Святослав Протас: мы проглотили, когда воровали на армии - проглотим и кражи на эпидемии - DOSSIER

Святослав Протас: мы проглотили, когда воровали на армии — проглотим и кражи на эпидемии

Украина стояла в шаге от уничтожения перед угрозой коронавируса

КИЕВ. 8 апреля. УНН. В свое время, я пять лет проработала в Министерстве здравоохранения. Это были не простые времена: эпидемия атипичной пневмонии 2003 года, птичий грипп, вспышки гепатита и даже брюшного тифа. Все это время я смотрела на работу санитарных врачей и удивлялась четкости их действий, оперативности реакций на вызовы — никаких метаний из стороны в сторону, никакой паники и сомнений. Это вызывало восхищение. Когда главный санитарный врач или его заместители не раздумывая заходили в очаг инфекции, изучали ситуацию, проверяли состояние карантинных мероприятий и так далее.

И вот, уже будучи давно в частном бизнесе, я наблюдала извне, как начали разрушать эту слаженную систему, как рудимент коммунизма, как весело и с шутками начали уничтожать санэпид вертикаль… Тогда в 2017 году, премьер  Гройсман, подписывая постановление о ликвидации Санитарно-эпидемиологической службы, в ответ на вопрос нашего журналиста: готов ли он нести ответственность в случае новых вспышек и отсутствия системы, мило улыбаясь ответил: я уверен в Украине ничего такого не произойдет…

Последним бастионом сдерживания разрушения системы тогда стал Главный санитарный врач Украины Святослав Протас. Человек, который, не жалея своего времени и здоровья пошел против, против тех, кому очень важно уничтожить систему и оставить Украину без какой-либо защиты … Сегодня мой разговор именно с ним, с героем, который не побоялся и не боится сегодня — продолжает отстаивать не только свои права, а права и целесообразность всей санитарно-эпидемиологической службы.

— Господин Святослав, по вашему мнению, кто был конечным реципиентом уничтожения санэпидслужбы? Лозунги были разные, а суть, как мы понимаем, много глубже: есть кто-то конкретный — или страна, или человек, кому было выгодно уничтожение фактически уничтожение санитарно-эпидемиологического благополучия Украины…

По моему глубокому убеждению, это выгодно было тем, кто привык зарабатывать на здоровье своих сограждан. Я думаю, что это было предметом картельного сговора международной фармацевтической и аграрной мафии, так как и одним так и другим не хотелось, чтобы говорили правду о том, какие продукты питания мы употребляем, о том какими лекарствами мы лечимся. Поэтому, я думаю, что именно пренебрежение национальными интересами и здоровьем украинцев стало результатом уничтожения санитарно-эпидемиологической службы. Кроме того, был ряд организаций, которые привыкли зарабатывать на так называемых донорских средствах, которые выделяются как средства международной технической помощи для Украины. В частности, речь идет о тех организациях, которые занимались профилактикой ВИЧ-инфекции, туберкулеза…

Если мы вспомним историю, то еще в начале 2000-х годов были созданы отдельные структуры, которые начали заниматься именно профилактикой определенных инфекционных болезней, к тому времени именно санэпидслужба на протяжении более чем ста лет занималась профилактикой всех инфекционных болезней. Но когда проблема ВИЧ-инфекции, туберкулеза начала приобретать угрожающие масштабы, тогда начало международное сообщество выделять дополнительные средства на борьбу с этими эпидемиями. И для того, чтобы, скажем так незаметно и неэффективно использовать эти средства, были созданы отдельные организации, отдельные учреждения, которые собственно и были реципиентами этих средств, в том числе речь идет о средствах Глобального фонда (Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией – ред.), направленных на профилактику инфекционных болезней.

А дальше – интереснее, именно эти международные организации заявили, что в стране не может быть несколько систем эпидемиологического надзора которые бы базировались на определенных нозологиях, так как система эпидемиологического надзора и профилактики должна быть одна — унифицированная. Именно они пожелали фактически взять на себя функции и конечно все донорские средства.

       На самом деле, как таковой ликвидации не произошло, а произошла банальная, как называю «фасадная реформа», потому что произошла смена вывески – изменилось название службы.

