“Система не меняется, меняются только лица”. Западные медиа об Украине - DOSSIER

“Система не меняется, меняются только лица”. Западные медиа об Украине

20 мая — годовщина инаугурации Владимира Зеленского. Несколько западных изданий рассказали об этом своим читателям загодя, и ни один из опубликованных до сих пор текстов, предсказуемо, не был восторженным.

Высказался о Зеленском и Кристиан Эш — один из лучших, пожалуй, иностранных журналистов, специализирующихся на Украине. “Через год после вступления Зеленского в должность, его политика в кризисе и реформаторский пыл ослаб, — говорилось в его тексте на сайте Der Spiegel. — При этом у Зеленского достаточно возможностей: вопреки ожиданиям, ему удалось сконцентрировать в своих руках большую власть. Через свою партию “Слуга народа” он контролирует парламент, он контролирует правительство и у него есть поддержка общества.”

“Чего ему не хватает, так это терпения, стратегии и подходящей команды, — писал он дальше. — О растерянности Зеленского можно судить по количеству новых назначений на должности в Киеве. С начала марта он отправил в отставку правительство, прослужившее всего полгода, в конце марта вынужден был уйти первый из новоназначенных министров. В условиях пандемии коронавируса верхушка министерства здравоохранения менялась несколько раз. С одной стороны, он привлек бывшего президента Грузии и политического авантюриста Михаила Саакашвили для ускорения реформ, с другой — отстранил признанных реформаторов и нанял людей с сомнительным прошлым. Не будучи связанными с Коломойским, относительно которого были опасения прежде, некоторые связаны с другими олигархами, как Ринат Ахметов, самый богатый человек Украины. Система не меняется, меняются только лица.”

“С Владимиром Зеленским Украина предлагает миру диковинное представление. Политический новичок с энергией и харизмой нейтрализовал своих противников и сформировал солидное большинство. Но теперь политическая борьба в каком-то смысле переместилась из парламента в его собственную голову. И в ней явно так же хаотично, как раньше в Раде: идеи и мысли спорят друг с другом, и никто не призывает их к порядку. Зеленский зависим поэтому от своих ближащих советников. Их вес угрожающе вырос, бывший депутат Андрей Ермак стал в стране своего рода серым кардиналом”, — констатировали в Der Spiegel.

Школа КГБ?

Как будто с целью привлечь к годовщине инаугурации больше внимания, депутат Верховной Рады Андрей Деркач, бывший видный “регионал”, обнародовал записи разговоров Петра Порошенко и Джозефа Байдена, президента Украины и вице-президента США на момент разговоров. Презентуя эти материалы, Деркач заявил, что получил их от неких журналистов-расследователей. Эффекта разорвавшейся бомбы не последовало: в записях содержалось только то, что и без них было известно широкой публике после импичмент-скандала в США.

В The Washington Post  обратили, в частности, внимание, что Байден, настаивавший на увольнении генпрокурора Виктора Шокина, ни разу не упомянул при этом ни своего сына, ни украинскую компанию Burisma, в которой тот работал и которую якобы расследовал Шокин. То есть, не дал почву ни одному из тех коррупционных обвинений, которые выдвигала против него команда Дональда Трампа и президент США лично. Тем не менее, одну из размещенных в YouTube записей мгновенно разместил у себя в Twitter сын президента США Дональд Трамп-младший. В The Washington Post нашли нелишним обратить внимание, что к записи были заботливо добавлены английские субтитры.

Читайте также на DOSSIER:  Городские легенды: Кто идет в мэры Киева?

Авторы текста также отмечали, что в декабре прошлого года Деркач встречался в Киеве с адвокатом Трампа Рудольфом Джулиани и что “в прошлом у Деркача — связи с российскими спецслужбами. Он учился в Высшей школе КГБ имени Дзержинского в Москве. Его отец много лет служил офицером КГБ, прежде чем в конце 1990-х стать главой разведывательной службы независимой Украины. Он был уволен с этой должности в период скандала, связанного с похищением и убийством украинского журналиста.”

