В хорошие руки? | DOSSIER

Заявленная властью масштабная волна приватизации — идеалистические планы или реальная ломка постсоветской экономики? Кто купит гиганты и монополии с миллиардными долгами, теневыми схемами и устаревшими мощностями? И как это отразится на каждом из нас?

Планы поднять большую приватизационную волну настолько серьезны, что отражены в виде конкретных цифр в окончательном проекте Госбюджета — 2020, сверстанном правительством, а главе Фонда госимущества Дмитрию Сенниченко дана конкретная задача. В этом открыто признается он сам: “На следующий год у меня есть KPI продать больших предприятий на сумму не меньше 6 млрд грн. Плюс малая приватизация — тоже 6 млрд грн. От аренды планируем получить 3-4 млрд грн. Будем очень стараться, чтобы получилось”.

Стараться придется: президент и премьер явно не шутят. В начале сентября Зеленский выставил четкий срок: до 1 апреля 2020 года провести первые торги по продаже крупных госпредприятий. Как заявляют во ФГИ, первыми ласточками, скорее всего, станут Объединенная горно-химическая компания (ОГХК), завод “Электротяжмаш” и угольная компания “Краснолиманская”. Кроме них, в управление Фонда госимущества уже переданы “Центрэнерго” и Одесский припортовый завод, то есть и на этих предприятиях вовсю готовятся к торгам, запланированным на 2021-й. Но и это не все — скоро ФГИ получит в управление еще 15 гигантов, а также 500 предприятий, которыми владеют госструктуры разного уровня. Не зря премьер Алексей Гончарук говорит о необходимости “большой и малой” приватизации и называет их “драйвером нашего развития”.

После того, как 2 октября Верховная Рада отменила перечень объектов госсобственности, которые не подлежат приватизации, дорога большой волне открыта. Вопрос только в том, на каких условиях и в чьи руки будут переданы гиганты-монополии и предприятия помельче — каждое со своим непростым анамнезом.

Здесь стоит вспомнить, что история разгосударствления госпредприятий в Украине длится уже четверть века и имеет, как минимум, несколько ярких удачных кейсов: приватизацию “Киворожстали“, которая в 2005-м году превратилась в “Криворожсталь-Арселор Миттал” (сделка принесла госбюджету 24,2 млрд грн) и – продажа “Укртелекома” в 2011-м, которая пополнила казну на 10,6 млрд грн.

«В Украине фактически было три больших приватизации: первая Криворожсталь, вторая – Укртелекоми облэнерго, и в 2017 году 3,2 миллиарда гривен за продажу энергетических компаний. Все остальное несущественные продажи»,  прокомментировал как-то удачные наработки в этой сфере бывший и.о. председателя ФГИУ Виталий Трубаров.

Долой коневодства

Отмена парламентом “запретного списка” в первую очередь отразится на судьбе как раз малых предприятий, особенно санаториев, конных совхозов, ликеро-винных заводов, спортивных кортов, катков, стадионов, бассейнов, гранитных карьеров.

И тут у главы ФГИ Дмитрия Сенниченко планов громадье — он уже надумал создать такой себе “интернет-супермаркет”, чтобы не отдавать подобную собственность даром. “Вот есть компания, которая как бы с долгами и ничего особенного, но у которой есть санаторий, например, в центре города Вишневое, — поясняет Сенниченко. — Можно об этом не сказать, и оно уйдет за 3 копейки, а можно сказать — и за него поторгуются. Будем создавать ресурс, где перед подачей на Prozorro можно узнать, что именно продается, и уже со знанием дела поторговаться”. Сейчас, по его словам, в Фонде госимущества разрабатывается статус приватизации малых предприятий. “Выцарапываем вместе с Министерством развития экономики непрофильные предприятия из других министерств, — говорит Дмитрий. — Зачем министерствам и ведомствам содержать свои коневодства, свиноводства, яхт-клубы?”

