«СВІЙ ДО СВОГО ПО СВОЄ». ЕСТЬ ЛИ ПЕРСПЕКТИВА У УГОЛОВНОГО ДЕЛА ТИМОШЕНКО/ГОЛИКА/РЕЗНИЧЕНКО?

ДЕЛА ТИМОШЕНКО/ГОЛИКА/РЕЗНИЧЕНКО
FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

Война не меняет нечестных людей ни в центре, ни на местах, а делает их еще циничнее. Скоро минет год с тех пор, как глава Днепропетровской областной военной администрации Валентин  оказался в центре коррупционного скандала, бросившего тень на ближайшее окружение главы государства. Теперь по меньшей мере в четырех офисах страны — президента, Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) и полиции Днепропетровской области — знают о прибыльной связи Резниченко с фитнесс-тренером Яной Хлантой и нескольких ярких пунктах их жизни. Речь идет об автомобиле, совместных перелетах и 1,5 млрд грн, которые Днепропетровская ОВА направила компании «Будинвест инжиниринг» (которой руководит Хланта) для ремонта дорог.

Но если фигуранта уголовного дела НАБУ Резниченко президент сразу показательно уволил с должности главы прифронтовой Днепропетровщины, то Юрий  — неизменный консультант офиса президента, которого связывают с ООО «Будинвест инжиниринг», уже успел вернуться на Банковую. Он, как всегда, заезжает туда на своем «Мерседесе Брабус» или «Тойоте Секвойя», он имеет свой кабинет теперь уже напротив кабинета заместителя главы офиса президента Алексея Кулебы и большое влияние на глав областных военных администраций, держа руку на горле Днепропетровской области. Которая, кстати, недавно снова отличилась миллиардными подрядами на ремонт дорог уже с новым главой ОВА Сергеем Лысаком. Как-то очень уж попахивает Одессой. Нет?

Интересно и то, что в этой истории со многими известными и переменными некоторые персонажи за год расследования вообще потерялись. А именно: бывший куратор «Большого строительства» Кирилл Тимошенко, которого и консультировал на высокой должности заместителя главы офиса президента Юрий Голик. Наши источники утверждают, что был момент, когда судьбы этих троих государственных деятелей (двое из которых даже не являются государственными служащими и не должны декларировать свои доходы) могли пересечься в одном СИЗО. Однако никого из них не задержали.

Что вообще творится в сфере противодействия коррупции накануне публикации отчета о выполнении Украиной критериев для вступления в ЕС? Зачем в дело, которое расследовало НАБУ, вмешалась областная полиция? Почему НАБУ так медленно расследует дело? Определены ли убытки, нанесенные государству Резниченко и связанными с ним лицами? Насколько длинным может оказаться список этого дела и насколько влиятельными могут быть его фигуранты, если НАБУ и САП удастся эффективно противостоять давлению из властных кабинетов?

Чтобы найти ответы на эти вопросы, мы направили запросы в антикоррупционные и правоохранительные органы, пообщались с источниками во властных кабинетах, а также задали вопрос представителям ряда государственных органов.

Короткая история о почти большой удаче

2 ноября 2022 года Главное управление национальной полиции в Днепропетровской области открыло уголовное дело против «должностных лиц Днепропетровской областной военной администрации». В уголовном производстве было две статьи — о злоупотреблении властью и служебным положением и об отмывании доходов, полученных преступным путем. Казалось бы, ничего странного, если бы не одно но. Дело, которым начала заниматься днепровская полиция, касалось главы Днепропетровской областной военной администрации Валентина Резниченко и более полутора миллиардов бюджетных средств. И было подследственно не Нацполиции, а НАБУ, которое к тому времени уже проводило расследование по этому факту.

Кейс заботливого обустройства дорог Днепропетровщины известен всем, кто хотя бы немного читал новости в ноябре прошлого года. Начался он еще в 2021 году, когда издание «Наші гроші» впервые опубликовало историю о блестящем взлете ООО «Будинвест инжиниринг», ловко забиравшем у области один тендер за другим и ставшим одним из любимцев Государственного агентства автомобильных дорог (Укравтодора). Журналисты «Наших грошей» оказались настойчивыми и упрямыми и дальше следили за деятельностью компании. И ровно через год, когда Вооруженные силы Украины уже освободили от российской армии Киевскую область и осталось немногим более месяца до новостей об освобождении оккупированной Харьковщины, издание опубликовало продолжение истории с «Будинвест инжиниринг».