В тексте The Washington Post также говорилось, что “эти события напоминают президентские выборы 2016 года, когда сотрудники российских спецслужб взломали и обнародовали электронную переписку руководителя избирательной кампании кандидатки от демократов Хиллари Клинтон и сотрудников Национального комитета Демократической партии. Спецслужбы США пришли позже к заключению, что это была операция по поддержке Трампа, которой управляли из Москвы.”

То, что нельзя опровергнуть, можно спрятать

Чрезвычайно интересное расследование опубликовал недавно The Wall Street Journal. Корреспонденты издания выяснили, что многочисленные люди или компании в течение многих лет злоупотребляли алгоритмом Google, который делал возможным удаление любого текста из поисковой выдачи. Технология работала достаточно просто. Стоило скопировать невыгодный текст на какую-либо онлайн-платформу, а затем отправить в Google жалобу на нарушение авторского права той площадкой, где был размещен оригинальный текст. Поскольку заявки не проверялись вручную, жалобы фактически автоматом вели к удалению таких текстов.

При этом в расследовании WSJ говорилось, что “Journal нашел группу запросов относительно высокопоставленных чиновников в Украине. Google удалил десятки ссылок на критические русскоязычные тексты — неблагоприятный контент о членах украинского парламента, предполагаемых членах бандитских группировок и других правительственных чиновниках и бизнесменах — после запросов с утверждениями, что статьи были скопированы с блоггинговых платформ Medium и LiveJournal, выяснил Journal.”

“Journal выяснил, что в прошлом году кто-то добивался скрытия нескольких статей николаевского Центра журналистских расследований в Украине, партнера Глобальной сети журналистов-расследователей, — рассказали, в частности, американские журналисты. — Статьи касались связанного с политикой бизнесмена, предположительно нажившегося на финансовой коррупции. Запросы об устранении ссылок размещал Игорь Данилов, который утверждал, что расследовательские статьи были копиями его постов в LiveJournal. Настоящий украинский журналист по имени Игорь Данилов сказал, что не создавал постов в LiveJournal и не размещал запросы к Google о скрытии. После того как Journal связался с редактором Центра Олегом Огановым, он направил в Google ответные жалобы на нарушение авторского права, и Google восстановил ссылки.”

Читайте также на DOSSIER:  Государство-имитация, или Почему реформ в Украине никто не дождется

Тупики COVID-19

В западную прессу возвращается разнообразие тематик, как люди в городах по всему миру — в ожившие парки, магазины и бары. COVID-19, однако, сохраняет первые позиции на страницах мировых изданий. Даже в условиях закрытых границ Украина продолжает вызывать тревогу обозревателей. Собственно, не в последнюю очередь как раз из-за закрытых границ. На прошедшей неделе некоторые написали о рожденных от суррогатных матерей младенцах, которых не могут забрать их биологические родители-иностранцы.

Ссылаясь, в частности, на Альберта Точиловского, директора компании BioTexCom, которая обеспечивает услугу суррогатного материнства в Украине, The New York Times  писал, что “Украина не ведет статистику суррогатных соглашений, но она может быть ведущей в мире по числу суррогатных рождений от иностранных биологических родителей, говорит Точиловский. Только его компания ожидает около 500 рождений. Четырнадцать компаний предлагают такого рода услугу в Украине.”

“Хоть и не единственная, Украина отличается от других стран, позволяя иностранцам обращаться за широким спектром услуг в сфере репродуктивного здоровья, включая покупку яйцеклеток и заключение соглашений с суррогатными матерями о вынашивании ребенка за вознаграждение, — отмечали в NYT. — Этот бизнес процветает преимущественно за счет бедности. “Самое дешевое суррогатное материнство в Европе — в Украине, самой бедной стране Европы”, — говорится на сайте BioTexCom. Суррогатные матери в Украине обычно получают около $15 тысяч.”