Такую позицию эксперты считают рациональной — ведь, кроме больших и малых госпредприятий, есть еще сотни коммунальных. Только в столице их более пяти сотен, говорит глава экспертного совета Украинского аналитического центра Борис Кушнирук. “С малыми и средними предприятиями даже сомнений быть не может — выставлять на продажу без лишних разговоров, — уверен эксперт. — В госсобственности до сих пор находятся, например, пять конезаводов. Почему они до сих пор не проданы? Потому что за каждым числится десятки тысяч га государственной земли”. А вот для приватизации каждого крупного предприятия необходимо применять отдельную процедуру, считает Кушнирук.

Впрочем, в правительстве мыслят проще. Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов называет три универсальных критерия, по которым собираются судить, годно предприятие к приватизации или нет. “Чтобы находиться в госсобственности, предприятие должно отвечать одному из критериев: или это сервисная функция, или стратегическая, или по каким-то причинам рынок не сможет управлять этой собственностью эффективно”, — поясняет министр. В остальном позиция у Милованова однозначная: частный собственник всегда эффективнее государства.

Как это работает на практике, можем убедиться на примерах уже упомянутых приватизированных гигантов.

Их кейсы интересны не только самими по себе успешными торгами. Приватизация “Киворожстали“ и “Укртелекома” вывела предприятия на совсем иную орбиту, приблизив их уровень к уровню мировых игроков в своей отрасли.

Скажем, “Укртелеком” в результате разгосударствления – благодаря участию инвестиционного капитала – быстро вышел из обоймы убыточных предприятий и уже седьмой год подряд имеет вполне убедительные показатели роста – несмотря, на падение рынка проводовой связи. Оператор быстро сориентировался и переключается на актуальные направления: скоростной интернет, облачную телефонию. По данным самой компании, поступления от услуг интернета, которые оператор предоставляет более чем 2,3 тыс. населенных пунктов страны, стабильно растут. За год в целом доходы от интернет-направления увеличились на 7% до 1,32 млрд грн. В массовом сегменте – выросли на 6,6% и составили 1,04 млрд грн. Среди бизнес-пользователей они достигли 277 млн ​​грн, что на 8,2% больше, чем год назад.

Что сдерживает развитие – так это непрекращающиеся судебные тяжбы, инициированные прежним руководством ФГИ, которое ставило своей задачей реприватизировать компанию во что бы о ни стало. Кстати, этот шлейф нездоровых разговоров о реприватизации “Киворожстали“ и “Укртелекома”, который и сейчас время от времен прилетает из прошлого, может здорово навредить нынешним приватизационным планам.

Читайте также на DOSSIER:  Вы заметили, как искусно вынесли за скобки российский след в убийстве Шеремета?

Но вернемся к перспективам разгосударствления предприятий из недавнего списка запрещенных к приватизации.

Здесь есть еще и традиционная теневая составляющая, которую молодые политики с помощью масштабной приватизации собираются побороть. Глава Комитета Верховной Рады по вопросам экономического развития Дмитрий Наталуха признается: когда читал старый список не подлежащих приватизации предприятий, волосы становились дыбом. “Неоспоримый факт неэффективности, — говорит Наталуха. — Эти пиявки высасывают из госбюджета феноменальное количество денег, а никакой пользы не приносят. Более того, у меня сложилось впечатление, что почти все госпредприятия давно приватизированы — через менеджмент, который обеспечивает взаимодействие с той или иной ФПГ. Де-юре предприятие все еще государственное, а де-факто контролируется частными лицами. Мы хотим исправить эту ситуацию”.

