Следующая эпидемия — уже не с нами: как власти борются с коронавирусом и что из этого выйдет

Александр Гончаров
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Ровно год назад в Украине был зафиксирован первый случай COVID-19

Ровно год назад, 3 марта, в Украине зафиксировали первого больного COVID-19. С тех пор только официально переболело более 1,3 млн украинцев, а по неофициальным данным — перенести вирус могли около 50% граждан страны. Мы научились жить в масках и дистанцироваться друг от друга, чаще мыть руки и носить с собой антисептик, пережили несколько локдаунов (от самого жесткого – до самого нелепого), аплодировали врачам и в который раз убедились в некомпетентности нашей власти. Как Украина пережила этот год, и что нас ждет дальше – в материале «Апострофа».

Бойня в Новых Санжарах и бунт в Черновцах

Коронавирусная история в Украине началась еще за полторы недели до первого официального случая заболевания – с Новых Санжар.

О новом вирусе SARS-CoV-2 стало известно в конце декабря 2019 года в Китае. Эпицентром эпидемии стал город Ухань, где в заложниках оказались не только местные жители, но и тысячи иностранцев, среди которых были и украинцы.

Пока другие страны оперативно эвакуировали своих граждан из охваченной опасным вирусом страны, украинская операция по спасению наших граждан в феврале постоянно срывалась — то по техническим причинам, то из-за невозможности обеспечить должную защиту от инфекции.

Наконец, в ночь с 19 на 20 февраля самолет с нашими гражданами вылетел из Китая в Украину. И тут началось самое страшное. Весь месяц украинцы критиковали власть за провальную эвакуацию, но как только самолет был отправлен, в ряде областей Украины местные жители устроили бунты против поселения своих сограждан на самоизоляцию в местных госпиталях или санаториях.

По итогу, в качестве карантинной зоны был выбран санаторий Нацгвардии в поселке Новые Санжары Полтавской области. За тем, что происходило далее, несколько дней наблюдала не только вся Украина, но и весь мир.

Местные жители вышли на протест и начали активно перекрывать дороги тракторами и другой сельхозтехникой. В связи с накалившейся обстановкой, в поселок прибыл министр внутренних дел Арсен Аваков, но людей это не успокоило. Вечером 20 февраля полиция начала расчищать въезд в Новые Санжары для проезда автобусов с эвакуированными. Была применена бронетехника, в том числе БТР, при помощи которого нацгвардейцы пытались разблокировать дорогу. Протестующие бросали камни в силовиков. В итоге, в поселок под охраной силовиков начали въезжать автобусы с эвакуированными. Демонстранты забрасывали автобусы с людьми бутылками и камнями, но все же украинцев смогли разместить в санатории.

Впрочем, уже на следующий день ситуация в Санжарах стабилизировалась. Многие местные жители возмущались тем, как СМИ освещали происходящее, и ругали власть за недостаточную коммуникацию с людьми.

Никакого урока из данной ситуации наши власти не вынесли. Нагнетание ситуации вокруг COVID-19 нарастало, и первый случай заболевания в Черновцах тоже обернулся негодованием среди местных жителей. Зараженный мужчина был немедленно госпитализирован в инфекционное отделение, а вот его жена, у которой не было никаких симптомов, осталась дома на самоизоляции, но не на долго. В тот же день, 3 марта, соседи женщины устроили бунт под многоэтажным домом, с требованием ее увезти. Заверения со стороны медиков и представителей местной власти, что никакой опасности нет, и за женщиной будет вестись наблюдение, не смогли успокоить ее соседей. В итоге, женщина отправилась на обсервацию в больницу.

Стоит ли говорить, что последующие случаи заражения в разных областях Украины вызывали все меньший ажиотаж. Власти изначально не смогли коммуницировать с людьми и объяснить им, что это за болезнь, как она передается и насколько опасна. А к тому моменту уже некоторые данные о ковиде все же были известны. Но на фоне закрывающихся границ, растущих случаев заболеваемости в Италии, нагнетании панических настроений, люди были напуганы, а на весь мир их показали просто варварами.