А агентство Associated Press  опубликовало еще один репортаж с передовой войны с COVID-19 в Украине — вслед за резонансным текстом, опубликованным неделей ранее.

“Дыхательный аппарат в украинской больнице ломается, оставив пациента с коронавирусом беспомощно ловить воздух, — начинается он. — Врач Ольга Кобевко бегает из комнаты в комнату, чтобы узнать, есть ли среди ее пациентов электрик, который мог бы его починить. Случайно она сама находит способ заставить устройство снова работать. “Мы здесь как на войне, как на линии фронта!” — восклицает она в отчаянии. 37-летняя Кобевко — единственная специалистка по инфекционным болезням в инфекционном отделении больницы западного города Черновцы, которое рассчитано на 60 пациентов, но сейчас содержит около 100.”

По словам корреспондентов АР, “инфекционное отделение в главной областной больнице в Черновцах было построено больше ста лет назад, когда город был еще частью Австро-Венгерской империи, и в нем не хватает централизованной системы подачи кислорода, которая является стандартом любой современной больницы. Больничная система подачи кислорода расположена только в одной комнате и медсестры вынуждены вручную наполнять мешки, которые они называют “кислородными подушками”, каждые несколько минут и разносить их пациентам. “Пациент может умалять “Воздуха, дайте мне воздуха!”, а ты ничего не сможешь сделать, — сказала Кобевко. — Ты будешь только продолжать выжимать подушку, не имея возможности спасти жизнь. Это самое тяжелое, а ведь обеспечить централизованную систему подачи кислорода совсем не дорого”.”

Читайте также на DOSSIER:  Украина: адаптивный карантин в действии

“Звуки кашля, приглушенные кислородными масками, смешиваются с визжанием медицинского оборудование в старом здании больницы, где медсестры снуют по тускло освещенным коридорам для замены кислородных мешков. Воздух пахнет озоном от инфракрасных ламп, которые используются для дезинфекции палат. Критически больные помещены в отдельном здании, в котором есть несколько вентиляторов, но оно также заполнено поверх нормы и больше не может принимать новых пациентов — даже тех, кто в серьезном состоянии.”

“В больничной кухне на матрасах спят работники больницы, — продолжается репортаж. — Но экипажи скорой помощи вскоре прибывают с новыми пациентами, оставляя им мало шансов на сон даже после изнурительного дежурства. Светлана Падынич, врач скорой помощи, привозит пациентов с COVID-19 в течение своей 12-часовой смены. Позже работники экипажа инфицируются. Неделю назад одна умерла от пневмонии, вызванной вирусом. Другие четверо медиков на ее станции также слегли с пневмонией, но находятся в стабильном состоянии. “Мы имеем дело с недостатком персонала, — говорит 42-летняя Падынич. — Половина персонала скорой помощи заболела, а те, кто остался, несут колоссальную нагрузку.” Падынич носит маску FFP2, которая дает некоторую, но не полную защиту, поэтому она надевает другую медицинскую маску под нее. “Я понимаю, что несу большие риски, но кто-то должен работать”, — говорит она. Защитной одежды не хватает, большая часть поступает от частных доноров. Поставки нерегулярны. “Я переживаю о моей безопасности, — говорит Падынич. — Я опасаюсь заболеть. Но еще больше я боюсь заразить COVID-19 мою семью”.”

В тексте Associated Press ненавязчиво осуждается незавершенная реформа украинской медицины и акцентируется унизительно низкая оплата труда медицинских работников. “Кобевко говорит, что ее месячная ставка — $175, — соответствующая нынешней минимальной зарплате, отражает общее пренебрежительное отношение к медицинским профессионалам в стране, — говорится в нем. — Она получает $25 в месяц доплаты за тяжелые условия как работница инфекционной клиники. “Это демонстрирует неуважение правительства к нашей работе, — говорит она. — Такого рода безразличие должно пугать не только меня. Мы ничего не имеем и руководствуемся энтузиазмом, но он уже на исходе”.”

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”