Уже не бриллиант

Во всей этой предприватизационной истории есть еще один важный момент – не опоздать. Аксиома: чем позже госпредприятие выставляется на торги, тем меньше шансов не то, что выручить за него большие деньги – просто найти ему хозяев. Пример неоднократно упомянутого выше ”Укртелекома” здесь более чем показателен. В 2011-м за предприятие, как мы уже говорили, государство получило 1,3 млрд долларов. Сегодня, по разным оценкам, эта сумма в случае продажи компании могла бы быть чуть ли не втрое ниже. И это при том, что стагнирующим или бесперспективным это предприятие никто бы назвать не решился! «Чем позже совершилась бы сделка по приватизации ”Укртелекома”, тем меньше государство получило бы от этой сделки, ”- убежден политолог Константин Бондаренко.

Как же быть сегодня с теми гигантами и монополиями, момент приватизации которых безнадежно упущен, и теперь, как в той присказке, и нести тяжело, и бросить жалко — и банкротить нельзя, и с теневыми схемами бороться невозможно, и приводить в предпродажное состояние не за что?

По мнению Бориса Кушнирука, с приватизацией того же Одесского припортового завода Украина опоздала как минимум на 15 лет. “Завод сейчас в таком ужасающем и технологическом, и финансовом состоянии, что инвестору придется еще доплачивать за намерение его перезапустить, — говорит экономист. — Если когда-то ОПЗ называли бриллиантом в ожерелье украинской госсобственности, то теперь он — камень на шее госбюджета. При нынешней ситуации предприятие не имеет будущего. Денег государство от него не получает никаких. Все, что было можно, там уже украли”. Эксперт предлагает такую схему для приватизации ОПЗ: запустить официальную процедуру банкротства, создать комитет кредиторов, сформировать уставный капитал и дать возможность всем кредиторам стать соинвесторами. Либо — найти стратегического инвестора, который будет готов перезапустить производство.

Отдельной приватизационной процедуры требует практически каждое предприятие-гигант. К примеру, государственная монополия “Укрспирт”, объединенный профсоюз которого уже предупредил президента о своем праве устраивать акции гражданского неповиновения. На Банковой и на Грушевского уверены: “Укрспирт” — это теневые и криминальные схемы. В Государственной налоговой службе настаивают: предприятие системно недоплачивает в бюджет. “Из существующих 84 производственных площадок по производству спирта фактически работает только 17. Как результат — откровенно низкие показатели уплаты налогов”, — заявил глава ГНС Сергей Верланов. Эту информацию опровергает профсоюз и трудовой коллектив госмонополии, утверждая, что она прибыльна. Как в таких условиях начинать процедуру приватизации, не рискуя создать хаос в отрасли?

“В этой корпорации номинально более 60 предприятий, большинство из которых де-факто не работают, но за назначения менеджмента таких предприятий ведется борьба с участием автоматчиков. Все потому, что на этих несуществующих предприятиях производят контрафактный спирт, — объясняет Борис Кушнирук. — В советское время именно “Укрспирт” обеспечивал весь СССР пищевым спиртом”. Экономист приводит план частичной приватизации этого гиганта, разработанный экс-министром аграрной политики и продовольствия Тарасом Кутовым, — разделить мощности по производству пищевого и технологического спирта, продать наиболее эффективные предприятия “Укрспирта” и параллельно зафиксировать объем производства пищевого спирта сроком на 5 лет. Тогда на остальных мощностях можно будет производить только технический спирт, а уже через пять лет создавать новые мощности.

“Каждый такой случай уникален, — говорит глава Центра прикладных политических исследований “Пента” Владимир Фесенко. — Конфликт вокруг харьковского “Турбоатома” длится уже более 15 лет. На него давно положил глаз Константин Григоришин, но само предприятие находится под контролем конкретной бизнес-группировки”. По мнению политолога, нынешняя власть предлагает нестандартную модель приватизации. “Полной продажи не будет, — уверен Фесенко. — Контрольный пакет будет оставаться за государством, а миноритарные пакеты акций будут передаваться стратегическим инвесторам. Вопрос — кому? Вот кто может зайти миноритарием на такое стратегическое предприятие, как “Укрзалізниця”, и сколько это может стоить?”

