Украина пустит биогазы: как избавиться от российских энергоресурсов

биогазы

Украина хочет полностью отказаться от импорта газа

Европа собирается существенно снизить свою зависимость от российского газа, и уже даже подготовила соответствующий план действий. Сокращение поставок из россии в страны ЕС приведет к падению транзита через Украину и осложнит импорт топлива в нашу страну. Поэтому единственным выходом для нас в данной ситуации является отказ от импортного газа. «Апостроф» разбирался, как можно этого добиться, и причем здесь биогаз.

Европейский Союз разработал план сокращения своей зависимости от российского газа. Об этом сообщил еврокомиссар по вопросам внутреннего рынка Тьерри Бретон.

К такому шагу ЕС подстегнули агрессивные действия россии. Страны Запада, в том числе, европейские, после вторжения российских войск в Украину начали вводить против рф санкции. В шестом санкционном пакете Евросоюза содержится запрет на покупку российской нефти. Но нефтяное эмбарго вступит в силу не сразу, а лишь к концу текущего года, к тому же, оно не распространяется на трубопроводную нефть – такая уступка была сделана под давлением Венгрии, которая до последнего сопротивлялась введению запрета на поставки нефти из россии.

Сейчас ЕС работает над седьмым пакетом санкций. Есть большие надежды, что он будет включать в себя эмбарго на поставки российского газа. Впрочем, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба в этом сильно сомневается.

Однако, возможно, формальный запрет на поставки и не понадобится, так как Евросоюз уже объявил, что до конца года существенно сократит импорт газа из рф. Достижению именно этой цели и должен послужить разработанный в недрах европейской бюрократии план.

Следует отметить, что ЕС сам виноват в том, что оказался столь зависимым от российских энергоресурсов. Если еще лет десять назад российский газ удовлетворял примерно 25% потребностей Евросоюза, то сегодня речь идет уже о 40%. Российский «Газпром» умело демпинговал на европейском рынке, лоббируя увеличение своей доли на нем с помощью проплаченных экспертов и коррумпированных политиков. Германия, соблазнившись перспективой выгоды, активно продвигала проект газопровода «Северный поток -2», который, если бы не война, сделал бы зависимость ЕС от россии еще большей.

Таким образом, Евросоюзу сегодня крайне сложно отказаться от российского газа, но существенно сократить его импорт, похоже, ему вполне по силам.

По словам еврокомиссара Тьерри Бретона, ЕС импортирует из россии 155 миллиардов кубометров газа в год. Дабы сократить зависимость от рф, планируется закупать порядка 50 миллиардов кубов сжиженного газа (в США или Катаре). Еще 10 миллиардов кубометров должны быть обеспечены за счет трубопроводных поставок, а эквивалент 25 миллиардов кубов газа будет получен из возобновляемых источников энергии – с помощью ветряных и солнечных электростанций.

Таким образом, импорт из россии должен сократиться до 70 миллиардов кубометров газа.

Цель снизить объемы российских поставок выглядит вполне реалистично. Тем более, сама рф, как ни парадоксально, этому всячески способствует. Из-за отказа платить за газ в рублях уже с июня этого года без российского газа остались Польша, Болгария, Финляндия, Нидерланды и Дания, а также, частично, Германия. По разным оценкам, только это приведет к сокращению поставок в ЕС на 20 миллиардов кубометров в год.

Читайте также на DOSSIER:  У Зеленского не считают, что украинцам следует выезжать из страны из-за возможного блэкаута

Кроме того, Евросоюз планирует в седьмом пакете санкций расширить действие запрета на использование системы SWIFT на ряд российских банков (в соответствии с шестым пакетом, от SWIFT отключены «Сбербанк», «Россельхозбанк» и Московский кредитный банк), в том числе, на «Газпромбанк», через который осуществляются расчеты за газ с европейскими контрагентами. А это может затруднить поставки газа в страны, которые согласились платить за него рублями.

Две стороны одной медали

Несмотря на то, что ЕС в ближайшее время полностью не откажется от российской нефти и, тем более, от российского газа, наметившаяся тенденция не может не радовать, — ведь углеводородные доходы обеспечивают около 40% российского бюджета, и любое их сокращение означает потенциальное уменьшение финансирования войны.