Читайте также на DOSSIER:  Путь Украины в НАТО. Что еще надо и где мы сейчас – максимально просто

Протест в Новых Санжарах

«Психологический» локдаун

11 марта Кабмин ввел общенациональный карантин. Ограничения предусматривали закрытие учебных заведений, запрет массовых собраний количеством более 200 человек и закрытие авиасообщения с некоторыми странами.

С 25 марта 2020 года правительство огласило режим чрезвычайной ситуации на всей территории страны. По сути, в Украине перестало работать все, кроме аптек, заправок и продуктовых магазинов. В Киеве, Харькове и Днепре закрыли метро, а наземным общественным транспортом могли пользоваться только медики, спасатели, правоохранители, специалисты сферы ЖКХ, продавцы продуктовых магазинов и аптек, а также сотрудники стратегических предприятий.

Все эти меры были призваны остановить распространение COVID-19 в Украине и позволить системе медицины подготовиться к наплыву больных. Но позже в правительстве пошли еще дальше, запретив украинцам гулять с детьми на детских площадках и в парках. Хотя инфекционисты вовсю утверждали, что на открытом воздухе вероятность заражения минимальна.

И только в мае, когда карантинные ограничения начали понемногу ослаблять, главный санитарный врач Украины Виктор  Ляшко признался, что парки и скверы на период карантина закрывали для психологического воздействия на украинцев.

«Не должно быть такого ощущения, что все безопасно, нужно, чтобы люди больше психологически готовились к тому, что надо соблюдать карантин. Ощущение тревоги», — объяснил тогда Ляшко.

После этого заявления лидеры общественного мнения сошлись на том, что эти действия только подорвали доверие к власти. А в будущем это может привести (да и привело) к тому, что украинцы просто не будут придерживаться требований правительства. Кроме того, сам жесткий карантин был введен с нарушением норм Конституции, что в августе было признано Конституционным судом Украины. Это позволило сотням украинцев подать в суд и требовать компенсации от властей.

«Ковидный» фонд на дороги и полицию

В апреле 2020 года правительство приняло решение о создании Фонда по борьбе с коронавирусом, на который было выделено почти 65 миллиардов гривен. Сама по себе это очень неплохая идея, и очень даже нужная. Вот только больше всего средств из Фонда получила не сфера здравоохранения, а Государственное агентство автомобильных дорог («Укравтодор»).

На строительство было выделено 26,2 млрд гривен, в то время как Министерству здравоохранения дали только 21,8 млрд. Объяснение от украинского президента Владимира Зеленского прозвучало довольно простое: «чтобы скорые быстрее добирались до больных».

Вот только скорые зачастую у нас перемещаются по городу и в пределах области. Условно говоря, чтобы перевезти больного коронавирусом из района его проживания, в район, где есть больница со свободными местами. А «Укравтодор» у нас отвечает за дороги международного, национального и регионального уровня. То есть президент рассчитывает, что больного смогут быстро перевезти из Николаева в Одессу, например.

Наиболее вероятно, что деньги были выделены под президентский проект «Большое строительство», целью которого был ремонт 4200 км дорог по всей Украине.

К тому же, «Укравтодор» стал лидером в освоении выделенных «ковидным» фондом денег – 98%. А Минздрав сумел освоить только 82%. И это в то время, когда медики недополучали свои выплаты, в больницах отсутствовали кислородные маски, а больные коронавирусом сами покупали себе лекарства.

«Большое строительство» на Буковине
«Большое строительство» на Буковине

Еще одним из рекордсменов по освоению «ковидных» денег стало МВД. Из 5 млрд гривен там потратили 4,7 млрд на доплаты работникам полиции, служащим Национальной гвардии и пограничникам.

В общем, весь год украинцы диву давались тому, куда разошлись деньги на борьбу с коронавирусом. А Зеленский и вовсе заявил, что в Украине не было специального Фонда по борьбе с COVID-19.

«Не существовал отдельный фонд – его не было. Ковидный фонд – это были все программы, которые мы объединяли и поставили рамки «нельзя брать оттуда деньги», – сказал президент и добавил, что деньги оттуда выделялись только на самое приоритетное.

