Сушите сухари. Государство “сливает” кондитерскую фабрику под Русалину

FavoriteLoadingДобавить в избранное

ФГИ пять лет тянул с продажей доли в ООО “Свит Ласощив” и в 8 раз уменьшил стоимость

Государственное имущество — одна из статей наполнения госбюджета. Его можно выгодно продать или получать от него доход, не беспокоясь, что завтра нечем будет платить пенсионерам. Ни то то, ни другое не получается у государства Украина. Предприятия доводятся до банкротства и продаются за бесценок, компании, созданные совместно с частным бизнесом, выходят из-под контроля и диктуют государству свои условия, а позже и вовсе вытесняют его из состава собственников, оставив за собой тысячи квадратных метров некогда государственной недвижимости и производственных мощностей.

Такая судьба ждет ООО “Свит ласощив” — производителя кондитерских изделий, в котором государство имеет 40%. Еще 60% принадлежат ООО “Шполянская кондитерская фабрика”, владельцами которой в свою очередь является ООО “Петрус-Инвестбуд” — предприятие давно известных нам товарищей по бизнесу Людмилы Русалиной и Николая Петренко.

“Свит ласощив” был создан на базе Черкасской бисквитной фабрики в 2000 году. История умалчивает, является ли Русалина страстной поклонницей сладкого, но фабрику она облюбовала еще будучи соучредителем и коммерческим директором ООО “ТопТранс”. “Набирает мощности Черкасская бисквитная фабрика, нашедшая компаньона в лице украинской компании «ТопТранс». До этого предприятие использовало 30% своего потенциала. В ближайшее время руководство фабрики планирует не только довести коэффициент использования действующих мощностей до 100%, но и присовокупить к установленной технике еще новые агрегаты”, — повествует найденный в интернет реферат на тему маркетинга, в котором речь идет о начале 2000-х.

Кажется, у руководства получилось: все достижения представлены на сайте торговой марки “Домашне свято”, под которой выпускают сладости Петренко-Русалина.

Предприятие работает не только на свои торговые марки, но и выпускает кондитерские изделия для марок крупных сетей супермаркетов, активно нанимая новых сотрудников.

При этом еще в 2015 году государство сознательно принимает решение продать, казалось бы, невероятно прибыльный актив. Но никакой катастрофы в этом нет. Плохо то, что включив свою долю в перечень приватизируемых объектов, государство тянуло с продажей, пока не был уменьшен уставный капитал компании и это изменение не было зацементировано в судах всех инстанций. Кроме того, на протяжении всего периода деятельности компания “Свит ласощив” не платила государству дивиденды и сократила свои активы, то есть выводила прибыль через свои подконтрольные фирмы. Как такое могло произойти под носом у ФГИ — в расследовании “Вести.ua”.

Большой пшик большой приватизации

О старте большой приватизации в Украине еще в 2015 году заявил действующий на тот момент премьер-министр Арсений Яценюк. Не потеряла актуальности эта тема и после смены власти. Список предприятий, которые правительство передает на приватизацию, все расширяется и расширяется. Но вот свою долю в уставном капитале общества «Свит ласощив» (код ЕГРПОУ 03771732) государство до сих пор так и не продало, хотя еще 12 мая 2015 года эта доля была включена в перечень объектов государственной собственности, которые подлежат приватизации в 2015 году (постановление Кабинета министров Украины № 271 от 12.05.2015).

В 2020 году (газета «Відомості приватизації» №3 от 15 января, страница 9) Фонд госимущества опубликовал перечень пакетов акций (долей) предприятий, приватизация на которых началась. В этом списке значится и доля государства в обществе «Свит ласощив». То есть государство продает свою долю в размере 40% в уставном капитале этого общества.

Там же Фонд указывает, что уставный капитал приватизируемого общества составляет 37 млн гривен, хотя на дату включения правительством (12 мая 2015 года) доли в уставном капитале «Свит ласощив» в перечень приватизируемых объектов он был значительно больше — 64,810 млн гривен.

Уменьшение уставного капитала на 27,81 млн гривен привело к снижению вклада государства с 25,924 млн гривен до 14,8 млн гривен, а в привязке к иностранной валюте за период с даты регистрации общества (2000 год) по настоящий момент вклад государства уменьшился на 4,151 млн долларов (с 4,768 млн до 0,617 млн долларов).