Однако в нынешних экономических условиях у власти нет иного выхода, уверен глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса Руслан Соболь. “Надо продавать, даже в том виде, в котором они есть — убыточном. В условиях развитой экономики, конечно, так не делается. Для начала предприятия выводятся в плюс, генерируют прибыль и переводят ее в стоимость продаваемого предприятия, — поясняет Соболь. — Но не стоит забывать, что многие предприятия были искусственно обанкрочены, и что объявленная сейчас приватизация выгодна тем структурам и компаниям, которые хотят оставить за собой сферу влияния над этими объектами. По-хорошему, вначале необходимо разобраться, так ли убыточны продаваемые объекты”.

Штучный товар

Судя по тезисам Дмитрия Наталухи, даже для предприятий стратегического значения, не подлежащих приватизации, придумали нестандартное решение в виде “корпоратизации”. Так планируют поступить с “Укрпочтой”, “Южмашем”, “Укроборонпромом”, Государственным космическим агентством. “Мы говорили с гендиректором “Укрпочты” Игорем Смилянским, — рассказывает Наталуха. — У него есть видение, как корпоратизировать предприятие, то есть отдать 25% акций под иностранные инвестиции. Таким образом мы обеспечим новые финансовые вливания в почтового оператора. То есть государство оставляет за собой контроль, но часть гособъекта, которая используется неэффективно, переходит в распоряжение инвестора”.

При этом большой вопрос, какого инвестора могут заинтересовать подобные предприятия, обремененные долгами, многолетними коррупционными схемами, устаревшими технологиями и оборудованием. “Самое большое наше преимущество – цена предприятий, — говорит Руслан Соболь. — Часто они не отвечают техническим требованиям, принятым в странах с развитой экономикой. В них необходимо существенно вкладывать. Но это выгодно в первую очередь за счет недорогого рабочего ресурса и прекрасного географического положения”.

Читайте также на DOSSIER:  О мифах и реальности. Что слышим, и что – на самом деле

Так или иначе, четкие требования к потенциальному инвестору должны быть сформулированы по каждому крупному объекту, отданному на приватизацию, считает президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило. “Обязательства инвесторов должны быть, особенно если предприятие градообразующее или имеет важное значение для региона, — говорит эксперт. — И серьезный инвестор на такие условия пойдет. В каждом из случаев приватизации стратегических объектов необходимы персональные переговоры с потенциальными инвесторами. Вся большая приватизация должна проводиться на штучной основе”.

Эксперты и нардепы называют еще несколько условий формирования благоприятного климата для большой приватизационной волны: создание позиции бизнес-омбудсмена, небутафорная судебная реформа, обновление политики Антимонопольного комитета, блокировка любых попыток рейдерства и наконец — прекращение любых разговоров о реприватизации — таких предприятий, как “Укртелеком” и “Арселор Миттал”. Даже просто рассуждения о реприватизации однозначно ухудшат инвестиционный климат, уверены эксперты. По мнению Владимира Фесенко, это очень показательный для потенциальных инвесторов критерий. “Если здесь будут нарушаться права инвесторов, то кто сейчас поверит новой власти?, — поясняет политолог. — Это сыграет в минус всей большой волне”.

Деприватизация (возврат в госсобственность) или реприватизации того же «Укртелекома», случись она в обозримом будущем по решению суда, тут же переведет барометр инвестиционного климата в режим резкого охлаждение. Деньги не идут туда, где инвестора не ценят и не защищают. Как результат: государство снова останется «при своих интересах» — с целым арсеналом собственных предприятий со сложной судьбой, малым ресурсом и туманной перспективой.

