Ситуация с системой здравоохранения в Украине критическая — экс-министр объяснил почему

Олег Мусий
FavoriteLoadingДобавить в избранное

В апреле во Львовской области заработала воздушная медицинская помощь вертолетами. Это совместный пилотный проект Министерства внутренних дел и Министерства здравоохранения. Прежде всего эвакуируют людей в критических состояниях, после ДТП, с инсультами, инфарктами, ожогами. Вертолетом также доставляют органы для трансплантации. Оплата такой скорой помощи осуществляется из госбюджета. На это в 2021 году заложено 30 млн грн. Первая поездка в город Турку, что на Львовщине, обошлась в 42 530 грн. Если проект будет успешным до 2023 года, такая быстрая эвакуация пациентов из отдаленных мест в больницы появится по всей Украине.

Насколько такая служба необходима, как в целом развивается украинская медицина и готово ли общество к донорству Gazeta.ua рассказал эксминистр здравоохранения, медицинский директор сервиса Docradar Олег Мусий.

Насколько такая служба целесообразна по затратам?

Человеческую жизнь спасать целесообразно всегда. Эта служба дорога в содержании. Например, надо выплачивать сотрудникам заработную плату даже в случае, когда чрезвычайных ситуаций нет. Потому что эти люди должны дежурить постоянно. Но если в то же время государство выделяет деньги на трансплантацию легких больным, находящихся в Вене, и на некоторые заболевания находят миллионы, то такая медицинская помощь по затратам целесообразна. Украина нуждается в этой службе со времен ликвидации авиаслужбы Министерства здравоохранения.

Как оцениваете уровень медицины в Украине?

Ужасно. Сейчас украинская медицина переживает период разрушения и уничтожения. Начиная от обучения медиков — заканчивая все худшим доступом к медпомощи. Скажем, невозможностью получить специализированную помощь, как было три — четыре года назад, от непосредственного специалиста. Теперь надо ждать очередь, брать направление от семейного врача и тому подобное. Санслужба разрушена и не возобновлена. Происходит тотальное разрушение инфекционной, дерматовенерологической, противотуберкулезной, психиатрической служб.

Происходит тотальное разрушение инфекционной, дерматовенерологической, противотуберкулезной, психиатрической служб

Также предоставление нашим воинам и военным, нуждающихся в реабилитации, медицинской помощи. Все это тоже передано на местные бюджеты. Неумелое управление ряда последних министров здравоохранения, правительств, президентов рисует грустную картину. Разрушается все то, что хоть как-то теплилась и функционировало. Ситуация с системой здравоохранения в Украине критическая.

Что стоит изменить?

Нужно принять закон об основах государственной политики в здравоохранении о том, как строить медицинскую систему. Также надо поэтапно вводить общеобязательное социальное медицинское страхование. Освободить врачей из профессионального рабства, которое есть в подчинении МЗ и управленцев департаментов здравоохранения на местах. Потому что врачи зависимы полностью от них. Создать профессиональное врачебное самоуправление. Оно позволит ввести понятие этического кодекса в поведении медперсонала и врачей. Тогда любые жалобы на медработников будут рассматриваться этической комиссией, и специалиста могут лишить права заниматься врачебной деятельностью. Тогда количество жалоб на медперсонал уменьшится.

Читайте также на DOSSIER:  Судебная реформа: как эксперты оценивают выводы Венецианской комиссии о реформировании ВСП

Нужно увеличить финансирование больниц. На сегодня оно на уровне 30% от потребности. Следует ввести персональное лицензирование врачей. Это бы создало конкуренцию среди специалистов.

Необходимо восстановить эпидемиологическую часть санэпидслужбы. Во времена мировой пандемии без нее мы видим, как вяло и неумело справляется министерство с коронавирусом

Также нужно восстановить систему реабилитации. Потому что после лечения мним людям, особенно воинам, она необходима.

Должеа существовать новая система подготовки кадров. А также нужно изменить отношение людей к собственному здоровью. Если бы на уровне семейной медицины доминировала профилактика, а не подписания деклараций. И чем больше здоровых людей было бы у каждого врача, тем больше он біы зарабатывал. Тогда бы это было стимулом.

Какие отрасли наиболее нуждаются в развитии, почему?

Нужно пересмотреть психиатрическую, инфекционную, эпидемиологическую, дерматовенерологическую, онкологическую отрасли, потому что вопрос по существованию онкологических диспансеров сейчас актуален. Есть проблема и со стоматологией, она практически полностью вычеркнута из государственного финансирования. Людям надо вернуть возможность получать хотя бы элементарную помощь за счет государства. Основные проблемы в этих направлениях, требующих немедленного решения — остановка реформ Супрун и перевод их к механизму финансирования, который был четыре года назад.

Как в Украине ввести обязательное медицинское страхование?

Надо определить, какой процент взноса на это страхование будет идти по заработной плате украинцев. Он и будет финансировать фонд медицинского страхования, который затем будет выплачивать всю медицинскую помощь в стране. А в государстве и так с заработной платы снимается немало налогов.