В свое время основными в санэпидслужбы были профилактика и инспекционная функции. Конечно наибольшую критику вызвала всегда инспекционная составляющая, я бы даже сказал, что это не столько функция, а больше инструмент. Функцией была профилактика, а инструментом была проверка. Это было эффективно в условиях Советского Союза, в условиях государственной собственности, собственно эта служба (санитарно-эпидемиологическая — ред.) выполняла функцию службы внутреннего контроля, который называется ОТК (обязательный технический контроль –ред.). Когда мы изменили свой общественно-политический строй, введена была рыночная экономика безусловно эта функция стала лишней, и она стала раздражителем для общества. Но на самом деле мы вместо того, чтобы изменить законодательство и сделать ревизию этого функционала, мы прикрылись формальными вещами и под этими лозунгами разрушили другую важную составляющую деятельности — сам вопрос эпидемической и гигиенической безопасности государства.

— И профилактики, как таковой…

Безусловно.

— Что сегодня происходит с должности главного санитарного врача? Он, на мой взгляд выполняет больше функции спикера МОЗ, чем те, которые должны быть предусмотрены функционалом. Выглядит странно, главный санитарный есть, а службы нету, согласно законодательства только он имеет право объявлять карантин, а его объявляет правительство. Урезанная структура, должность без службы и частичный диссонанс с законодательством, что это и как надолго?

Скажем так, государство и правительство сейчас спасаются в тех условиях, которые сегодня есть. Если подойти, действительно, с точки зрения закона, то абсолютно все эти решения являются ничтожными, так как по законодательству главный санитарный врач — это руководитель центрального органа исполнительной власти, отдельного органа уполномоченного на осуществление функций по реализации политики в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Такого органа де-юре на сегодня нет. Потому что решением правительства в 2017 году эта служба была ликвидирована. Фактически она сегодня де-факто не существует, потому что там нет абсолютно работников, но сам процесс ликвидации также не завершен – служба юридически находится в состоянии прекращения, потому что там есть целый ряд судебных исков, ряд исполнительных производств, которые делают невозможным процесс ликвидации.

— Я все равно не понимаю: правительство и СНБО, и премьер-министр и бывший министр Емец говорили о том, что в первую очередь нам необходимо восстановить санитарно-эпидемиологическую службу… Потом идет назначение господина Ляшко главным санитарным врачом Украины — без службы, без вертикали — без ничего. Пока то, что мы видим, он выходит каждое утро брифинг и озвучивает статистику. Говорят, что подписывает какие-то распоряжения. Что восстановили?

Читайте также на DOSSIER:  Степанов хочет контролировать медицинские закупки: это возвращение к коррупции

Цинизм ситуации в том, что предыдущая власть пиарилась на ликвидации санитарно-эпидемиологической службы, а нынешняя власть приобретает свои политические рейтинги на декларации о ее восстановлении – мы же понимаем, что, простите, труп воскресить очень трудно. Мы лишились самого главного — кадров, наших профессиональных, специализированных кадро, мы потеряли возможность их подготовки — мы 5 лет не готовим эпидемиологов. А собственно касательно Виктора  Ляшко, который превратился в пресс-секретаря Министерства здравоохранения … над ним судьба сыграла злую шутку, так как он фактически стоял во главе движения по дискредитации санитарно-эпидемической службы, ее разрушения. Я вам больше скажу, им был подготовлен проект решения правительства, который был завизирован бывшим министром здравоохранения Зоряной Скалецкой о полной децентрализации тех лабораторий, которые остались от санитарно-эпидемиологической службы и уже в этом году они должны быть уничтожены. Это просто Господь Бог уберег наше государство от этого. Мы имели бы сейчас проблему диагностики такого масштаба последствия которой были бы непредсказуемы.

— То есть Супрун с Гройсманом начали ту историю, Скалецкая собиралась ее закончить с помощью Ляшко, который сейчас главный санитарный врач? Хорошо, что у него нет вертикали в таком случае.

Ручка без чемодана…

— Прекрасно! Когда-то были государственные секретари — министр без портфеля.

Аналогия верна.

— Скажите мне пожалуйста, а что сегодня мешает премьер-министру Денису Шмигалю принять постановление, которым просто приостановить действие постановления Гройсмана о ликвидации, и восстановить Государственную санитарно-эпидемиологическую службу?

