Ситуация изменилась. Что говорят в ЕС и НАТО о вступлении Украины

ЕС и НАТО
FavoriteLoadingДобавить в избранное

В последнее время очень люблю читать представителей ЕС и НАТО, комментирующих вопрос о вступлении в этих важные структуры Украины

Все они говорят примерно следующее. Мы вас очень сильно любим и обязательно когда-то примем, но не сегодня и не завтра, а когда-то. Ну а вы там пока что-то сделайте. Ну и там потом…

На самом деле, все очень просто. Мы живем в эпоху, которая наступила после так называемой «холодной войны», и в которой инерционная сила этой самой «войны» была достаточно сильной.

Холодная война — это было противостояние не просто СССР и США с союзниками, это было противостояние двух общественных моделей, двух идеологий, двух видений будущего человечества. Государства, включенные в конфликт, отличались не только по геополитическим интересам, они имели принципиально отличные политические и экономические модели. Главное, они стремились сделать именно свои модели доминирующими в мире.

СССР везде пытался насаджаты коммунизм, включая новые и новые страны в сферу своего влияния. США действовали по такой же логике. При этом, любая страна, которая оставалась вне влияния одной из мировых сил, могла оказаться под влиянием другой.

Поэтому в НАТО принимали всех, кого могли, чтобы выдвинуть редуты «Запада» как можно дальше на Восток. Даже если речь шла о таких «экономических гигантах» как Греция или таких «демократах» как Турция.

Затем Холодная война закончилась. Победил Запад. Победители некоторое время действовали по инерции. Принимали в НАТО кучу восточноевропейских стран. Тогда это выглядело не очень обременительным решением. Россия была «сложным партнером», но партнером, поэтому ожидать нападения на Восточную Европу с ее стороны не сильно хотелось. Можно было вполне порадовать разные страны с Востока, которые ранее были под контролем СССР.

Назвать вещи своими именами публично все еще трудно

Далее ситуация изменилась. Россия начала стремиться к реваншу, но уже не как СССР, не выдвигая альтернативных экономических моделей. Путинская Россия — это не вызов Западу. У них даже идеология подчеркнуто локальная и провинциальная.

И вообще, кто в современном мире серьезно оппонирует капиталистической модели? Никто. Со всеми можно торговать. Противостояния снова не глобальные и системные, поэтому и потребность в мегаобъединении стран уменьшается.

Читайте также на DOSSIER:  Вступление в НАТО будет, но есть ряд препятствий, — Кулеба

Но назвать вещи своими именами публично все еще трудно. Трудно признать, что больше нет смысла бороться за контроль каждой отдаленной страны просто для того, чтобы она досталась «конкуренту». Что не надо строить «витрины» и можно сосредоточиться на других, более актуальных именно для тебя делах. Поскольку в общественном сознании все еще живут старые представления о «успехе» или «неуспехе» внешней политики.

При таких условиях единственная нормальная реакция представителей НАТО на желание Украины присоединиться к ним: «Идите к черту, здесь своих проблем полно». Но публично так сказать нельзя, из-за ряда внутренних и внешних аспектов.

Поэтому говорят: «Идите лучше… реформируйтесь. Все там хорошо сделайте, но не спешите и возвращайтесь… Лет через 20!» Преимущество цифры в 20 лет состоит в том, что через 20 лет никто из нынешних людей, которые занимают какие-то должности, на этих должностях уже не будет.