Украина и НАТО: к чему приведет увеличение военных расходов

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Требование о повышении военных расходов стран НАТО до 2% ВВП поможет восстановить экономику государств блока после пандемии коронавируса. Об этом сказал генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг. В том, почему стоит обратить внимание на это, возможно, стратегическое заявление, как будут организовываться рынки сбыта под военную продукцию, а также как дальше Украина будет сотрудничать с НАТО, разбиралс

я ГолосUA.

Мировая экономика и военные рейки

«Инвестиции в новые военные возможности (закупки новых вооружений, – Авт.) – это инвестиции в военную промышленность, что будет стимулировать нашу экономику для преодоления последствий борьбы с пандемией», – заявил Столтенберг.

Столтенберг подчеркнул, что пандемия создала большие проблемы для всех стран-членов НАТО, но угрозы безопасности, которые требуют от НАТО увеличения военных расходов, никуда не исчезли.

«Кроме того, пандемия подтвердила, что наличие военных возможностей для борьбы с пандемией так же важно, как и гражданские возможности. Наш военный персонал находится на переднем крае борьбы с болезнью, мы используем мобильные военные госпитали, военно-транспортные самолеты позволяют доставлять медицинские средства. Тратя на военные нужды, страны Аальянса резервируют возможности для использования в ходе гражданских кризисов», – сказал Столтенберг.

Здесь интересна не сама по себе цифра в 2% ВВП, о которой упомянул Столтенберг. Также не стоит списывать его заявление на банальное желание пролоббировать собственную структуру. Вопрос на самом деле куда более интересный и стратегически важный, а также он наталкивает на размышления не только о мировом будущем в экономическом аспекте, но и в политическом.

Обратим внимание на ситуацию в США. Да, Трамп выступает за увеличения финансирования НАТО, но там также происходит другая интересная ситуация – деньги в экономику вливают триллионами, акции промышленности вроде как растут, но на практике экономика падает. Почему? Ответ прост – нет соответствующего спроса. Конечно, его кредитуют, но все равно не стоит забывать о долгах. И что банки все же не благотворительные структуры, – рано или поздно, они сократят кредитование домохозяйств учитывая, что деньги (пусть и взятые под минимальный процент) им не возвращают.

Читайте также на DOSSIER:  Местные выборы 2020: кто из кандидатов собрал больше всего голосов

То, что сейчас происходит, описывал еще идеолог либеральной экономической модели Адам Смит: по сути, капитализм заканчивается, когда дальше глобально нельзя расширять рынки сбыта. То есть это вопрос окончания экономической модели. Если посмотреть в историю, то модель меняли путем войны. Скажем так, под мировую трагедию «удобно» вводить новое политэкономическое устройство. А сугубо в экономическом аспекте – ВПК эта та экономическая отрасль, спрос на продукцию которой вводится путем политических решений. Очень не хочется, чтобы мировые элиты в этом вопросе переформатировали экономику именно в этом русле.

Угроза войны

«В теории заявление Столтенберга правильное. ВПК во многих странах мира в определенный момент было локомотивом экономического развития. Но необходимо еще убедить правительство и общество в эффективности военных инвестиций. А чаще всего это удается только в случае реальной угрозы войны», — заявил политолог Руслан Бортник.

Не хотелось бы, чтобы увеличение расходов на ВПК стимулировали усилением военных конфронтации в мире, подчеркнул политолог.

«Понятно, что генсек НАТО выступает как военный лоббист. Он таким образом пытается убедить национальное правительство увеличить издержки на ВПК, и у него есть свои интересы. Например, в Израиле или в СССР эта модель работала. А в Украине даже с начала боевых действий мы видели, что дополнительные инвестиции в ВПК без надлежащей программы контроля приводят просто к коррупции, а не росту экономики», — отметил он.

Рынок вооружения составляет где-то 50 миллиардов долларов в год по основным позициям, говорит экономист Алексей Кущ.