К слову, на 2021 год вообще хотели отказаться от «ковидного» фонда. Но после консультаций было принято решение о создании специального фонда, откуда будут браться деньги на вакцинирование, поддержку медиков, в том числе на увеличение им заработных плат.

Читайте также на DOSSIER:  Зеленский снова обратился к Байдену: «Если США видят Украину в НАТО, они должны сказать это прямо»

Карантин выходного дня и посленовогодний «локдаун»

В ноябре правительство «отличилось» введением карантина выходного дня. Ограничения включали в себя запрет на работу ТРЦ, ресторанов, кинотеатров, деятельность спортивных залов, фитнес-центров, бассейнов, работу непродовольственных магазинов и другое.

На фоне введения жестких карантинных ограничений в странах Европы и резкого роста больных коронавирусом, идею Кабмина восприняли довольно скептически. А главы ряда украинских городов вообще публично отказывались выполнять постановление Кабинета министров. Не поняли такой инициативы и специалисты в медицинской сфере, многие из которых настаивали на введении полного локдауна, как это происходило в ряде европейских стран. Но правительство решило пойти по своему пути.

Также странно они поступили и с «новогодним» локдауном. Пока вся Европа продлевала жесткие ограничения на Новый год, в Украине решиши на полную отгулять новогодне-рождественские праздники, после чего был введен трехнедельный локдаун с 8 января.

Правда, ограничений так никто и не заметил. Разве что кроме развлекательной и ресторанной сферы, которые таки закрыли. Открытыми остались и горнолыжные курорты, среди которых особенно популярным был Буковель. Кроме подъемников и проката снаряжения там продолжали работать и рестораны, хотя на период карантина действовал запрет на их деятельность. И хотя все прекрасно знали, что бизнес в Буковели нарушает решение Кабмина, свои рождественские праздники там провел даже Зеленский.

В итоге, на конец февраля мы получили вспышку заболеваемости в Ивано-Франковской и Черновицкой областях. О том, что виной тому стал, в частности, знаменитый горнолыжный курорт, признали и в Офисе президента. И только когда ситуация дошла до критической точки, во Франковской ОГА приняли решение закрыть для посещения кафе, бары и рестораны на территории курорта.

Провал старта вакцинации

Еще один бич властей — вакцинация. В то время, как во всем цивилизованном мире массовая вакцинация населения стартовала в конце 2020 – в начале 2021 года, украинцев с экранов телевизоров кормили обещаниями о скорой поставке сотен тысяч бесплатной вакцины Pfizer по программе COVAX, о забронированных почти 2 млн дозах китайской SinoVac, и о закупленных 12 млн дозах британской AstraZeneca и американской Novavax.

Первые партии вакцины должны были быть в Украине уже к 15 февраля, с этой даты Минздрав и планировал начать массовую иммунизацию граждан. Но никакой препарат в отмеченную дату к нам не пришел, и главе Минздрава Максиму Степанову пришлось лично лететь в Индию контролировать отгрузку 500 тыс доз вакцины CoviShield (аналог британской AstraZeneca).

Наконец 23 февраля вакцина прибыла в Украину, а 24 февраля первые украинцы получили прививки от коронавируса. 1 марта индийской вакциной в прямом эфире привился и сам Степанов, а на следующий день вакцинировался и Владимир Зеленский.

Владимир Зеленский

Каких-либо конкретных дат по поставкам вакцины AstraZeneca в рамках инициативы COVAX в Минздраве уже не называют. Точнее говорят, что их нет. 117 тысяч доз вакцины Pfizer, которые Украина должна была получить в середине февраля, теперь мы ожидаем в марте.

Относительно китайской SinoVac в Украине также разгорелся скандал. В начале февраля НАБУ начало расследование возможных злоупотреблений при закупке китайской вакцины компании Sinovac Biotech с помощью фирмы-посредника.

Кроме того, появилось много вопросов и по схеме закупки вакцины CoviShield.

Что будет дальше?