На самом деле юридических препятствий для такого решения нет. И действительно, если бы власть хотела перейти от слов к делу — такое решение было бы принято. Мне кажется, что эти декларации делаются исключительного для того чтобы успокоить население и отвлечь внимание – мое ощущение, что никто не собирается ничего восстанавливать, а наоборот ждут чтобы поскорее закончилась эпидемия чтобы закончить эти свои варварские намерения по уничтожению подразделений и сокращение людей, которые остались от бывшей санэпидслужбы. Я здесь провожу такую историческую параллель с 2009 годом, когда была пандемия «свиного гриппа». Именно тогда, в 2009 году было приобретено оборудование для проведения молекулярно-генетических исследований, в частности, полимеразной цепной реакции…

— Это те ПЦР-лаборатории, которые сегодня проводят диагностику коронавируса?

Так точно, именно те ПЦР, которые сегодня спасают украинцев путем тестирования их на коронавирус. Представьте себе, если бы мы тогда не закупили лаборатории, или если бы их децентрализовали и фактически уничтожили? Мы бы сегодня вообще не были способны проводить это тестирование.

— То есть итальянский сценарий для нас мог бы быть лайт-версии?

Безусловно, потому что если бы мы потеряли, уничтожили эти лабораторные подразделения, то даже при условии, что нам бы кто-то купил это оборудование, мы бы просто не успели подготовить персонал для работы на этом оборудовании. Повторюсь, можно подготовить воина за 3 месяца на полигоне, но нельзя подготовить врача за один год — должны пройти десятилетия, а именно врачи-вирусологи — это на сегодня вообще довольно редкая профессия, а именно они должны работать на этом оборудовании и понимать, что такое вирус и как подготовить эти пробы, как их тестировать.

— Как ни парадоксально, но если бы COVID-19 пришел в Украину чуть позже, мы могли бы остаться без лабораторий?

Мы могли бы остаться, больше скажу, без страны. В нашей ситуации социально-экономической и при нашей демографическом кризисе, у нас бы просто не осталось трудоспособного населения.

— О COVID-19 говорят с января месяца. Скалецкая — министр тоже не так давно была и не так долго. Чисто человеческое вопрос: чем они думали?

Я думаю, извините за тавтологию, на самом деле они не думали ничем. Просто выполнялись те установки и те стратегии разрушительные, которые были подготовлены далеко за пределами Украины и далеко не в украинских интересах. Имеется в виду концепции, реформы и целый ряд планов по их реализации.

— Вам не кажется, что это просто план уничтожения населения Украины?

Я думаю, что это просто очевидные вещи, потому что сильная Украина никому не нужна, кроме украинцев. Мы заложниками геополитических противостояний между двумя сильными цивилизациями. И мы фактически это ощущаем на себе по количеству, простите, тех «майданов», которые состоялись в нашей стране и по количеству украинцев, которых мы потеряли. Последняя перепись показал цифру в 37 млн — это после того, как нас было больше 50 (млн — ред.). То есть это осуществляется умышленный геноцид, причем в разных сферах, для того чтобы Украину просто уничтожить.

— Насколько я знаю, сейчас в суде слушается дело о неправомерности уничтожения службы и отмене постановления Гройсмана. На какой стадии сейчас этот вопрос и на что вы надеетесь?

Действительно, мной был подан иск об отмене решения о ликвидации санитарно-эпидемической службы как бывшего руководителя — имел честь возглавлять 2 года подряд эту службу, с 2014 по 2016 годы. Просто я, понимая, что это не первая и не последняя эпидемия в государстве и Всемирная организация здравоохранения сегодня биологические угрозы выставляет на первый план как угрозы человеческой цивилизации, и те пандемии, которые происходят в последнее десятилетие этому являются подтверждением, именно исходя из этих мотивов мной был подготовлен этот иск. Надо отдать должное судебной власти: осознавая, видимо, ситуацию, в которой оказались государство и мир, было оперативно открыто производство по этому делу. Предварительное подготовительное заседание назначено на 21 апреля этого года.