Однако у этой медали есть и обратная сторона, о которой в Украине говорят нечасто. Дело в том, что сокращение поставок из россии в страны ЕС будет означать уменьшение транзита через нашу страну. И дело не только в падении доходов, которые мы получаем за этот транзит, что, на самом деле, тоже плохо. Но куда важнее то, что большая часть газового импорта, который осуществляется в Украину со стороны Европы, обеспечивается за счет так называемого «виртуального реверса» – законтрактованные объемы газа, следуя транзитом из рф, остаются в нашей стране, не пересекая западной границы. То есть, если не будет транзита, не будет и газа по «виртуальному реверсу». При этом можно не сомневаться, что россия постарается перекрыть в первую очередь украинский маршрут, увеличив поставки в ЕС по обходным газопроводам – «Северному потоку-1» и «Турецкому потоку».

В 2021 году импорт газа в Украину обвалился до 2,56 миллиарда кубометров по сравнению с 9,24 миллиарда кубометров годом ранее. Это можно объяснить стремительным ростом цен на топливо, который наблюдался с лета прошлого года. В последние несколько лет (и показатель 2020 года это подтверждает) наша страна ежегодно импортировала порядка 10 миллиардов кубов газа.

В прошлом году Украина сделала ставку на газ собственной добычи, которая составляет около 20 миллиардов кубометров в год. И, несмотря на большие опасения, последний отопительный сезон, хоть и на пределе, мы прошли без серьезных проблем.

Рост добычи под вопросом

Что касается добычи природного газа, то об этом уже было сказано очень много. Отметим лишь, что еще лет пять назад речь шла о необходимости ее увеличения с тогдашних 20 до 27 миллиардов кубометров в год. Но с того времени газодобыча не выросла и, как было отмечено выше, в 2021 году она даже не дотянула до 20 миллиардов кубов (каким будет показатель 2022 года можно сейчас только гадать).

В разговоре с «Апострофом» президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил напомнил, что дискуссия о необходимости увеличить добычу газа с тем, чтобы свести к нулю импорт, активизировалась после начала российской агрессии в Крыму и на Донбассе.

Читайте также на DOSSIER:  Отбор судей КСУ: Венецианская комиссия рекомендует привлечь общество к процедуре

«Но с увеличением добычи не сложилось, и достижением является уже то, что сохранили более или менее тот уровень, который был, — сказал эксперт. — Однако месторождения истощены, и когда-нибудь они перейдут в режим падения. Тем более, когда наш крупнейший регион газодобычи – Харьковская область – находится вблизи и в зоне боевых действий, это влияет на текущую деятельность, и на перспективы».

В связи с этим необходимы шаги по сокращению потребления газа в стране, в частности, нужно где это возможно переводить отопление на электроэнергию.

При этом следует учитывать и то, что сразу после войны потребление газа будет меньше, чем до ее начала.

Эксперт Центра Разумкова Максим прогнозирует, что потребление газа в Украине сразу после окончания войны сократится примерно до 19 миллиардов кубометров в годовом измерении (с 26,8 миллиарда кубов в 2021 году). Примерно столько же, по его мнению, составит и отечественная газодобыча.

«То есть сразу после победы мы выйдем на такой паритет, и у нас произойдет ликвидация импортной зависимости», — пояснил он в комментарии изданию.

Но по мере восстановления страны будет расти и потребление газа, но далеко не факт, что собственная газодобыча сможет удовлетворить соответствующий рост.

Именно поэтому нужны альтернативные ресурсы. Украина ранее заявляла, что не исключает возможности получать сжиженный газ из США и Катара – его доставка может осуществляться по газопроводам от СПГ-терминалов в Европе. Но пока этого газа даже не хватает ЕС, который рассматривает его в качестве альтернативы российскому. К тому же, это все равно импорт, от которого наша страна хочет избавиться.

И здесь появляется шанс у биогаза.