«Он никогда не был серьезным сегментом мирового рынка сбыта. Он по капитализации уступает сырьевым, финансовым рынкам, рынку золота и нефти. Страны на оружии никогда не могут заработать основные деньги, которые есть в экономике. Прирост оружия всегда был дополнительным заработком для бедных стран (как Украины)», — заявил экономист.

Читайте также на DOSSIER:  Правительство поддержало два документа по приближению Украины к стандартам НАТО

В принципе, продажа оружия всегда рассматривалась как элемент политического союзничества или, наоборот, соперничества, считает А. Кущ.

«Например, США продает оружие в другие страны не только для того, чтобы заработать, а для того, чтобы проявить поддержку той или ной стране. Например, они никогда не продадут оружие Китаю или Ирану. Хотя, возможно, эти страны заплатили бы в десятки раз больше. По этой причине продажа оружия выгодна только тем странам, которые реализуют долгосрочные политические цели», — отметил он.

Столтенберг просто хочет в то время, как США ослабляют свое стратегическое участие в НАТО и когда некоторые страны, которые раньше прятались под «финансированием» в НАТО, благодаря чему экономили огромные ресурсы на своих армиях, чтобы эти страны немного увеличили свои военные затраты, заявил экономист.

Это инвестиции в оборону страны, говорит А. Кущ.

«Это просто компенсации за то, что США уменьшит свою роль в НАТО», — отметил он.

Роль Украины

Подчеркнем, что 12 июня Украина стала членом Программы расширенных возможностей НАТО. Новый статус предполагает углубление сотрудничества между союзниками и партнерами, которые внесли значительный вклад в операции и миссии под руководством Альянса.

Также стоит отметить, что глава представительства НАТО в Украине Александр Винников рассказал о том, что нужно сделать украинским властям для членства в НАТО.

«Для этого нужно провести комплексные реформы, сосредоточившись на внутренних комплексных реформах в секторе безопасности и обороны, которые позволят ей достичь полной оперативной совместимости с Альянсом», — сказал он.

В частности, речь идет о реформах в секторе безопасности и обороны, включая выполнение принятого в 2018 году Закона «О национальной безопасности Украины», уточнил представитель НАТО.

Читайте также на DOSSIER:  Правительство поддержало два документа по приближению Украины к стандартам НАТО

«Он включает реформу СБУ, сектора разведки, принятие законопроекта «О государственной тайне» и «О парламентском надзоре за сектором безопасности и разведки», а также реформу оборонно-технического комплекса», — пояснил Винников.

Он также подчеркнул необходимость судебной реформы и системной борьбы против коррупции. Кроме того, для получения полноправного членства Украина должна провести комплексные реформы в экономике, по словам представителя НАТО.

«Для бизнеса очень важно, чтобы в стране работала судебная власть и чтобы инвесторы были защищены», — отметил Винников.

Можно сегодня представить, насколько украинцам уже надоели эти вечные разговоры о реформах. И не без причин, ведь при монетизации экономики на 30% при норме 100% это все равно, что говорить о ремонте в доме, на который банально нет денег. При такой экономике какие взносы сможет платить Украина в НАТО, если станет членом? Уж точно в лучшем случае небольшие. А вот НАТО за них придется перенять на себя целый багаж украинских проблем. Занимается ли данная структура благотворительностью? Вряд ли.

«Что касается того, есть ли у Украины ресурсы для того, чтобы соответствовать стандартам НАТО, то если, по словам министра финансов, нужно 8 миллиардов долларов занять до конца года (это постановка проблемы), то соответственно, в этом году точно денег не будет», — заявил политический аналитик Руслан Бизяев.

До 2023 года нет реальных шансов перевести вопрос о соответствии стандартам НАТО в практическую плоскость, подчеркнул аналитик.

«А что будет, начиная с 2023 года, с НАТО является достаточно интересным и спорным вопросом, ответа на который сейчас нет ни у кого. Даже у Макрона и Меркель», — отметил он.