Рейтинговый вакуум: почему не растет популярность внепарламентских партий

Рейтинговый вакуум
FavoriteLoadingДобавить в избранное

После местных выборов прошло уже полгода, однако ни одна из внепарламентских партий не смогла продемонстрировать существенный рост рейтинга для общенациональных амбиций.

Правда, некоторые парламентские партии также теряют доверие избирателей, и этот факт еще больше настраивает внутреннюю партийную «кухню» действовать интереснее и оригинальнее в поисках собственной электоральной ниши. Несмотря на то, что в классических законах политологии действует принцип «перетекания» электоральных предпочтений, даже такая тенденция всегда оставляет достаточно ресурса для партийных маневров в контексте становления новых политических брендов и партийных структур.

Какие внепарламентские партии сейчас имеют наибольшие шансы побороться за голоса украинцев на общеукраинском уровне? Несмотря на то, что в Украине официально зарегистрировано более 300 политических партий, начать борьбу за заветные 5% избирательного барьера могут не более десяти из них.

Согласно социологическим опросам нескольких компаний в феврале-марте 2021 года, потенциально попытаться получить собственную фракцию в парламенте могут 9 политических сил: партия «Сила и честь» (4-5%), «Украинская стратегия Гройсмана» (4-5% ), Радикальная партия Олега Ляшко (4-4,5%), «УДАР» Виталия Кличко (от 2,5 до 3,2%), партия «Наши» (около 3%), Партия Шария (около 2, 5%), партия ВО «Свобода» (2,7-3%), «За майбутнє» (2-2,5%) и «Народный фронт» (1,5-2%).

Почему несмотря на значительную критику власти и вакуум электоральных предпочтений, внепарламентские партии до сих пор не могут рассчитывать на хотя бы уверенное преодоление 5% барьера на общенациональных выборах?

Региональные элиты против брендов

Во время местных выборов-2020 основная ставка среди политических партий была сделана на местные бренды ‒ в противостоянии с рейтингами провластной политической силы обещания и доверие к региональным элитам в некоторых случаях имели превосходящую силу.

Воспользовавшись «региональным» билетом в политике, большинство партий на местных выборах-2020 решили сосредоточиться исключительно на внутреннем контексте. При этом часть из них не отказывается от сотрудничества как с провластной политической партией, так и с оппозиционными силами, которые представлены в парламенте.

Тем не менее, для общенационального продвижения нужно создавать систему ячеек политических партий, а эта задача под силу не всем. Как раз региональные партии могут ставить перед собой амбициозные цели и постепенно выходить на общенациональный масштаб, ведь большинство парламентских партий пока надеются на бренд, но не руководствуются целью масштабировать свое географическое присутствие, нарастить количество членов и построить партийную структуру.

Недостаток партийных традиций

Еще одна проблема, в которой барахтаются почти все внепарламентские партийные проекты и политические партии ‒ отсутствие длительной традиции работы с партийными ячейками и местными СМИ. Не говоря уже об идеологических принципах, которыми могут похвастаться пока что разве партии «правого» толка.

Расчет на медиа и ситуативные всплески активности, вместе с активизацией медийной кампании накануне избирательного процесса ‒ одна из главных проблем нынешних партий. Ведь даже удачные приемы с узнаваемостью трудно превратить в реальные рейтинги. И главная причина в доверии: она достигается не только за несколько месяцев предвыборной борьбы и не за счет известных лиц. Доверие в политическом смысле имеет более широкую фундаментную основу. Прежде всего, это системная многолетняя работа на собственный бренд и на продвижение инициатив политической силы на местах.

Ключ в партийном барьере?

Значительно упростить участие внепарламентских партий в общенациональных выборах могло бы уменьшение партийного избирательного барьера. В Украине барьер за период независимости менялся несколько раз. В 90-х и в начале 2000-х он был на уровне 4%, в середине 2000-х был снижен до 3%, сейчас его величина составляет 5%. Так, например, плановые и досрочные парламентские выборы в 2006 и 2007 годах проходили по пропорциональной системе с 3% проходным барьером. Парламентские выборы 2012 года проходили уже по смешанной системе с 5% барьером. Сейчас данный барьер, несмотря на дискуссии сохраняется.

В чем основной недостаток? В том, что для мобилизации медийных и финансовых ресурсов партиям нужно больше времени и организационных ресурсов, а значит ‒ более длительное время для получения рейтингов. Подобная ситуация играет не в пользу становления демократических институтов общества ‒ особенно, если речь идет об обустройстве партийных структур.

Зато высокий избирательный барьер также имеет свои преимущества ‒ на общенациональном уровне в парламент попадают партии, которые имеют достаточную узнаваемость своего бренда и те, которые провели успешную избирательную кампанию для преодоления заветного 5% барьера.

При пропорциональной системе, как считают опытные знатоки избирательных систем, вообще целесообразно отменить любой искусственно установленный барьер или снизить его до максимально возможной отметки. Чаще всего речь идет об 1%. В любом случае, будет действовать так называемый «естественный барьер», который является побочным математическим продуктом особых характеристик избирательной системы (размера округов, избирательной формулы, количества политических партий, количественного состава представительного органа).

Александр Радчук, специально для «Слово и дело»