Прогноз-2022: каких событий ждать на антикоррупционном фронте

на антикоррупционном фронте

Прогноз антикоррупционной политики на 2022 год должен был быть намного более оптимистичным. Но положительные ожидания скорректировала суицидальная настойчивость, с которой власть срывала назначение уже избранного руководителя САП.

Показателен даже не столько сам конкурс, сколько modus operandi (метод действия) Зеленского, им продемонстрированный. Банковая пошла на колоссальные внешне- и внутриполитические потери, только чтобы не утвердить победу независимого кандидата.

Зеленский демонстративно нарушил свое обязательство перед президентом США Джо Байденом, которое оба зафиксировали публичными подписями. В Украине же отвратительные действия ОП окончательно похоронили остатки антикоррупционного реноме президента.

Процитирую главреда «Украинской правды» Севгиль Мусаеву: «Когда в следующий раз президент Владимир Зеленский будет рассказывать о своих сверхусилиях в борьбе с коррупцией избирателям или международным партнерам, знайте — он лжет. Потому что самая показательная история его президентства в преодолении коррупции — это конкурс на руководителя САП, который длится уже 15!!! месяцев».

Очень похожие и позиции, и эмоции сформировали эти действия Банковой в столицах стран «Большой семерки», чьи правительственные аналитики пристально наблюдали за процессом избрания руководителя САП. Точнее, за национальным позором, в который ОП этот процесс превратил.

Эта история стала game changing, потому что (в отличие от предыдущих залетов власти) на этот раз даже сторонники Зеленского не могут найти положительное объяснение его действиям. На этот раз все очевидно вплоть до непристойности.

Однако политическая непредвзятость требует от нас все же попробовать найти в действиях президента положительную мотивацию. Ее наличие сделало бы этот прогноз более оптимистичным.

Вот только нет такой мотивации. Самое позитивное, что мне удалось придумать: Зеленского в этой истории просто «сыграли». Он, бедный, в который раз стал жертвой то ли собственных коррупционеров, то ли Коломойского, то ли русских непосредственно.

И даже несмотря на такое «положительное» объяснение, ужасает возможность «сыграть» президента воюющей страны в элементарном конкурсе, о проблемах которого заранее пишут все ведущие медиа, а послы «Большой семерки» предупреждают лично.

Но если Зеленского таки «сыграли» без его ведома (во что не верят даже его ярые сторонники), то это точно повторится. Хотя бы потому, что ответственного за этот процесс (а) президент не наказал, более того, продолжает активно защищать от НАБУ.

Таким образом, очевидно, что ничего хорошего не следует ожидать и от конкурса на нового директора НАБУ. Полномочия действующего директора НАБУ Артема Ситника истекают в апреле, поэтому процесс отбора следовало бы начать уже в феврале.

Читайте также на DOSSIER:  Законодательство, бюрократия и коррупция: что мешает нормальной работе трансграничного сотрудничества в Украине?

В отличие от конкурса на руководителя САП, на этот раз закон отдает определяющий голос экспертам, делегированным нашими международными партнерами. Однако команда Зеленского, похоже, испытывает животный страх перед независимыми правоохранителями.

А страх, да еще и умноженный на жадность, здравому смыслу места не оставляет. Так что мы уже сейчас ожидаем атак Банковой на этот конкурс. Векторы таких атак будут варьироваться от услужливого ОАСК до усилий конвертного, извините, парламентского большинства.

Если же кадровую независимость САП и НАБУ удастся сохранить, то команда Зеленского попробует нейтрализовать угрозу от них иным образом. Например, законодательно наделить генерального прокурора правом по собственному усмотрению передавать дела НАБУ/САП другим органам.

Подведем итоги этого блока. Одним из базовых сценариев в 2022 году является наращивание усилий Банковой для нейтрализации НАБУ и САП. Независимо от эффективности этих попыток, само их наличие добьет личную репутацию Зеленского в глазах западных элит.