Речь идет о газе, который выделяется в результате брожения биомассы. Под биомассой подразумеваются различные отходы органического происхождения, в том числе: навоз, птичий помет, фекальные осадки, рыбные и мясные отходы (кровь, жир, кишки), жом, отходы переработки агрокультур, очистки, бытовые отходы, трава, водоросли. То есть такого «добра», по идее, должно быть всегда в избытке.

Идея производства биогаза для Украины не нова. Уже несколько лет достаточно успешно вырабатывает биогаз из птичьего помета один крупный отечественный агрохолдинг (редакция не называет компанию, дабы это не было воспринято как скрытая реклама), организовав таким образом безотходное производство. В последние годы стало все больше появляться сообщений о планах строительства заводов по переработке мусора и отходов для производства биогаза в самых разных регионах страны. Среди пионеров биогазового движения были отмечены, в частности, Херсон и Кременная Луганской области. Оба города на сегодня находятся под российской оккупацией.

Нужен дополнительный ресурс

Но, в любом случае, до сих пор о масштабном производстве биогаза и, тем более, биометана (последний получается из биогаза путем очистки от углекислого газа) речь не шла, и пока неясно, насколько это перспективный проект для Украины.

Читайте также на DOSSIER:  Энергетики прогнозируют, что отключения света будут продолжаться как минимум до конца марта

По словам Михаила Гончара, инициатива главы «Оператора ГТС Украины» Сергея а вполне понятна, так как ему нужно, чтобы было больше газа в трубе.

«И в этом контексте биометан – это как раз то, что нужно. Это такой же природный газ – CH4, — говорит эксперт. — Но есть технический вопрос – подготовить его таким образом, чтобы он отвечал стандартам газа для транспортировки по трубопроводной сети».

А с этим могут возникнуть проблемы.

Во-первых, биогаз достаточно опасно смешивать в газотранспортной системе с природным газом из-за различий по физико-химическим параметрам, поясняет Максим Билявский. При этом процесс доведения биогаза до качества биометана довольно дорогостоящий.

«Можно говорить об установлении разных мембран, о доведении доли метана до более чем 90%, но это – очень затратные вещи, — рассказывает специалист. — Для подачи потребителям биометана нужно будет строить отдельную инфраструктуру — в Европе его транспортируют по отдельным трубопроводам. Насколько это целесообразно (в Украине) в условиях, когда есть профицит мощностей газотранспортной системы, — большой вопрос».

Кроме того, по его словам, при производстве биогаза происходит выброс значительных объемов диоксида углерода (углекислого газа). А это – «углеродный след», который крайне нежелателен при производстве продукции, которая может быть отправлена на экспорт в страны Европейского Союза.

Поэтому, считает Билявский, биогаз нужно рассматривать как ресурс для локальных энергосистем: «Например, есть территориальная громада, в которой есть побочный продукт -в день порядка 10 тонн навоза крупного рогатого скота. И этой громаде будет целесообразно установить систему для получения биогаза для дальнейшего его использования в производстве электрической энергии».

В свою очередь, Михаил Гончар отмечает, что в Украине для биогаза есть огромный потенциал по ресурсу. В первую очередь, это — сельскохозяйственные отходы, учитывая аграрный характер отечественной экономики. И этот ресурс сейчас практически не используется.

По словам эксперта, есть научные расчеты, согласно которым, если задействовать имеющиеся отходы аграрного производства, из них потенциально можно получать 23 миллиарда кубометров биогаза в год. «Это больше, чем мы добываем», — добавил он.

При этом биогаз – это не только метан с приставкой био-, который можно запускать в газотранспортную систему. Во многих странах мира биогаз используется также в качестве автомобильного топлива, а в Европе примерно половина всех птицеферм отапливаются биогазом, который вырабатывается там же из отходов производства.

Безусловно, в процессе сжигания биомассы и производства биогаза, как было отмечено выше, происходит значительный выброс CO2, а потому такое производство не является экологичным.

«Но нам в нынешней ситуации нужно максимально задействовать все имеющиеся у нас ресурсы, чтобы выжить. И это вопрос не только ближайшего отопительного сезона, а нескольких лет. А бороться с климатическими изменениями мы будем позже», — резюмировал Гончар.

Виктор Авдеенко

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки