Скрытая угроза - DOSSIER

Скрытая угроза

МОН давно берет курс на централизацию высшего образования

Украинское образование попало в водоворот событий из-за смены руководства профильного министерства. Акции протеста, петиции и обращения против назначения исполняющим обязанности министра Сергея Шкарлета стали логической реакцией заинтересованных сторон, исключенных из процесса принятия решений. В то же время некоторые ректоры украинских университетов неутомимо благодарят президента за выбор их коллеги руководителем профильного ведомства. Впрочем, игнорирование мнения общественности во время принятия важных решений в образовании — не новость, а, скорее традиция. И сейчас мы наблюдаем ее продолжение.

Подписав в 2005 году Болонскую декларацию, Украина встала на путь реформирования высшего образования согласно принципам Европейского пространства высшего образования (ЕПВО). Одним из основных подходов к управлению высшим образованием в Европе является постоянное привлечение заинтересованных сторон к принятию управленческих решений; то есть заведения высшего образования (ЗВО), научные и научно-педагогические работники, работодатели и студенты должны участвовать в принятии решений правительством и парламентом. В какой же степени Украина — это Европа? К сожалению, действия Министерства образования и науки (МОН) доказывают, что нашему высшему образованию еще далеко до европейских принципов управления.

Новая инициатива МОН об изменении статуса Национального агентства по обеспечению качества высшего образования (НАОКВО) делает невозможным полноценное участие заинтересованных сторон. В частности, новое руководство министерства разработало законопроект, предусматривающий преобразование НАОКВО в центральный орган исполнительной власти (ис. № 1/12-3604 от 30.07.2020 г.). Законопроект уже вызвал негативную реакцию как со стороны самого агентства, так и со стороны Украинской ассоциации студентов, ведь он нивелирует реформы по европейской интеграции украинского высшего образования. Преобразование НАОКВО из коллегиального органа, где каждый член имеет равное право голоса, в центральный орган исполнительной власти ликвидирует нынешний независимый статус агентства. Предложенный министерством порядок формирования НАОКВО постановлением КМУ создает для каждой власти возможность формировать такое агентство, которое будет соответствовать ее политическим прихотям. Более того, преобразование НАОКВО в центральный орган исполнительной власти делает невозможным участие студентов и работодателей в принятии решений по обеспечению качества высшего образования, ведь все руководство агентства станет госслужащими.

Читайте также на DOSSIER:  В Нацслужбе здравоохранения рассказали, сколько врачей уволилось с начала старта второго этапа медреформы

Новая инициатива министерства также предусматривает возврат в МОН контроля над присуждением ученых степеней. Законопроект предлагает остановить реформу, которая в 2021 году должна была бы наконец передать ответственность за ученые степени университетам. Именно такая система действует во всем цивилизованном мире. Университет принимает решение о присуждении степени, и университет несет ответственность за качество научной работы. Министерство же вместо того, чтобы поддержать университетскую автономию, планирует откат в украинской высшей школе к рабочей «схеме», изобретенной одиозным министром Табачником. Аттестационная коллегия МОН будет принимать решение о создании специализированных ученых советов для защиты диссертаций и присвоения ученых степеней. Такой механизм принятия решений далек от идей привлечения заинтересованных сторон в ЕПВО и несет немалые коррупционные риски, ведь университеты становятся более зависимыми от министерства.

Привлечение заинтересованных сторон, казалось, должно было бы стать простой и понятной задачей для власти после Евромайдана. В частности, студенты играли значительную роль в смене руководства образовательной отрасли в 2014 году. Руководители профильного министерства после Революции Достоинства активно участвовали в борьбе с авторитарным управлением образованием времен Дмитрия Табачника. Но история сыграла злую шутку с высшим образованием Украины, ведь борцы за демократизацию системы, как только они получили власть, встали на сторону бюрократии. Соответственно, участие заинтересованных сторон в принятии решений не было институционализировано в высшей школе.

В частности, проблема привлечения заинтересованных сторон ярко отразилась в приказах министров Гриневич и Новосад о составе национальных групп сопровождения внедрения Болонского процесса. Группа сопровождения Болонского процесса — идеальное пространство для сотрудничества правительства, ЗВО, работодателей и студентов. Такие группы рекомендуется создать в каждой из стран-участниц ЕПВО, ведь в рамках внедрения Болонского процесса, его мониторинга, а также для взаимодействия с другими партнерами на европейской арене включенность всех заинтересованных сторон — неоспоримое преимущество.

