анализ рыночного потенциала для замещения неэффективных услуг максимально востребованными в регионе, запуск контакт-центров и реорганизация устаревших регистратур, обучение персонала сервисным навыкам и коммуникационным возможностям управления осведомленностью пациентов – все это о неотвратимой готовности к изменениям государственных учреждений.

В этом году запросы стали поступать от представителей местных органов власти на изменения процессов и изменение поведенческих характеристик и понимание врачей вторичного уровня.

Можно ли это считать началом новых свершений в медицине? Есть ли будущее у врачебного самоуправления в Украине?  Будет ли оно способно двигаться вперед и влиять на репутации в обществе и показатели медицинского качества? И можно ли считать реформу второго уровня полноценно запущенной, в том числе в сознании врачей, независимо от форм собственности заведений они работают?

Быть ли врачебному самоуправлению в Украине?

Как показывает практика, такое сообщество может стать реальной силой и влиять на процессы, происходящие в медицине. Примером такой организации является Немецкое врачебное общество, которое считается одним из самых мощных и уважаемых врачебных сообществ мира. Организация представляет интересы 470 000 врачей и играет важную роль в развитии профессиональной политики, социальных и законодательных процессов в сфере здравоохранения. Каждый врач Германии является членом Общества посредством обязательного членства в одной из Земельных палат.

Читайте также на DOSSIER:  Популизм за чужой счет

Это может быть примером и для нас – и для нашего объединения и самосознания, и для защиты прав врачей.

Наталья Тулинова
СЕО агентства Здоровые коммуникации
Бизнес-практик и сертифицированный
консультант ЕБРР по вопросам маркетинга
и управления учреждениями здравоохранения