А это значит, что доля государства будет продана минимум в восемь раз дешевле! И это еще не окончательная цена продажи. Большая вероятность, что стоимость взноса государства будет еще снижена при помощи «независимых» оценщиков имущества, которые, как правило, тесно связаны с вероятным покупателем.

“Подарки” на миллионы долларов

Для кого делаются такие преференции и кто станет покупателем доли государства в уставном капитале уже понятно — Людмила Русалина и ее компаньон Николай Петренко, ведь преимущественное право покупки доли государства в ООО «Свит ласощив» имеет второй учредитель. На сегодня это — Шполянская кондитерская фабрика, которая была зарегистрирована 30 марта 2004 года по тому же адресу, что и «Свит ласощив»: Черкассы, ул. Чигиринская, 11, а бенефициарными ее собственниками являются в равной мере Людмила Русалина и Николай Петренко.

И именно они, уменьшив размер уставного капитала общества «Свит ласощив» и снизив долю государства (с 25,924 млн гривен до 14,8 млн гривен), уже отняли в государства 11,124 миллионов. И это без учета инфляции за этот период, которая привела к росту стоимости целостного имущественного комплекса Черкасская бисквитная фабрика, который государство внесло в уставный капитал общества «Свит ласощив». К тому же еще в четвертом квартале 2014 года предприятие «Свит ласощив» произвело дооценку основных средств и увеличило их первоначальную стоимость на 427 млн гривен (с 68,4 млн до 495,4 млн гривен) и отразило по своему балансу капитал в дооценках в размере 47,7 млн гривен. Но уставный капитал общества не был увеличен на сумму дооценки и фонд госимущества такие «шалости» Русалиной и ее компаньона не заметил.

И это не единственный «подарок» государства Русалиной и ее компаньону. «Свит ласощив» — это бывшая Черкасская бисквитная фабрика, которая раньше входила в ЗАО «Укркондитер» (код 03081654). Но в 2000 году согласно приказа Фонда госимущества (главой Фонда в то время был Александр Бондарь) была произведена частичная приватизация этого государственного предприятия, в результате которой оно «по бросовой цене» перешло под полный контроль Людмилы Русалиной и ее бизнес-партнера. К тому же государство с момента такой приватизации не получило ни копейки дивидендов.

То есть «Свит ласощив», получив от государства как взнос в уставный капитал целостный имущественный комплекс Черкасской бисквитной фабрики, за весь период своей деятельности с 4 октября 2000 года не платило государству дивиденды, так как компания, контролируемая Русалиной и Петренко, ежегодно отчитывалась об убытках. При этом Фонд госимущества не замечал такой «эффективной» деятельности.

Так, за период с 2000-го по 2018 год чистая выручка предприятия (без НДС) выросла в 17 раз и составила в 2018 году 363 млн гривен.

Но при этом общество за период с 2000-го по 2018 год получило убытки в размере 96,3 млн гривен. Ни за один год предприятие, как следует из его отчетности, не сработало с прибылью. А в 2012-м и в 2013 годах предприятие отразило в балансе со знаком минус стоимость собственного капитала (то есть долгов больше, чем активов). По этому факту «до Майдана» было начато уголовное производство № 42013250010000288 по ст. 190 ч.3 Уголовного кодекса Украины, в ходе следствия по которому 20 февраля 2014 года было назначено проведения судебно-экономической экспертизы финансово-хозяйственной деятельности «Свит ласощив».

Читайте также на DOSSIER:  "Сдаем все, что не можем приватизировать": что изменил закон о концессии

Какая судьба этого производства – достоверно неизвестно. Но предприятие и дальше продолжает показывать по отчетности убытки. А чтобы эти убытки не бросались в глаза, в 2014 году «Свит ласощив» провело дооценку основных средств, таким образом собственный капитал предприятия вырос.

А реальную причину убытков второй собственник — Фонд имущества – отказывается видеть. Общество «Свит ласощив» убыточное потому, что прибыль его выводится и оседает на других компаниях Русалиной и ее компаньона. Ведь основные поставщики сырья и материалов, а также покупатели кондитерских изделий «Свит ласощив», — это предприятия, которыми владеют Русалина и Петренко: «Петрус-Кондитер», «ЗЛГЗ «Златогор», «Бизнес-центр «Навигатор» (тот самый, что участвовал в захвате офиса «Вестей»), «Навигатор Проперти Менеджмент», «Шполянская кондитерская фабрика», «Петрус-Алко», «Кингсбури Венчур». К тому же не исключено, что «Свит ласощив» продает «печенюшки» за наличные и не отражает такой доход в отчетности. И навряд ли государство проверяет, не завышает ли общество расходы сырья и материалов для производства кондитерской продукции, тем самым увеличивая ее себестоимость. К примеру, только порошка фруктового сублимированного «Свит ласощив» закупило на 300 млн гривен в течении года с небольшим.