Я надеюсь, что решение будет все же иск будет удовлетворен, что будут учтены те юридические аргументы и фактические обстоятельства, которые способствовали принятию такого решения. Потому что его антиконституционность очевидна, поскольку статья 49 Конституции четко указывает, что именно государство должно обеспечивать санитарно-эпидемическое благополучие населения. Указом Президента в 2010 году была создана Санитарно-эпидемическая служба именно для реализации этой функции, и эта функция закреплена в двух профильных законах об обеспечении санитарного и эпидемического благополучия населения, в Законе Украины «О защите населения от инфекционных болезней», которые собственно сегодня не работают в силу того что нет субъекта правового регулирования, нет этих служб, нет врачей, которые могли бы используя Закон соответствующим образом влиять на общественные отношения. И этот казус, что сейчас происходит с карантинными мероприятиями, он ярко демонстрирует эту несогласованность законодательства.

Читайте также на DOSSIER:  В ЕС одобрили реформу сельхозполитики с уклоном на экологизацию

Кроме того, наличие решения о признании такого решения незаконным будет основанием для решения вопроса о и привлечения к ответственности лиц, его принимавших и на каком уровне проводились эти согласования и обсуждения. Чтобы, собственно, мы снова таки не заговорили эту тему и чтобы виновные были наказаны. Иначе мы никогда не станем правовым государством, в котором будет господствовать верховенство права.

— Что вы лично чувствуете к тем людям, которые подписывали те постановления, писали все эти планы и вообще у вас на глазах уничтожали ваше детище?

Я не склонен о людях думать плохо, и я всегда считаю, что люди у нас хорошие. Просто не все видимо способны противостоять тем соблазнам, в частности речь идет и о материальных благах, как в виде простите конфетки, которые подаются тем людям, которые готовы за этих 30 сребреников предать свою страну и предать своих сограждан. Я думаю, что Бог им всем судья. Я им желаю, чтобы они когда-то это признали, чтобы они не переобувались в воздухе и чтобы они сами осознали грех который они совершали, совершают и продолжат совершать по отношению к своим гражданам.

— Пока не похоже, чтобы они раскаялись поняли, исходя из того что мы видим в информационном пространстве. Их действия на их совести, а наша задача — следить за тем, чтобы больше такого не произошло и больше не было ни у кого желания разрушить то, что сегодня спасает людей… Идет четвертая неделя карантина. Государство закупает быстрые тесты, чувствительность и достоверность которых в лучшем случае составляет 30%. Подчеркиваю — в лучшем случае. Я лично проверила — мне подарили целых 25 быстрых тестов. Не работают они никак. У них не правильная постановка самого анализа, они работают одинаково на кровь, на воду, на алкоголь, кофе и тому подобное. У меня даже была ситуация, когда в кофе быстрый тест нашел антитела на COVID 19. Ситуация конечно забавная, для здорового человека, а для государства в период эпидемии? 800 тыс. быстрых тестов — хлама, который абсолютно ничего не дает, кроме псевдо-отрицательных результатов? Приезжает скорая, по показаниям делает быстрый тест (неработающий) констатирует отсутствие коронавируса и все: человек успокоился, пьет чаек с лимончиком, а через 3-4 дня – реанимация… Кроме денег, есть еще какой-то трезвое обоснования таких покупок?

К большому сожалению, мы не делаем выводов и не становимся цивилизованным государством, видимо, в силу того, что уже вторая весна приходит, а у нас никто не сидит. И когда у нас воровали на армии, мы это забыли и простили, и теперь, когда воруют на эпидемии, мы снова это, простите, проглотили, и снова на это никто не ответит. Это же не секрет, что кому война, а кому мать родная.

— Хочу вернуться назад к нашим лабораториям. На сегодняшний день есть много отказов семейных врачей в ПЦР-тестировании, когда температура ниже 38 и отсутствуют классические симптомы. При том, что мы знаем — уже есть украинская статистика, когда COVID-19 протекает с температурой 37,2-37,5. Он может протекать даже без резкого кашля и тому подобное. У меня вопрос: есть ли в Украине на сегодняшний день на базе тех лабораторий потенциал для увеличения ежедневных тестов методом ПЦР-диагностики?