Новые данные, на которые обратили внимание «Наші гроші», свидетельствовали о том, что в период с мая по июль 2022 года ООО «Будинвест инжиниринг» получило от Департамента жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) и строительства Днепропетровской ОВА 1,2 млрд грн. Часть заключенных договоров не опубликованы на сайте закупок «Прозорро». О том, какие дороги ремонтировали во время военного положения в прифронтовой области, тоже нельзя узнать. После этого расследования между компанией и Госказначейством не было операций, однако в середине сентября прошлого года они возобновились. Пока 2 ноября СМИ не опубликовали два расследования, где речь шла о тех самых людях: главе Днепропетровской ОВА Валентине Резниченко и его вероятной подруге Яне Хланте, которая и была владелицей компании «Будинвест инжиниринг». Историю владельцев этого ООО тоже стоит напомнить.

DOSSIER →   "В Киеве захватили 1 га фасадной земли на Троещине", – член антикоррупционного совета при Минобороны Кривошея

Компанию «Будинвест инжиниринг» основала в 2017 году Ирина Воробьева. По большому совпадению, в этом же году Валентин Резниченко впервые возглавил Днепропетровскую ОГА. Советником Резниченко был его старый знакомый Юрий Голик. И если за восемь лет Валентин Резниченко остался главой Днепропетровской ОГА (с началом полномасштабного вторжения областные государственные администрации указом президента трансформировались в областные военные администрации), хотя уже и при каденции другого президента, пережив одно увольнение, судьба его помощника сложилась иначе. Юрий Голик после президентских выборов 2019 года стал консультантом (он не занимал государственных должностей и не был государственным служащим) президентской программы «Большое строительство». До начала полномасштабного российского вторжения программа реализовывалась за бюджетный счет и охватывала реконструкцию дорог, школ и детсадов на миллиарды бюджетных средств. О чем именно заботился верховный консультант Голик, стало понятно чуть позже.

Игра в наперстки

Очевидно, отреагировав на расследование журналистов «Наших грошей» о выигранных ООО «Будинвест инжиниринг» тендерах на ремонт дорог в Днепропетровской области на сумму свыше 1,5 млрд грн, НАБУ и САП открыли уголовное производство. Дело имело предварительную квалификацию по статьям 364 (злоупотребление властью и служебным положением) и 209 (отмывание доходов) Уголовного кодекса Украины. Но через какое-то время свой незаконный дубль открывает Нацпол.

Для чего полиция открыла дело, когда знала: если в истории фигурирует 1,5 млрд грн — это точно сфера расследования НАБУ, ведь подследственность производств последней стартует от 30 тыс. долл.? Почему дело открыли 2 ноября 2022 года, когда медиа опубликовали подтверждение того, что Валентин Резниченко и Яна Хланта тесно общаются? Куда спешили? И кто посоветовал сразу провести обыски в Днепропетровской ОВА, чтобы изъять оригиналы документов, которые потом хотели уничтожить?

ZN.UA направило информационный запрос в полицию Днепропетровской области с просьбой объяснить, почему случилось так, что она расследовала неподследственное ей дело. И Нацпол Днепра ответил, сухо констатировав, что в январе 2023 года дело передали в НАБУ. Однако же выигранного времени не потеряли. Из собственных источников редакции стало известно, что полиция Днепропетровской области хотела провести почерковедческую экспертизу документов, которые Нацпол изъял в Днепропетровской ОВА и ООО «Будинвест инжиниринг». Эти документы якобы подтверждали связь главы Днепропетровской ОВА Валентина Резниченко с компанией «Будинвест инжиниринг». После экспертизы правоохранители собирались уничтожить все оригиналы документов. Однако сделать этого не удалось. Антикоррупционные органы спасли документы.

Кстати, в сентябре этого года генерала полиции третьего ранга Анатолия Щадило, который на тот момент возглавлял Главное управление Нацполиции в Днепропетровской области, перевели в Киев. На повышение.

Расследование есть, подозрений нет

Год назад бывший руководитель главного подразделения детективов НАБУ Андрей в интервью ZN.UA в отношении производства о дорожной истории в Днепропетровской области, зарегистрированного САП, пояснил: «Одно дело — доказать по стандартам условного журналистского расследования, сформулировать какие-то представления о тех или иных обстоятельствах у общества. Совсем другое — довести к тому, чтобы сначала сообщить о подозрении, а потом суд вынес соответствующий приговор». К сожалению, после того, как директором НАБУ стал Семен Кривонос, Андрей Калужинский больше там не работает. Как и ряд профессиональных детективов, которые покинули бюро. Вряд ли сейчас можно точно сказать, как этот факт повлияет на расследование дела, которое нас интересует, но предположить, что такая стремительная текучесть кадров в ключевом антикоррупционном органе — плохой сигнал, можно уже сейчас.