Тем временем «империя» Русалиной стремительно разрослась, и началось все именно с этого предприятия.

Лакомый кусочек

Фонд государственного имущества согласно своего приказа № 1923 от 15 сентября 2000 года «по счастливой случайности» совместно с предприятием Людмилы Русалиной и ее компаньонов «Производственно-коммерческая фирма «Топтранс»» (16476791, дата регистрации 12.07.1996) решили создать ООО «Свит ласощив» (протокол решения учредительного собрания учредителей № 1 от 15 сентября 2000 года).

Размер уставного капитала нового общества составил 64,810 млн гривен. На то время это составляло 11,92 млн долларов.

Государство в лице Фонда государственного имущества передало в уставный капитал нового предприятия целостный имущественный комплекс Черкасской бисквитной фабрики общей стоимостью 25,924 млн гривен (акт приема-передачи государственного предприятия от 08.02.2001). Доля государства составляла 40%. Хотя по данным отчетности предприятия по состоянию на 1 января 2000 года чистые активы государственного предприятия Черкасская бисквитная фабрика составляли 47 млн гривен, но оценили целостный имущественный комплекс «экспертным путем» в 25,924 миллиона, то есть на 21 млн гривен меньше (или по курсу на то время почти на 4 млн долларов дешевле).

А это значит, что разницу в размере 4 млн долларов государство «подарило» Русалиной и ее компаньонам.

Второй учредитель (фирма Людмилы Русалиной «Топтранс») на протяжении года с даты государственной регистрации (то есть до 4 октября 2001 года) должен был внести в уставный капитал вновь созданного общества 38,886 млн гривен, его доля составляла 60%.

Как видим, доля государства была определена в меньшем размере, значит, полный контроль над Черкасской бисквитной фабрикой перешел к фирме Русалиной «Топтранс», которая на тот момент была по сути банкротом, поскольку имела в то время уставный капитал в размере 90,7 тысяч гривен, а непокрытые убытки на начало 2000 года достигали более 15 млн гривен. Но такие финансовые показатели фирмы Русалиной не стали преградой для выбора ее Фондом госимущества соучредителем и к тому же с передачей ей контрольных функций.

Также не заметили чиновники из Фонда госимущества как предприятие Русалиной «Топтранс» (чтобы создать видимость успешной деятельности и не показать итоговую сумму собственного капитала с отрицательным значением) отразило в своем балансе капитал в дооценках в размере 40 млн гривен. При этом на предприятии на начало 2000 года числились основные средства в сумме в десятки раз меньше суммы дооценки — всего 1,5 млн гривен. И так как в 2000 году предприятию не хватало собственных оборотных средств, то его инвестиции привели к увеличению в шесть раз кредиторской задолженности перед поставщиками за товары и услуги, которая на конец 2000 года достигла 48 млн гривен.

Повезло с мужем

Что понудило или кто заставил (попросил) государственных чиновников отдать целостный имущественный комплекс Черкасская бисквитная фабрика фирме Русалиной и Петренко?

Возможно, критерием при выборе Фондом госимущества второго учредителя — фирмы «Топтранс» — явилось то, что первый муж Русалиной – Константин Русалин, ко всему — один из учредителей этой компании, находился «слишком близко» к первым лицам власти, ведь он возглавлял Агентство по вопросам банкротства, которое как ликвидатор управляло имуществом банка «Украина». И мог многие вещи, которые привели крупнейший банк к банкротству, не заметить. А назначал его главой исполнительной дирекции ликвидатора Кабинет министров по согласованию с Национальным банком.

Кстати, на сегодня нет однозначного ответа, погасила ли фирма «Топтранс» долгосрочный кредит, который она получила в июне 1995 года в банке «Украина» в размере 350 тыс. гривен. В 1998 году фирма судилась по этому кредиту с банком «Украина», и ликвидатор (муж Русалиной) вынужден был обжаловать решение первой инстанции суда, которое было принято в пользу предприятия Русалиной. Какое судами было принято окончательное решение, так и осталось загадкой.