Второе, что мешает — позиция страховых компаний, которые сейчас занимаются добровольным медицинским страхованием. Они во всем мире разделены на две категории — государственные, где все жители застрахованы, и добровольные, где есть дополнительные бонусы, пакеты и тому подобное. В течение 15 последних лет идет борьба многих идеологов добровольного медицинского страхования за то, чтобы закон был написан именно под них и для них, чтобы частные страховые компании могли осуществлять государственное медицинское страхование. И здесь самая большая проблема — борьба между государством и частным страховым бизнесом за вот этот большой пирожок, который на сегодня составляет 150 миллиардов гривен. Поэтому эта недосказанность и борьба одних с другими. А перекрывает эту возможность еще и то, что надо понять, как выделить этот вклад на медицинское страхование и отсутствие воли еще старых чиновников, которые засели в Минздраве и на уровне областей или районов, и прекрасно себя чувствуют в нынешних условиях. Чтобы ввести медицинское страхование — нужна политическая воля президента.

Чтобы ввести медицинское страхование — нужна политическая воля президента

Не реализован и первый этап, а второй превратился в закрытие заведений. 5% больниц получили большее финансирование, но оно пошло на руководителей учреждений здравоохранения. И как на первичном, так и на вторичном уровне не врач получает то, что зарабатывает, а руководитель, который распределяет кому дать, а кому не дать деньги. Поэтому и удалось усилить местных «царьков», которые получают зарплату в 50-70 тысяч гривен, а врачи от 5 до 10 тысяч гривен.

Самая главная ошибка, что эти законопроекты приняли и начали без подготовки. Не меньшая ошибка — отсутствие коммуникации с профессиональным сообществом и обществом

Как оцениваете уровень развития трансплантации в Украине?

Нужно в три — четыре раза увеличить финансирование для трансплантологии, потому что 200 миллионов гривен — это мало. Выделить отдельно только эту отрасль трудно, потому что она связана со всей системой здравоохранения — анестезиологами, реанимациями, где находятся больные, и тому подобное. Также нужны соответствующие кадры и сама аппаратура — аппарат искусственного кровообращения, для пересадки сердца, стоит миллионы. Постепенно часть средств выделяется и здесь идем в правильном направлении. За год это сделать невозможно. Думаю, за три-четыре при финансировании в один — два миллиарда гривен дал бы развитие, и мы бы стали одной из цивилизованных стран в этом направлении.

Готовы ли украинцы к донорству органов?

Сегодня гораздо больше соглашаются на донорство органов, чем три года назад, когда родственники умерших об этом и слышать не хотели. Для них это трагедия. Когда человек только понес потерю, или еще надеется, что родного спасут, а ему говорят отдайте органы, то безусловно они не готовы в тот момент решать такие вопросы. При том, что в спокойное время говорят, что это хорошее дело. Поэтому, если отделить людей от стресса, тогда была бы другая картина с разрешением. Сейчас у нас действует презумпция несогласия. Если человек хочет стать донором, нужно это задекларировать у семейного врача.

Сейчас у нас действует презумпция несогласия. Если человек хочет стать донором, нужно это задекларировать у семейного врача

В мире есть практика презумпции согласия — когда в случае чрезвычайной ситуации у человека изымают органы, если он предварительно не написал об этом несогласие. Эта модель приемлема. Я ее отстаивал в Верховной Раде, но пока она не прошла. За 10 лет, думаю, что дойдем до презумпции согласия. Это воспитание общества. Даже Папа Римский говорит, чтобы люди не беспокоились о своих органы, если они после нашей смерти могут спасти чью-то жизнь, потому что это богоугодное дело.

Читайте также на DOSSIER:  Пенсионный фонд увеличил доходы на 7 млрд гривен

Как оцениваете эффективность борьбы с Covid-19 в Украине?

МОЗ пытается угнаться за пандемией. Это им не удается. А затем констатируют естественное течения пандемии со всплесками, понижениями. Подают это как достижение министерства. На самом деле это естественный процесс, на который министерство влияет мало. Оно могло бы повлиять, если бы обеспечило вакцинацией 80% населения. Как в Израиле.

Министерство во многом обманывает людей и они не доверяют ему. Сейчас пик коронавирусной болезни, а после него будет спад. Где-то через три недели он начнется, как раз после пасхальных праздников.

Сейчас пик коронавирусной болезни, а после него будет спад. Где-то через три недели он начнется, как раз после пасхальных праздников

Спад будет естественным, потому что британским штаммом уже переболеет большинство людей. Прививки не помогут в преодолении пандемии ничем — только группам риска, чтобы они не умирали. Поэтому вакцинацию нужно проводить группам риска, другие все равно бдут болеть, но в более легкой форме. Но для этого в Украине надо провести 35 миллионов прививок, а у нас в ближайшие два года столько вакцин нет и не будет.

Влада Москвитис