На продажу

ОДЕССКИЙ ПРИПОРТОВЫЙ ЗАВОД

  • Вид деятельности: Производство аммиака, карбамида, жидкого азота и жидкого кислорода, диоксида углерода, сернокислого натрия. Прием, охлаждение и перегрузка аммиака — комплекс мощностью 4 млн тонн в год, перегрузка карбамида — комплекс мощностью 3,6 млн тонн в год. Производство метанола и комплекс по его перегрузке мощностью 500 тыс. тонн в год.
  • Позиции на внутреннем и внешнем рынках: Одно из самых молодых химических предприятий Украины. Монополист по приему, охлаждению и перегрузке аммиака, член Международной ассоциации производителей удобрений. Конечный пункт аммиакопровода “Тольятти — Горловка — Одесса” (2 417 км). 85% продукции завода идет на экспорт в 30 стран мира, среди которых — Греция, Турция, Марокко, Индия.
  • Краткая история: В 1974 году в городе Южном Одесской области были построены два цеха по производству аммиака. С 1979 года завод соединен аммиакопроводом с химкомбинатами “Тольяттиазот” и “Стирол”. В 80-е годы на ОПЗ было налажено производство жидкой углекислоты и сухого льда. К 1985 году запустили два цеха по производству карбамида. В 2010 году ОПЗ произвел более миллиона тонн аммиака. В начале 2017 года завод приостановил работу по причине нерентабельности, летом того же года производство было полностью остановлено. В августе 2019-го ОПЗ возобновил работу. По состоянию на октябрь этого года, завод произвел 13 тыс. тонн аммиака и 122,5 тыс. тонн карбамида и возобновил их поставки на внутренний и международный рынки.
  • Текущие показатели: У завода 2,2 млрд грн. долга перед НАК “Нафтогаз” плюс 250 млн долларов — перед компаниями холдинга Group DF Дмитрия Фирташа.
  • Выставлялся ли на продажу ранее: Выставить ОПЗ на приватизацию государство пытается уже 22 года. В 2009 году Фонд госимущества при участии тогда премьер-министра Юлии Тимошенко принял решение продать 99,5% акций завода, однако оно было остановлено Конституционным судом. Следующие попытки приватизировать завод — в 2014, 2015, 2016 и 2017 годах — также закончились ничем. Всего за последние годы эксперты насчитывают от шести до восьми таких попыток.
  • Негативный багаж: В 2009 году, когда ФГИ объявил конкурс на продажу 99,5% акций ОПЗ, его за 5 млрд. грн. приобрела аффилированная с Игорем Коломойским компания “Нортима”. Кроме нее, в торгах принимали участие еще две компании. Однако затем ФГИ отказался признавать “Нортиму” победителем торгов, посчитав предложенную сумму заниженной. С тех пор компания судится с Фондом госимущества. В 2015 году тогда губернатор Одесской области Михаил Саакашвили заявил, что в контрактах на закупку газа ОПЗ использовал коррупционные схемы на 90 млн. долларов. В прокуратуре начали уголовное производство и провели на заводе обыски. Директор ОПЗ Николай Щуриков подал на Саакашвили в суд иск о защите деловой репутации.
  • Сколько стоит: Согласно последней оценке независимых экспертов (по состоянию на сентябрь 2019-го), ОПЗ можно продать за 54 млн. долларов.
  • Потенциальный покупатель: Не известен
  • Когда ожидается продажа: 2021 год

ОБЪЕДИНЕННАЯ ГОРНО-ХИМИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ (ОГХК)