Суд не встал на сторону государства

Еще одним темным пятном в приватизации Черкасской бисквитной фабрики является сумма, которую заплатила фирма Русалиной «Топтранс» как взнос в уставный капитал «Свит ласощив».

Но Русалина с помощью решений судов обезопасила себя, чтобы ни у кого не возникало в дальнейшем вопросов по поводу уплаты или неуплаты взносов в уставный капитал общества с долей государственной собственности вторым учредителем — ее фирмой «Топтранс».

Так Фонд госимущества в 2017 году (спустя 16 лет от даты регистрации «Свит ласощив») в своем иске утверждает, что фирма Русалиной «Топтранс» не внесла в уставный капитал полную сумму взноса. Как указано в решении хозяйственного суда Черкасской области от 7 декабря 2017 года, Фонд госимущества заявил, что ВКФ «Топтранс» на протяжении 2000-2001 годов внесла в уставный капитал нового общества 17 789 107,58 гривен, то есть меньше половины суммы своего взноса (38,886 млн).

При этом судебные разбирательства то ли случайно, то ли специально проходили тогда, когда деятельность фирмы «Топтранс» была давно прекращена (еще 3 февраля 2005 года). И суд по иску Фонда госимущества встал на сторону компаний Русалиной, а не государства, решив, что вся сумма взноса негосударственным учредителем «Топтранс» была уплачена.

В своем решении суд ссылается не на банковские выписки, а на данные баланса подконтрольного предприятия Русалиной «Свит ласощив» и на утверждение представителя этой компании, что «Топтранс» остальную сумму в размере 21 096 892,42 гривен уплатил в 2001 год через банковский счет в АБ «Андреевский», который на время рассмотрения дела в суде (2017 год) давно не функционировал.

Как выяснилось, АБ «Андреевский», через который якобы в 2001 году фирма Русалиной «Топтранс» перечислила взнос в уставный капитал общества «Свит ласощив», не был ликвидирован как указано в решении суда, а в августе 2002 года изменил свое название на ЗАО «Инпромбанк», который впоследствии (в июле 2003 года) был реорганизован и присоединен к банку «Украинский банк торгового сотрудничества». В дальнейшем этот банк изменил снова название на «Инпромбанк». Сейчас он находится в стадии прекращения и до сих пор не ликвидирован.

Читайте также на DOSSIER:  Большая приватизация на пороге: что Украине принесет приватизация, кроме ожидаемых 9 млрд грн

Но хозяйственный суд в Черкасской области и Пивничный апелляционный суд, рассматривая иск Фонда госимущества, проигнорировали этот факт и не потребовали документальное подтверждение перечисления средств фирмой Русалиной «Топтранс» в уставный капитал общества с долей государства.

Стоит отметить, что по информации СМИ в 2001 году (когда фирма Русалиной якобы перечисляла деньги) правоохранительные органы обвиняли должностных лиц банка «Андреевский» в отмывании денежных средств, полученных преступным путем, а также наложили арест на счета банка. Правда, прокуратура этот арест сняла.

Слагаемые меняются, сумма — нет 

Русалина и ее бизнес-партнеры неоднократно меняли собственника доли в уставном капитале «Свит ласощив». В конечном итоге вместо «Топтранс» вторым учредителем стало предприятие «Шполянская кондитерская фабрика». При этом фактические собственники этой доли не поменялись — ими как были, так и остались семьи Русалиной и Петренко.

Но очень запутанными дорогами переходило право собственности на эту долю от одного юридического лица, контролируемого Русалиной и ее компаньонами к другим ее фирмам, в том числе и к благотворительной организации.

Так, не прошло и двух лет от даты регистрации нового общества, как 13 июня 2002 года «Топтранс» передает, а, вернее, жертвует свою долю в уставном капитале предприятия «Свит ласощив» благотворительной организации «Фонд социальной помощи», код 26253916, которую учредили те же люди, что и фирму «Топтранс», то есть Людмила Русалина с ее первым мужем Константином Русалиным и Еленой Петренко.