А расследование, как сообщают источники, действительно проходит медленно.

За год дважды провели обыски в доме Юрия Голика: сначала в городке «Коник» (тогда же детективы пришли с обысками и к бывшему главе Днепропетровской ОВА Валентину Резниченко). Во время второго обыска у Голика НАБУ изъяло телефон. По информации источников в офисе президента, адвокаты Юрия Голика стараются вернуть гаджет. Также на Банковой уверены, что в производстве совсем не фигурирует Кирилл Тимошенко, который до полномасштабного вторжения был куратором «Большого строительства». Хотя его причастность к тендерам в Днепропетровской ОВА детективы тоже проверяют.

DOSSIER →   Гринкевичей: на передаче денег никого не взяли, а такие дела отпугивают бизнес

Что касается официальной позиции следствия, ZN.UA обратилось в Национальное антикоррупционное бюро с вопросом: действительно ли в производстве сейчас нет Тимошенко? И есть ли там хоть кто-нибудь, кто фигурировал в заголовках медиа об этой истории год назад? В НАБУ ответили, что пока идет расследование, говорить они ничего не могут. Очевидно в ответе антикоррупционного бюро одно — расследование продолжается, а до подозрений еще далеко.

Впрочем, из собственных источников нам удалось узнать, что в производстве сейчас несколько эпизодов. Часть из них касается ремонта дорог в Днепропетровской области. К тому же антикоррупционные органы расследуют факты незаконного обогащения и недостоверного декларирования сотрудников Днепропетровской ОВА. Также НАБУ и САП проверяют как минимум 11 фирм, которые были контрагентами компании «Будинвест инжиниринг». Речь идет о проверке движения средств компаний и то, как они между собой связаны. Часть этих фирм проверяют и на предмет того, связаны ли они с сотрудниками Днепропетровской ОВА.

Экспертиза и аудит, или Рука руку моет

Едва ли не самое главное, над чем работают в НАБУ (как информируют источники) — доказать нанесение убытков. И пока в бюро нет своего экспертного учреждения для проведения этих экспертиз, что значительно ускорило бы продвижение во многих уголовных производствах, антикоррупционным органам приходится выстаивать очередь, чтобы получить результат нужной им экспертизы. И если бы дело было только в очереди. Во-первых, как всегда, на результат экспертизы влияет глава Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз Александр Рувин. О том, как именно влияет, рассказано и написано (в частности и ZN.UA) достаточно. Во-вторых, в этом деле есть и другие обстоятельства, которые мешают даже не самому доказательству убытков, но и предшествующему этапу.

Дело в позиции Государственной аудиторской службы Украины. Тут внимательно. Для того чтобы НАБУ провело экспертизу убытков в деле, бюро должно провести аудит затрат на ремонт дорог, на которые выделял деньги департамент ЖКХ Днепропетровской ОВА. Этот аудит проводит Государственная аудиторская служба. Именно это ведомство проверяет, насколько эффективно тратятся бюджетные средства. Согласитесь, вполне нужная проверка.

И такой аудит в деле начался. Процедура аудита в делах НАБУ от Госаудитслужбы выглядит так: эксперт во время досудебного расследования совместно со следствием работает над материалами, которые он должен проанализировать. Фактически человек из аудиторской службы непосредственно ознакомлен с материалами следствия. И когда аудит в деле Днепропетровской ОВА и компании «Будинвест инжиниринг» провели, а человек из Госаудитслужбы, который его проводил, нашел убытки и должен был написать вывод, начали происходить странные вещи. Госаудитслужба не спешила предоставить следствию вывод, нужный НАБУ для дальнейшей работы и проведения экспертизы, которая должна была подытожить досудебное расследование.

Министр финансов Украины (в каске) Сергей Марченко и Юрий Голик (справа) на дружной велосипедной прогулке
Юрий Голик/facebook

Эту информацию можно толковать и оценивать по-разному. Но есть весомый факт, который нельзя не учитывать: юридически Государственная аудиторская служба прямо подчинена Министерству финансов Украины, руководитель которого Сергей Марченко — спортивный партнер и хороший друг Юрия Голика. То есть представьте ситуацию: правоохранители ведут производство в отношении возможных противоправных действий Голика, а аудит вместе со всеми собранными материалами досудебного расследования, необходимый для проведения дальнейших экспертиз, находится в работе в ведомстве, подчиненном его другу. Это разве не конфликт интересов? И кто здесь может взять самоотвод?

Однако фактор друга из Минфина, который, вероятнее всего, играет в этом деле роль кнопки для людей более высокопоставленных, — это еще не все.