  • Вид деятельности: Добыча титановых руд, обогатительное производство концентратов для огнеупорной, литейной, металлургической, стекольной промышленности во всем мире. Среди готовых продуктов — цирконовый, ильменитовый, рутиловый, ставролитовый концентраты, кварцевый и плотный природный пески.
  • Позиция на внутреннем и внешнем рынках: ОГХК делает Украину одним из лидеров по добыче титановых руд — наряду с Австралией, Канадой, США, Норвегией и Мадагаскаром. Основные рынки сбыта — ЕС, Китай, Турция, США.
  • Краткая история: ОГХК была образована в 2014 году с целью объединения Вольногорского горно-металлургического (Днепропетровская обл.) и Иршанского горно-обогатительного комбинатов (Житомирская обл.). Оба предприятия были возвращены из лизинга в собственность государства. 100% акций ОГХК принадлежат Министерству развития экономики, торговли и сельского хозяйства.
  • Текущие показатели: Уставный капитал — 1,9 млрд грн. В 2018 году чистая прибыль предприятия составила 114,8 млн грн., чистый доход от реализации продукции — 3,2 млрд грн. За первое полугодие 2019-го ОГХК нарастила чистую прибыль на 42% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 234 млн грн. За пять лет присутствия на титановых рынках мира компания заработала почти 13 млрд грн.
  • Выставлялся ли на продажу ранее: В 2016 году ОГХК стала публичным акционерным обществом и тогда же была внесена в перечень объектов, подлежащих приватизации. Она должна была произойти еще в 2017 году, однако затем дважды была отложена. В октябре 2019-го Фонд госимущества забрал ОГХК под собственное управление для дальнейшей приватизации.
  • Негативный багаж: В начале 2016 года детективы НАБУ начали расследование и установили, что сырье, добытое на мощностях ОГХК, поставляли за рубеж через компании-посредники, подконтрольные служебным лицам госпредприятия, по заниженным ценам. Посредники, как выяснили в НАБУ, были резидентами Австрии и Великобритании, поэтому коррупционные прибыли оставались за рубежом. В Антикоррупционном бюро подсчитали: с декабря 2014-го по апрель 2016 года эта схема нанесла государству убытки в размере 12,8 млн долларов. К началу 2018 года расследование было завершено, однако обвиняемых в осуществлении схемы суд отпустил отпустил под залог, а также отменил запрет на отгрузку товара компаниям-посредникам. В НАБУ уверены: схема продолжает работать.
  • Сколько стоит: По состоянию на декабрь 2016 года компания выпустила 2 млрд акций стоимостью 1 гривна каждая.
  • Потенциальный покупатель: Не известен
  • Когда ожидается продажа: февраль — март 2020 года
Читайте также на DOSSIER:  Зеленский подписал последний закон для создания независимого оператора ГТС Украины – Офис президента

ЦЕНТРЭНЕРГО

  • Вид деятельности: Производство электрической и тепловой энергии.
  • Позиция на внутреннем и внешнем рынках: “Центрэнерго” — это три тепловых электростанции — Углегорская (Светлодарск, Донецкая обл.), Змиевская (Харьковская обл.) и Трипольская (Киевская обл.). Суммарная мощность трех ТЭС — 7695 мВт, это второе место среди тепловых энергогенерирующих компаний Украины и 8-%-ная доля в общем объеме производства электроэнергии Украины. Они поставляют тепловую энергию для отопления и горячего водоснабжения в городах Светлодарск и Украинка, а также поселке Слобожанское, и это около 18% в структуре тепловой генерации.
  • Краткая история: Публичное акционерное общество “Центрэнерго” было создано в июле 1998 года в соответствии с Указом президента Украины от апреля 1995-го. До сентября 2014 года крупнейшим акционером “Центрэнерго” была НАК “Энергетическая компания Украины”. Она владела пакетом акций в размере 78,2%. Затем “Центрэнерго” передали в распоряжение Министерства энергетики и угольной промышленности. В 2016 году этот пакет акций был передан в управление Фонда госимущества. На электростанциях компании работают 23 энергоблока мощностью от 175 до 800 мВт, из них 18 блоков — пылеугольные, 5 — на газомазутном топливе. Оборудование электростанций компании эксплуатируется от 40 до 50 лет и требует реконструкции.
  • Текущие показатели: Уставный капитал — 480,2 млн грн. В 2018 году “Центрэнерго” сократило чистую прибыль почти вчетверо по сравнению с показателями 2017 года — до 499 млн грн. В 2017-м она составила 891 млн грн. Совкупная стоимость активов предприятия в 2017 году составляла 10 млрд грн.
  • Выставлялся ли на продажу ранее: Торги по продаже государственного пакета акций “Центрэнерго”, назначенные на декабрь 2018 года, не состоялись.
  • Негативный багаж: В 2019 году выставить компанию на торги мешали иски компаний “Баланс груп” и “Транснова”, которые контролирует основатель скандальной компании “Энергомережа” Дмитрий Крючков, бывший соратник Игоря Кононенко и фигурант как внутриукраинских, так и международных расследований. Компании Крючкова, которые выступают держателями основной части кредиторской задолженности “Центрэнерго”, требовали возобновить процедуру банкротства предприятия. Это позволило бы им претендовать на получение контроля над компанией путем назначения доверенного лица в качестве арбитражного управляющего. В октябре 2019-го Северный апелляционный хозяйственный суд Киева отказал в рассмотрении жалоб компаний Крючкова на закрытие дела о банкротстве. А в июле этого года и.о. гендиректора “Центрэнерго” стал Владимир Потапенко, который, по данным СМИ, сделал основными контрагентами компании структуры группы “Приват” Игоря Коломойского.
  • Сколько стоит: В конце 2018 года ФГИ собирался выставить “Центрэнерго” на торги по стартовой цене 5,9 млрд грн.
  • Потенциальный покупатель: В конце 2018 года намерение приобрести “Центрэнерго” декларировали киевская компания “Укрдонинвест” (бенефициар — бизнесмен Виталий Кропачев) и белорусское предприятие “Нефтебитумный завод” (в собственности крупнейшего белорусского нефтетрейдера “Интерсервис”).
  • Когда ожидается продажа: Не ранее 2021 года