БО «Фонд социальной помощи» была зарегистрирована 19 сентября 2002 года все по тому же адресу, что и «Топтранс»: Киев, ул. Святошинская, 32 (к слову, здесь гнездится и компания “Биомедтранс” — соучредитель ЧАО “Банк крови”, которое вместо заготовления крови и ее компонентов занимается предоставлением в аренду государственных площадей, а зарабатывают на этом Русалина и Петренко, к тому же на Святошинской сейчас обитают их компании «Петрус-Кондитер» и “Петрус-Алко”). Вначале фондом руководила мать Русалиной — Диесперова Маргарита Михайловна, а с 2005 года управление фондом взяла в свои руки сама Русалина.

Но Фонд занимался не столько благотворительностью, как использовался Русалиной для ухода ее компаний от налогов. Так, через пару месяцев после получения доли в «Свит ласощив» (02.08.2002) благотворительная организация вносит эту долю в уставный капитал «Производственно-коммерческая фирма «Кондитер-Инвест»», собственники которой — все та же Русалина со своими приближенными. И уже фирма «Кондитер-Инвест» становится вторым учредителем «Свит ласощив». А благотворительная организация в свою очередь стала учредителем «Кондитер-Инвест», размер взноса Фонда в уставный капитал — 42,79 млн гривен.

При этом благотворительная организация Русалиной не заплатила налог на прибыль в сумме 10,7 млн гривен от безвозмездно полученной доли в уставном капитале «Свит ласощив», которую использовала не на благотворительные цели. Это стало причиной или была другая, но в сентябре 2008 года суд вынес постановление о прекращении «Фонда социальной помощи», который проводил деятельность, противоречащую учредительным документам (уведомление 4623 от 30 сентября 2008 года, бюллетень госрегистрации № 109 от 1 октября 2008 года). На сегодня благотворительная организация находится в состоянии ликвидации.

Приход «Златогора» и перепродажа

Через пять лет с момента получения доли в уставном капитале «Свит ласощив» (18.04.2007 года) «Кондитер-Инвест» продает ее за 38,886 млн гривен следующему предприятию Русалиной – ООО «»Златогор» Лужанский ликеро-водочный завод», а он в свою очередь через год — 15 октября 2008 года — продает эту долю «Шполянской кондитерской фабрике».

Как видим, собственники доли в уставном капитале в «Свит ласощив» не менялись, и доля оставалась в одних и тех же руках. Перепродажа доли «Свит ласощив» через несколько предприятий является признаком схемной перепродажи актива для затруднения его возврата государству в случае признания сделки недействительной.

В упомянутом решении суда указано, что Фонд госимущества считает такие изменения собственника доли незаконными, а сделки фиктивными, такими, что проводились для скрытия факта невнесения «Топтранс» суммы в размере 21,090 млн гривен в уставный капитал «Свит ласощив». Но суд как аргумент приводит то, что все изменения права собственности на долю были зарегистрированы государственными регистраторами. По всей видимости, данное решение суда было принято для снятия ответственности с Русалиной и ее компаньонов, а также должностных лиц ФГИ.

В связи с продажей доли государства в уставном капитале ООО «Свит ласощив», запланированной на 2020 год, «Вести.ua» подготовили и направили Фонду государственного имущества вопросы. Спустя время мы получили от ФГИ письмо и выяснили следующее.

Вопрос первый

Мы спросили Фонд госимущества, почему до сих пор государство не продало свою долю в размере 40% в уставном капитале ООО «Свит ласощив», ведь еще в мае 2015 года Кабмин включил ее в перечень объектов, которые подлежат приватизации?

Фонд ответил очень «емко», мол приватизация объектов малой приватизации осуществляется в соответствии с законом и постановлением Кабмина.

То есть мы не получили прямого ответа, почему на протяжении пяти лет (2015-2019) Фонд госимущества не продал этот актив, хотя имелись все нормативно-правовые акты.

Но Фонд нас уведомил, что согласно приказа ведомства государственная доля в размере 40% уставного капитала ООО «Свит ласощив» подлежит приватизации в 2020 году.

При этом Фонд сделал оговорку, что доля государства в уставном капитале компании «Свит ласощив» будет выставлена на продажу только после решения суда по его (Фонда) кассационной жалобе, поданной им в этом году — 23 января 2020 года. Как следует из полученного нами ответа, Фонд обжалует судебные решения, которыми было отказано в отмене изменений, внесенных в Устав «Свит ласощив» по уменьшению уставного капитала общества и пересмотру (увеличению) размера доли государства в этом обществе. То есть Фонд лишь год спустя решил не согласиться с решением Пивничного апелляционного суда хозяйственного суда от 24 января 2019 года и аж 23 января 2020-го подал кассационную жалобу.