Институционная фишка «ГосдорНИИ»

История Днепропетровской ОВА и компании «Будинвест инжиниринг» крутится вокруг того, проводили ли ремонт дорог, на которые департамент ЖКХ выделял средства, по завышенным ценам. Если да, то компания нанесла государству убытки. Но эти убытки, если они есть, нужно доказать. В Украине работает государственное предприятие «Государственный дорожный научно-исследовательский институт имени М.Шульгина» (ГП «ГосдорНИИ»), которое собирает информацию о ценах на строительные материалы из всех областей. То есть это одна большая база разных товаров строительного спектра. Институт, кстати, подчиняется Укравтодору.

Журналисты и эксперты, которые работают с базой данных «ГосдорНИИ», говорят о том, что поставщики разных строительных материалов могут предоставлять госпредприятию цены с определенной накруткой. Например, если есть фирма, которая продает цемент для строительства или ремонта дорог, и эта фирма дружит с кем-то из сотрудников, которые работают в ОВА и отвечают за проведение тендеров, то информация в «ГосдорНИИ» гарантированно будет искажена, то есть цена завышена. И если эту цену опубликуют в базе «ГосдорНИИ», то получится эффект «снежного кома», где фиктивно завышенная цена станет нормой и дальше другие поставщики начнут брать ее за основу. То есть коррупция начинается уже на этапе формирования цены, а не так называемых откатов. И если договориться с поставщиком того же цемента, который может быть единственным в регионе, то можно завышать цену и она будет законной.

DOSSIER →   ВАКС назначил к рассмотрению дело о «пленках Вовка»

Заместитель директора по евроинтеграции ГП «ГосдорНИИ» Станислав , к которому мы тоже обратились с вопросами, уверен, что утверждения о заложенных в базах «ГосдорНИИ» завышенных ценах не отвечают действительности. По его словам, этот риск нивелирован методикой ценообразования дорожных работ, вступившей в силу 17 октября прошлого года.

«Эта методика отражает общепринятые в мире практики закупок и формирования цен, — объясняет он. — Теперь стоимость материалов отделена от затрат на доставку. Применение методики позволяет заказчику осуществлять контроль над затратами на всех этапах проекта, от планирования до окончания работ. Службы агентства восстановления в областях и отдельных случаях — облгосадминистрации при заказе проектной и сметной документации обязаны отметить среди прочего источник информации о стоимости материалов и расстоянии доставки».

И сейчас в подавляющем большинстве случаев, говорит Гвоздиков, источником информации о стоимости материалов является лишь база «ГосдорНИИ», которая формируется из многих источников информации, не только от поставщиков. Это приблизило стоимость материалов к уровню, который сложился на рынке сегодня, что в свою очередь способствует лучшему пониманию и контролю над реальной стоимостью проекта.

«Информация об отпускных ценах поступает от поставщиков сырья из карьеров, а именно в виде их коммерческих предложений, которые отдельно содержат информацию о стоимости доставки, — продолжает Станислав Гвоздиков. — Также наши аналитики из «ГосдорНИИ» берут исторические данные. Например, информацию с «Прозорро» по уже оплаченным выполненным контрактам и из тендерных предложений участников закупок. Кроме этого, у нас есть база действующих карьеров и мы самостоятельно их прозванием. Все источники информации можно просмотреть в нашей базе данных цен. Поставщик — это только один источник. Когда мы высчитываем среднюю цену, мы считаем ее минимум из 4–5 источников, для объективности», — объясняет Станислав Гвоздиков и уверяет, что коррупционный фактор в завышении цен на этапах формирования ожидаемой стоимости заказчиком, составления контракта и взаиморасчетов с подрядчиками за выполненные работы был полностью устранен в прошлом году благодаря внедрению методики.

Так ли это на самом деле? Наверное, это повод для отдельного расследования и материала. Но получается, что внедренная методика начала работать после того, как департамент ЖКХ Днепропетровской ОВА перечислил компании «Будинвест инжиниринг» 1,5 млрд грн. И не были ли цены из контрактов «Прозорро» уже завышены по этой схеме?

Так есть ли перспектива у дела?

Темпы расследования дела не отвечают нетерпеливым ожиданиям общества о вручении подозрений его вероятным фигурантам. Ожидания завышены, потому что история бьет промеж глаз и ослепляет простотой наглости. Конечно, никто из владельцев фамилий в громких заголовках новостей не виноват, пока суд не вынесет вердикт. Но мы старались очертить линию горизонта, на которой, возможно, дело передадут в суд.

То, кто в этой истории окажется сильнее — закон или властная «крыша», — будет еще одним сигналом того, что реально происходит у нас в антикоррупционном блоке. И кого за это нужно поблагодарить.

Татьяна Безрук