УКРСПИРТ

  • Вид деятельности: Производство спирта и спиртосодержащей продукции для ликеро-водочной, винодельческой, кондитерской, фармацевтической, медицинской, парфюмерной промышленностей, а также ингредиентов для производства лакокрасочных изделий, растворителей, технических жидкостей.
  • Позиция на внутреннем и внешнем рынках: Государственная монополия. Общая производственная мощность — 36 млн декалитров спирта в год. Работает 41 производственная площадка. Экспорт налажен в Туркменистан, Грузию, Азербайджан, Турцию, Польшу, Австрию.
  • Краткая история: Госпредприятие “Укрспирт” было создано в 2010 году в соответствии с постановлением Кабинета министров с целью усовершенствования системы управления спиртовой отраслью. Качество сырья и готовой продукции контролируют специальные лаборатории госпредприятия. В 2018 году “Укрспирт” официально открыл сеть специализированных магазинов алкогольной продукции “Национальный продукт”.
  • Текущие показатели: В 2018 году прибыль “Укрспирта” составила 21,6 млн грн.
  • Выставлялся ли на продажу ранее: Нет
  • Негативный багаж: 1 ноября президент Зеленский заявил, что более 55% производства “Укрспирта” сейчас находится в тени, а государственные заводы более десяти лет контролируются криминальными группировками. Неделей ранее президент подал в парламент законопроект о демонополизации производства спирта. Еще ранее, в начале октября, министр развития экономики Тимофей Милованов заявил, что монополию, как “одно из самых коррумпированных и криминализованных направлений”, будут готовить к приватизации. 4 ноября объединенный профсоюз “Укрспирта” обратился к президенту с призывом отозвать законопроект о демонополизации отрасли и встретиться с работниками предприятия. “Трудовой коллектив за приватизацию, но против демонополизации, которая приведет к закрытию производства и тотальной безработице”, — сказано в обращении. Сотрудники предупредили, что сохраняют за собой право на мирный протекст и акции гражданского неповиновения.
  • Сколько стоит: Сергей Блескун, на днях назначенный и.о. Директора “Укрспирта”, заявил, что приватизация предприятия пополнит бюджет на 6-7 млрд грн.
  • Потенциальный покупатель: Не известен
  • Когда ожидается продажа: Не определено

Pin It on Pinterest