Я бы не хотел добавлять паники сейчас в этой ситуации, потому что мы и так понимаем сейчас, что люди «на грани». Но мы должны осознавать, потенциала у нас нет. И тут даже не вопрос оборудования, потому что, скажем, его можно… хотя в условиях мирового дефицита это тоже проблема, но можно оборудование срочно приобрести, модернизировать, как говорится, с колес, эти наши лаборатории, но у нас просто не хватит человеческого потенциала. У нас нет столько людей, которые могли бы сформировать эти бригады, чтобы работать круглосуточно и увеличить в разы пропускную способность тех лабораторий. Поэтому к сожалению, больше чем мы делаем, а это в среднем где-то около 100 исследований на одну область — больше мы не сможем, просто в силу отсутствия медицинских кадров, способных проводить.

— Давайте поговори о протоколах лечения больных COVID, потому что это — отдельная тема баталий. Более двух месяцев два министра — Скалецкая и Емец не могли их подписать. Все прекрасно понимали, что придет COVID в Украине, он не может обойти стороной. Министр Степанов за два дня подписывает протоколы лечения больных COVID. И тут появляются критиканы со времен и.о. министра Супрун, которые не покладая сил и средств критикуют документ, мотивируя тем что Минздрав внес в протоколы лекарственные препараты, которые не имеют доказанной эффективности в лечении COVID. Если я не ошибаюсь, в мир и нет таких препаратов, которые сегодня имели бы доказанную эффективность лечения COVID. С чего они подняли такой шум? На сколько я поняла из общения с врачами, они говорят, что локальные протоколы дают возможность лечить COVID на первичных стадиях и не доводить людей массово к ИВЛов. Которых в Украине, мы точно знаем, что не хватает. Мне это похоже скорее на диверсию, чем на профессиональную дискуссию.

Меня никогда не удивлял уровень невежества и цинизма этих критиканов, которые сейчас в условиях такой сложной эпидемической ситуации вообще себе позволяют невероятные вещи. Что меня больше поражает — это уровень их жадности, потому что мы начинали наш разговор о том, кто был реципиентом ликвидации службы, а тем кто осуществлял закупку в международных организациях, то есть завозил иммунобиологические препараты в Украине без какого-либо контроля, и того больше принимали нормативные акты в министерстве, которые делали невозможным полноценное расследование неблагоприятных событий после иммунизации… и  эти же люди сейчас не гнушаются возможностью заработать на аппарата х искусственной вентиляции легких, прекрасно осознавая, что даже если мы сейчас привезем еще несколько сотен  этих аппаратов — у нас некому будет на них работать. Такие специфические навыки нужно постоянно поддерживать, а у нас за время правления предыдущих команд в министерстве сотни тысяч врачей просто выехали за границу.

Читайте также на DOSSIER:  Размер пенсий поразит украинцев – эксперт раскрыл подробности пенсионной реформы

И я вам скажу с точки зрения инфекционного контроля, как специалист, у нас надо избегать максимально вообще возможности доведения течения болезни до подключения к аппарату ИВЛ. Потому что мы можем спровоцировать развитие так называемых ИВЛ-ассоциированных пневмоний, вызываемых синегнойной палочкой. Если сейчас проанализировать ситуацию в Италии, то у них очень много людей умирают от сепсиса. Сепсис не является прямым осложнением коронавирусной инфекции. Сепсис — это следствие применения аппаратов ИВЛ с нарушением правил их обработки и использования. Поэтому как раз протоколы и направлены на то, чтобы мы минимизировали количество и вообще процент болезни с тяжелым течением, чтобы мы ее на ранней стадии могли и продиагностировать, и пролечить и не доводить людей до аппаратов, тем самым не подвергая их дополнительной опасности. А всем критиканам и псевдоэкспертам, я бы посоветовал — хотите помочь — идите в реанимации инфекционных отделений, там всегда недостает санитарок, помогите им, непосредственно физическим трудом, а не мудрствуйте в Фейсбуке или на страницах СМИ.

— С началом второго этапа реформы фактически стал невозможным доступ ученых вирусологов и инфекционистов на клинические базы, где лежат больные, где больше всего сегодня нужна их помощь. И это в период эпидемии. У меня вопрос, просто необдуманный шаг? Просто никто этого не просчитал? Тогда вопрос — чего не исправляют? Опять же — спланированная диверсия? Не допустить ученых вирусологов на клинические базы, где больным нужна реальная их консультация?