Например, сотрудничество с заинтересованными сторонами во время разработки политик дает возможность учесть их настроение, способность и контекст. Перечисленные факторы в значительной степени влияют на формирование стратегии развития высшего образования. В частности, введение автономии ЗВО после принятия Закона «О высшем образовании» в 2014 году столкнулось с серьезной проблемой, которую образовательные эксперты назвали «ректорским феодализмом». Недостаточная способность научных и научно-педагогических работников влиять на принятие решений в университетах сделала их заложниками сильных административных коллективов во главе с ректорами.

Читайте также на DOSSIER:  В УКРАИНЕ СФОРМИРОВАЛАСЬ «КАСТА» РЕФОРМАТОРОВ, МОНОПОЛИЗИРОВАВШАЯ КОНТАКТЫ С ЕС

Другой пример — мониторинг внедрения Болонского процесса, что без университетов и студентов просто невозможно. На сегодняшний день в МОН не продуцируют никаких качественных аналитических документов о состоянии внедрения принципов Европейского пространства высшего образования (ЕПВО) в Украине. Министерство даже перестало привлекать представителей заинтересованных сторон к написанию отчетов о ситуации в Украине, которые традиционно готовятся к каждой конференции министров стран — участниц Болонского процесса. Единственными комплексными аналитическими материалами остаются два издания Мониторингового исследования вхождения национальной системы высшего образования в Европейское пространство высшего образования и научного исследования (2012 и 2014 годы). Но очевидно, что за шесть лет эти исследования устарели и нужны новые качественные материалы.

Несмотря на многочисленные преимущества привлечения заинтересованных сторон, украинское профильное министерство ввело в состав группы сопровождения Болонского процесса только государственных служащих и представителей ЗВО. Примечательно, что по сегодняшний день в состав группы не включен ни один представитель Национального агентства по обеспечению качества высшего образования, хотя обеспечение качества высшего образования является одним из основных направлений работы стран — членов ЕПВО.

МОН также игнорирует интересы отдельных заинтересованных сторон в вопросах выборов членов НАОКВО. В частности, согласно законодательству, министерство отвечает за организацию работы конкурсной комиссии, избирающей членов агентства. Уже более девяти месяцев комиссия не собирается, хотя в состав НАОКВО нужно доизбрать еще по одному представителю от работодателей и студентов. Фактически министерство ослабляет влияние этих заинтересованных сторон, несмотря на нормы действующего Закона «О высшем образовании». В то же время НАОКВО принимает решения относительно сотен аккредитационных дел, по которым у студентов и работодателей искусственно занижены возможности отстаивать собственные позиции.

Важно отметить, что даже в условиях форс-мажорных обстоятельств, вызванных пандемией коронавируса в Украине, министерство продолжает внедрять политику централизованного управления. В частности, представители студентов, органы студенческого самоуправления не были приглашены ни на одно совещание по вопросам изменений во внедрение образовательного процесса на национальном уровне. Министерство приняло решения, повлиявшие на миллионы соискателей высшего образования, даже не проведя минимальных консультаций. В результате, и студенты, и преподаватели не были готовы к переходу на дистанционное обучение, что привело к значительному снижению качества образования, полученного во время пандемии.

Читайте также на DOSSIER:  "Закроют всё": почему эксперты предрекают школам тотальный карантин

Парламенту и правительству следует пересмотреть подходы к управлению высшим образованием. Нет смысла продолжать лишь играть в демократию, ограничивая участие заинтересованных сторон в принятии решений. Очевидно, что новое руководство профильного министерства уже определилось в пользу централизации вместо сотрудничества с заинтересованными сторонами. Но у МОН недостаточно возможности, чтобы создать новые смыслы в узком кругу лиц, поэтому оно восстанавливает «схемы» экс-министра Табачника, которые будут иметь абсолютно предсказуемый результат. С другой стороны, у студентов, работодателей и НАОКВО много ресурсов, которые просто необходимы для эффективного реформирования высшего образования в Украине. Поэтому привлечение заинтересованных сторон в процессы принятия решений — самый логичный и эффективный путь к получению поддержки общественности.

 

Елизавета ЩепетильниковаОбразовательный эксперт, монитор академических свобод в Украине сети «Scholars at Risk»

 

Лидия ФесенкоЧлен правления Европейского союза студентов, член НАОКВО