Пандемия коронавируса застала врасплох не только Украину, но и весь мир. Везде действовали методом проб и ошибок. Было бы неправильно говорить, что мы во всем провалились. Если вспомнить хотя бы первую волну заболевания, когда в таких развитых странах, как Италия, Испания и Германия показатели ежедневно били рекорды, а в Украине ситуация оставалась относительно стабильной (но у нас остается много вопросов к количеству тестирований — национальная программа тестирования так и не была запущена). Огромный рост заболеваемости демонстрировали и в США.

Читайте также на DOSSIER:  Россия боится перспектив вступления Украины в НАТО — The Washington Post

Однако позже европейские страны все же сумели активизироваться, отточить систему здравоохранения, помочь бизнесу, пострадавшему от локдаунов, поддержать медиков, быстро закупить необходимое для лечения коронавируса и подумать о будущем – забронировать вакцину, которая была еще на начальных стадиях разработки.

Украина же даже не сразу смогла защитить своих медиков и обеспечить их индивидуальными средствами защиты, не говоря уже о вакцине, первый контракт на поставку который мы подписали только в декабре прошлого года.

Бывший главный санитарный врач Украины Святослав Протас считает, что мы слишком уж надеемся на наших западных партнеров и это было нашей главной проблемой. Для начала мы сами должны стать сильнее и извлечь уроки из сложившейся сложной ситуации, организовать собственное производство и создать резерв.

Во-вторых, как говорит Протас, необходимо было бы провести ревизию принятых за это время решений, насколько правильными они были. По его мнению, ситуативно нам удалось изменить некоторые вещи в лучшую сторону, но системных изменений так и не произошло.

«Системно сегодня ничего не сделано, волна прошла — все. Мол, следующая эпидемия — это уже будет не про нас, это уже другие будут разгребать. 5 лет у нас не готовили эпидемиологов, на 6 год провалили госзаказ, а на 7 год уже забудут и об этом. Систему санэпидембезопасности развалили, много говорили о восстановлении, и забыли, сконцентрировавшись на вакцинации», – отмечает экс-главный санврач в комментарии «Апострофу».

Пандемия могла стать хорошим стимулом для реформы системы здравоохранения, но мы этим не воспользовались в полной мере.

По словам бывшего директора Центра общественного здоровья Владимира Курпиты, это касается состояния украинских больниц, инфраструктуры, работы медиков. Но какие то подвижки есть.

«Чтобы там не говорили, большие силы были вложены в систему здравоохранения. И это все останется в течение длительного времени, и будет служить в дальнейшем», – сказал он.

Курпита также отметил хорошее взаимодействие в правительстве, и оперативное реагирование на появившиеся вызовы. Но осталась проблема в коммуникации между местной и центральной властью, чьи баталии мы наблюдали в течение всего года.

«Конечно, это связано с децентрализацией, но, мне кажется, что механизм недоработан. Пока большинство ответственности возложено на центральную власть, и это делает ее очень уязвимой. Необходимо продумать, как ее распределить», – советует он.

На вопрос, сумеем ли мы победить коронавирус уже в этом году, инфекционисты дают аккуратные прогнозы.

«Вакцинация приостановит пандемию. Не исключено, что коронавирус станет сезонным заболеванием, и прививаться придется ежегодно. Но положительный вклад был сделан», – убежден Протас.

Конечно, чем больше украинцев будет иметь иммунитет к коронавирусу – приобретенный после болезни или вакцинации – тем быстрее мы поборем эпидемию.

«Для формирования коллективного иммунитета достаточно, чтобы его имели где-то 53-57% населения, это рассчитывается по соответствующей формуле. Официально в Украине переболело около 1,5 млн, но мы понимаем, что эта цифра в три раза больше — около 5 млн. Население у нас составляет 37 млн, чтобы получить хотя бы 50% людей с иммунитетом, мы должны вакцинировать не менее 13 млн человек», – говорит Курпита.

Напоследок отметим, что вакцинация в Украине движется умеренными темпами — за пять дней прививки получили около 5 тысяч человек.