Санкции или узурпация власти? Чем Зеленский возмутил правозащитников

Зеленский
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Введенные на прошлой неделе президентом Зеленским санкции против украинских контрабандистов подверглись острой критике правозащитников — они видят этих действиях признаки узурпации власти.

В последние месяцы пятницы превратились в Украине в «день санкций», которые в этот день недели уже почти традиционно утверждает Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) и объявляет президент Владимир Зеленский. С начала февраля, когда впервые были введены ограничительные меры против соратника Виктора Медведчука Тараса Козака и связанных с ним телеканалов, объектами санкций успели стать сам Медведчук, экс-президент Виктор Янукович, экс-премьер Николай Азаров и многие другие физические и юридические лица.

Правда, согласно закону о санкциях, такие ограничительные меры против украинских граждан власти страны могут вводить только в случае, если эти лица «осуществляют террористическую деятельность». Поэтому власти в Киеве объясняли свои решения тем, что упомянутые в санкционных списках лица и организации, которые имеют украинский паспорт или зарегистрированы в Украине, помимо прочего также причастны и к финансированию терроризма.

От поддержки к обвинениям Зеленского в узурпации

Несмотря на критику со стороны тех, кто подвергся санкциям, а также со стороны их соратников, сначала общественность и экспертное сообщество в целом позитивно воспринимали решения СНБО и президента Зеленского. Так, в поддержку ограничительных мер против связанных с Медведчуком телеканалов 112, Newsone и ZIK выступил ряд общественных организаций и экспертов, занимающихся противодействием дезинформации.

Более того, введенные против упомянутых телеканалов и Медведчука санкции открыто поддержал ряд западных посольств, в том числе и США. И это при том, что дипломаты этих стран обычно очень трепетно относятся к соблюдению принципов свободы слова и верховенства права и вкладывают значительные ресурсы в поддержку реформ в Украине.

Читайте также на DOSSIER:  Реформа энергосистемы поможет восстановиться украинской экономике, - эксперт

Но когда в воскресенье, 4 апреля, президент Украины Владимир Зеленский ввел в действие санкции против 10 человек, которых, как отметили на сайте главы государства, можно назвать топ-десяткой украинской контрабанды, это вызвало острую критику правозащитников и ряда юристов. Пояснение Зеленского о том, что контрабанда является «экономическим терроризмом», их не удовлетворило.

В совместном заявлении руководители ряда авторитетных украинских правозащитных организаций фактически обвинили президента в узурпации власти. «Применение санкций к гражданам Украины, которые проживают на подконтрольной украинскому правительству территории, подрывают фундаментальные принципы права, грубо нарушают Конституцию и международные соглашения, ратифицированные Украиной, несут серьезные угрозы правам и свободам человека, а также имеют признаки узурпации власти в государстве», — заявили правозащитники.

И добавили, что меры СНБО и Зеленского являются не санкциями в их международно-правовом смысле, а директивным управлением государством. При этом ни решение СНБО от 2 апреля, ни указ президента, опубликованный 4 апреля, не содержат никаких оснований применения ограничительных мер, настаивают правозащитники. «Указ Президента Украины №140/2021 на основании решения СНБО от 2 апреля 2021 года является не просто злоупотреблением властью, а имеет признаки узурпации власти, ведь президент в нарушение Конституции Украины присвоил полномочия судебной власти», — поясняется в заявлении.

Санкции для быстрых политических дивидендов

Введение СНБО последнего пакета санкций против тех, кого в Офисе президента Украины называют «топ-контрабандистами», не сопровождалось пояснением правовых оснований для этого шага, отмечает в интервью DW эксперт киевского Центра политико-правовых реформ Николай Хавронюк. Он признает, что контрабанду можно отнести как к внутренним, так и к внешним угрозам для государства, однако предполагает, что Зеленский решил применять процедуру санкций вместо уголовного преследования, поскольку она способна быстро принести политические дивиденды. «Для него имеет значение скорость», — уточняет Хавронюк.

Читайте также на DOSSIER:  Подозрение Медведчука в госизмене: есть ли перспективы у уголовного дела?

По словам председателя правления киевского Центра гражданских свобод Александры Матвийчук, также подписавшей заявление правозащитников, аргументы сторонников Зеленского, которые объясняют введение санкций против украинских граждан коррумпированностью правоохранительных органов и судебной системы, не позволяющей эффективно привлечь контрабандистов к уголовной ответственности, не выдерживают критики. Матвийчук признает, что в работе судебной системы Украине очень много проблем.

Однако решая одну проблему, не стоит создавать другую, настаивает она. «Этот инструмент (санкции. — Ред.) применяют против людей, которые им (сторонникам таких мер. — Ред.) не нравятся», — объясняет правозащитница. Если власть сменится, и СНБО вдруг начнет на тех же основаниях налагать санкции на их единомышленников, то сторонники санкций первыми начнут говорить о ручном режиме управления и политических преследованиях, говорит Матвийчук.

С такой позицией согласна и руководитель исследовательской группы Восточной Европы и Евразии берлинского Фонда «Наука и политика» (SWP) Сьюзан Стюарт. По ее словам, проблемы украинской судебной системы, наоборот, делают еще более важным то, чтобы другие ветви власти — особенно президент и остальные высокопоставленные чиновники — действовали в соответствии с принципами правового государства. При этом президентская администрация склонна, по наблюдениям Стюарт, к принятию ситуативных решений, не имеющих прочной правовой основы и не соответствующих никакой стратегии. «Растущая роль Совета национальной безопасности и обороны также создает повод для беспокойства», — указывает эксперт.

Повторение ошибки времен Януковича

Однако коллективное заявление правозащитников, высказавших резкую критику, пока остается исключением. В целом санкции СНБО против «топ-контрабандистов» многие представители украинского гражданского общества встретили критично, но внимание экспертов и активистов было преимущественно направлено на то, что составленный по данным СБУ перечень «королей контрабанды» был далеко не полон. Либо на то, что наказание правонарушителей с помощью санкций подменяет собой системную борьбу с контрабандой — имеется в виду реформы на таможне или в правоохранительных органах.

Читайте также на DOSSIER:  В Посольствах США и ЕС напомнили: если Украина хочет в НАТО, то судебная реформа является ключевой

По словам Матвийчук, такая близорукость властей может повлечь для украинского общества плохие последствия. В качестве примера она приводит произвольную отмену Конституционным судом политической реформы 2004 года во времена президентства Януковича, что вернуло последнему чрезвычайно широкие полномочия. По словам правозащитницы, тогдашние предупреждения экспертов и оппозиции также не нашли должного отклика в обществе: «За это мы все через несколько лет заплатили достаточно высокую цену в виде расстрелянных на Майдане безоружных протестующих».

То, что на Западе также не слышно критики в адрес санкционной практики СНБО и президента Зеленского, Стюарт объясняет многочисленными вызовами, которые стоят сейчас перед западными столицами, среди которых самым главным она называет пандемию COVID-19. «Это отвлекает внимание от других событий», — объясняет эксперт. К тому же, по ее словам, сейчас имеет место усиление группировки войск РФ на российско-украинской границе и в аннексированом Россией Крыме. «Только когда ситуация там немного успокоится, появится время заниматься другими событиями в Украине», — полагает Стюарт.

В любом случае пока что Владимир Зеленский не собирается прекращать санкционную практику. Он уже заявил, что хочет продолжить введение санкций против украинских контрабандистов.