Можно сказать, успокоил, что государство в лице Фонда госимущества бьется до последнего, защищая государственную собственность, которая принадлежит всем гражданам.

Но есть один нюанс. Фонд не сообщил, что 7 февраля 2020 года Верховный Суд оставил без рассмотрения его жалобу, так как в ней Фонд не указал уважительные причины пропуска сроков на обжалование. Кроме того, Верховный Суд дал Фонду время – десять дней (до 24 февраля 2020 года) для исправления недостатков и указания (если они есть) уважительных причин пропуска срока. И в течении отведенного времени (до 24 февраля 2020 года) Фонд мог устранить недостатки и Суд, возможно, рассмотрел бы кассационную жалобу представителя государства.

Но десятидневный срок истек 24 февраля 2020 года, а Фонд, по одному ему известным причинам, ничего не направил (заявление об устранении недостатков своей жалобы) в Верховный Суд. И уже 28 февраля 2020 года Верховный Суд отказал в открытии кассационного производства по жалобе Фонда госимущества. И обжаловать это решение Суда уже нельзя.

Читайте также на DOSSIER:  Шмыгаль рассказал, сколько денег правительство рассчитывает получить от "Большой приватизации"

Вот они реальные действия блюстителя интересов государства.

Вопрос второй

Также мы спросили, имело ли право общество с долей государственной собственности уменьшать свой уставный капитал, находясь в процессе приватизации?

Фонд подтвердил, что Общество не имело права уменьшать свой уставный капитал, находясь в процессе приватизации. Об этом, как пишет ведомство, оно в 2015 году проинформировало ООО «Свит ласощив» (письмо Фонда от 07.08.2015 № 10-27-14111).

Вопрос третий

Получили мы ответ и на вопрос, кто из сотрудников Фонда госимущества присутствовал на собрании участников общества «Свит ласощив» и как голосовал, когда было принято решение об уменьшении уставного капитала, и почему государство в лице Фонда госимущества не оспорило такое решение?

Как следует из ответа Фонда, 21 мая 2015 года состоялось общее собрание участников общества «Свит ласощив» с участием представителя Фонда Бобковой Ольгой Валентиновной (главный специалист отдела корпоративных прав и земельных отношений регионального отделения Фонда государственного имущества Украины в Черкасской области), которая по всем вопросам «Об утверждении изменений в Устав общества» проголосовала против.

Похоже, договориться с Бобковой не получилось — во всех ее декларациях за последние годы не прибавилось ни квартир, ни валютных счетов в банках. Но все-таки решение об уменьшении уставного капитала общества было принято, так как второй негосударственный учредитель (компания Людмилы Русалиной) имел большинство голосов — 60%. Фонд подтверждает, что государство не обжаловало решение общего собрания об уменьшении уставного капитала Общества от 21 мая 2015 года.

Через два года, в мае 2017-го, было проведено еще одно общее собрание участников общества, на котором было повторно принято решение об уменьшении уставного капитала и утверждение новой редакции Устава. На этом собрании от государства присутствовал все тот же представитель — Бобкова Ольга Валентиновна. На это решение Фонд подал иск, но суд его иск не удовлетворил.

Вопрос четвертый

На наш вопрос, какой ущерб нанесен государству в результате снижения уставного капитала общества с 64,81 млн гривен до 37 млн гривен (на 27,81 млн гривен), Фонд не ответил.

Возможность ООО уменьшить уставный капитал действительно предусмотрена законом “Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью”, но в процессе приватизации этого делать нельзя. Вопреки закону уставный капитал общества был уменьшен, и доля государства стала дешевле на 11,1 млн гривен. Таким образом потенциальный покупатель государственной доли в “Свите ласощив” получил возможность хорошо сэкономить, а учитывая, что “право первой ночи” имеют участники общества, напрашивается вывод, что Русалина заранее подготовила почву для выгодной сделки.

Вопрос пятый

Мы поинтересовались, какую сумму доходов потеряло государство, передав ООО «Свит ласощив» целостный имущественный комплекс «Черкасская бисквитная фабрика» по заниженной цене?