Я задавал этот вопрос себе лично. И убеждал себя — возможно это простите не академический термин, но банальная тупость как тех, кто придумывал определенные реформаторские решения, так и исполнителей, кто их внедрял. Возможно это просто недоработки на из уровней исполнения той же программы электронного здравоохранения. Но если окунуться в ту проблему с головой и проанализировать вообще действия и поведение руководства области здравоохранения в предыдущие годы, то мы понимаем, что это была планомерная работа и планомерное уничтожение медицинской науки.

Я думаю, что не секрет ни для кого, что коммуникация между Национальной академией медицинских наук и Министерства здравоохранения за последние 5 лет — ее просто не было физически. То есть я так понимаю, что это была просто банальная месть ученым за то, возможно, что они немножко умнее чем те, кто разрабатывал… Иначе я для себя ответа на этот вопрос не нашел. Но я искренне верю сейчас, что такими же быстрыми решениями как были утверждены протоколы будет исправлена ​​и эта ошибка и будет проведена ревизия других решений, которые принимались по финансированию инфекционных стационаров, противотуберкулезных, психиатрической службы, и мы все же проведем тот аудит, который нам обещают уже больше года, но его до сих пор не проводят и результатов нет. Потому что без аудита, не понимая, что у нас есть мы не будем понимать, как этим распоряжаться.

— Дай Бог ума, выдержки и политической воли нынешнему руководству Минздрава не допустить тех же ошибок. С сегодняшнего дня (интервью было записано 6 апреля – ред.) начали действовать усиленные карантинные мероприятия. На сколько с вашей точки зрения они являются правильными?

Чисто мое личное мнение — возможно мы где-то делаем чуть больше, чем того требует ситуация. Здесь можно безусловно найти оправдание для власти, потому что есть определенные отягчающие обстоятельства — это разрушена санитарно-эпидемиологическая служба, разрушена инфекционная служба, не хватает кадров, поэтому для нас любой разгар эпидемии, массовые поступления вот такие которые мы наблюдаем в странах ЕС — они для нас очень опасными. Мы просто с ними не справимся. Поэтому мы стараемся их компенсировать такими быть частично и чрезмерными мерами. Мы не должны сейчас делать шаги, которые раскалывают общество, мы наоборот должны объединить его и тогда спокойно переживем эпидемию.

— Вы сказали «спокойно это переживем», а действительно ли спокойно? Какой дальнейший сценарий развития событий по поводу распространения эпидемии в Украине?

Думаю, что до конца апреля месяца темпы развития должны существенно снизиться, так как здесь определенные объективные природные факторы: это увеличение продолжительности светового дня в связи с наступлением летнего периода. Соответственно увеличение продолжительности инсоляции, а ультрафиолетовое излучение оказывает разрушительное действие на структуру вируса. Поэтому чем больше будет светить нам солнышко — тем больше будет уменьшаться циркуляция этого возбудителя.

Кроме того — сам фактор повышения температуры в окружающей среде. Вирус этот из группы респираторных вирусов, которые имеют определенную сезонность в своей циркуляции, собственно это, как раз связано с этими природными факторами.

Другой аспект и фактор — низкий уровень урбанизации и время огородных работ — потому что нам надо думать, чем мы будем кормить себя и свои семьи осенью, люди начнут работать на свежем воздухе и это тоже положительный фактор. Поэтому эпидемия у нас на период лета утихнет, но это не время, чтобы расслабляться, это время, чтобы мобилизоваться. Пока не будет найдена вакцина и не будет проведена искусственная иммунизация населения единственный путь остановить эпидемию — только когда переболеет каждый третий гражданин и сформируется коллективный иммунитет и популяционно-иммунная прослойка остановит передачу возбудителя.

То есть, я прогнозирую, что более интенсивный уровень развития коронавирусной болезни придется на осень этого года.

— То есть, сейчас мы имеем некую тренировку, а дальше будет — настоящее испытание?

Если не будут найдены специфические средства лечения и профилактики, к сожалению, мы будем вынуждены просто переболеть этим возбудителем.