Фонд ответил, что согласно с выводами эксперта «ВНВК «Прибуток» стоимость имущества государственного предприятия «Черкасская бисквитная фабрика», которое было внесено в уставный капитал ООО «Свит ласощив», по состоянию на 1 мая 2000 года составила 25 млн 924 тыс. гривен.

Получается, как бы Фонд ни причем, но именно этот государственный орган одобрил такую независимую оценку. И не заметить погрешность в определении стоимости активов государственного предприятия в сумме больше 20 млн гривен, нужно было иметь большую смелость. Ведь на то время стоимость чистых активов государственного предприятия «Черкасская бисквитная фабрика» по его отчетности составляла 47 млн гривен, а эксперты оценили их в 25,924 млн гривен. И по такой сниженной стоимости имущественный комплекс был передан вновь созданному обществу «Свит ласощив».

Сумма такой уценки (в привязке к иностранной валюте на то время) составила почти 4 млн долларов. Вызывает сомнение в определении цены государственного предприятия также тот факт, что в 2014 году в результате проведения ООО «Свит ласощив» дооценки своих основных средств (по сути переданного ему государством имущественного комплекса «Черкасская бисквитная фабрика»), их первоначальная стоимость выросла в 7,24 раза. При этом курс иностранной валюты за период с 2000-го по 2014 год вырос меньше чем в три раза.

Кстати, эти же эксперты делали оценку права пользованиями зданиями, которые государство передавало еще одну предприятию, связанному с Людмилой Русалиной, — «Банку крови».

Вопрос шестой

Так как компания за все время своей деятельности не платила государству дивиденды, отчитывалась ежегодно об убыточной деятельности, хотя выручка за этот период выросла в 17 раз, мы спросили у Фонда, какие им принимались меры на протяжении 19 лет для эффективного управления государственной собственностью?

Фонд ответил, что с 2006 года ревизионной комиссией не проводились проверки деятельности «Свит ласощив», заключения по годовым отчетам и балансам общими собраниями участников общества не утверждались. То есть государство в лице Фонда госимущества полностью отстранилось от управления государственным имуществом. В дополнение Фонд госимущества еще сообщает, что компания с долей государственной собственности «Свит ласощив» игнорировала его требования о переизбрании ревизионной комиссии, проведении ревизии финансово-хозяйственной деятельности и утверждении годовых отчетов и балансов, о чем государственный орган, можно сказать, слезно просил компанию в своем письме от 06.04.2011 г. № 10-27-4757.

Ведомство резюмирует, так как государство имеет долю 40% в уставном капитале общества «Свит ласощив», то оно не может в одностороннем порядке принимать какие-либо управленческие решения. То есть государственная собственность использовалась вторым не государственным учредителем для своего обогащения, а Фонд имущества только созерцал.

Вопрос седьмой

Не могли мы не уточнить у Фонда, почему он не организовал ревизию деятельности предприятия для выявления умышленно полученных убытков и сокрытия прибыли, так как все финансово-товарные потоки ООО «Свит ласощив» шли через предприятия, которые были связаны со вторым негосударственным учредителем общества, и подконтрольны Людмиле Русалиной и ее компаньону Николаю Петренко?

Фонд витиевато отписался, что в 2016 году проводилась проверка одним из департаментом Фонда, выводы и предложения были направлены в юридический департамент, который начал претензионно-исковую работу по отмене изменений, внесенных в Устав «Свит ласощив».

Не стал Фонд разглашать, увидели ли его специалисты какие-либо нарушения в ходе проведения проверки ООО «Свит ласощив». Да и иск по отмене изменений, внесенных в Устав Общества, был подан Фондом лишь в следующем году — летом 2017 года, и, может быть, совсем с другой целью.

Как видим, к сожалению, в письме ФГИ содержатся уклончивые ответы и то не на все поставленные нами вопросы. Почему за пять лет государственная доля так и не была продана, почему решение об уменьшении уставного капитала общества было оспорено в суде с опозданием, какой ущерб понесло государство от такого решения и насколько оно было целесообразным, сколько миллионов потеряло государство, передав в распоряжение частникам «Черкасскую бисквитную фабрику», почему с момента создания ООО “Свит ласощив” государство закрывало глаза на то, что происходит на предприятии, не пытаясь получить свой законный кусок пирога. И главный вопрос — кто за всем этим стоит. Но на него должны ответить правоохранители.