Что касается других правоохранительных органов, то положительных изменений в этом болоте в наступившем году ожидать не стоит. Мертворожденное еще при Порошенко ГБР не в состоянии расследовать даже политически мотивированные дела. Как и окончательно угробленная Венедиктовой прокуратура не может эти дела хотя бы оформить (не то что в суде отстоять).

Новообразованное Бюро экономической безопасности (БЭБ) так и не смогло даже начать работать. Кстати, с начала конкурса на руководителя САП прошло 15 месяцев, директора же БЭБ выбрали за… три недели (а фамилия победителя была известна еще до начала конкурса).

Так что БЭБ будет таким же «независимым и эффективным», как ГБР с прокуратурой. Все три института придется строить фактически с нуля. Правда, в 2022 году до этого точно не дойдет, — и Татарова, и Ермака все устраивает.

Как не дойдет и до очистки аваковских конюшен в Нацполиции. Хотя бы потому, что действующий министр внутренних дел не будет кусать руку, которая так долго его политически (и не только) кормила.

Умеренно положительными могут быть разве что новости о СБУ. С высокой вероятностью, в 2022 году реформу все-таки проголосуют. К сожалению, глобально в работе Службы ничего не изменится, ведь полномочия ее следователей сохранятся по меньшей мере до 2024 года.

Читайте также на DOSSIER:  Без денег Запада в этом году Украине грозит дефолт

С правоохранительным блоком (если его так еще можно назвать) все. Теперь перейдем к судебной системе, потенциальная реформа которой может оказаться наибольшей победой действующего президента.

2022-й станет годом имплементации судебной реформы, проголосованной летом 2021-го. Уже к середине года мы увидим ее плоды. К тому времени Этический совет должен был бы очистить действующий Высший совет правосудия (ВСП), а конкурсная комиссия — выбрать новую Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС).

А к концу 2022-го можно будет с уверенностью сказать, удалась ли нам эта, без преувеличения, важнейшая реформа. Очищенный ВСП начнет (или же нет) увольнять судей, которых раньше система покрывала. Новоизбранная ВККС начнет (или нет) избирать судьями честных профи, а не детей/любовниц/вассалов судебных бонз (как это всегда было).

Поскольку эта реформа не представляет для топ-коррупционеров Зеленского немедленной экзистенциональной угрозы, то за нее я спокоен больше, чем за будущее антикоррупционной инфраструктуры.

Основная угроза судебной реформе, по крайней мере сейчас, исходит не столько от Банковой, сколько от старых судебных «элит». В их руках остался частичный контроль над их главным оружием — Конституционным судом.

На сегодняшний день у судебной мафии тотального контроля над КСУ нет. Но в случае ситуативного союза с ОП голосов для уничтожения судебной реформы им хватит. Так же, как, например, и для ликвидации антикоррупционного суда. Соответствующее представление, кстати, КСУ как раз рассматривает.

Есть одна сфера противодействия коррупции, в которой власть Зеленского достигла впечатляющих результатов. Речь идет о диджитализации государственных услуг. Причем команда вице-премьера Федорова меняет не только фронтенд, но и, что важнее, инфраструктуру и процедуры бэкенда.

Скорость, с которой власть двигается в этом секторе, не может не приводить к лагам системы. Но, согласитесь, проблемы они устраняют быстро, а общий результат отрицать трудно даже скептикам.

Правда, оппоненты команды Федорова нарекают на искусственную монополизацию приложения «Дія» и проблемы с сохранением данных пользователей. Все это мелочи по сравнению с рисками внедрения электронного голосования, о котором команда Зеленского говорит все больше.

Кроме описанного выше, в 2022 году точно продолжатся попытки так или иначе подрезать Prozorro. Нынешние коррупционеры компетенциями особенно не отличаются, так что воруют самым примитивным образом — на государственных закупках. «Большое строительство» — лучшая иллюстрация этого.

Читайте также на DOSSIER:  Возврат мажоритарки и манипуляция с выборами. Что ждать в Раде в новом сезоне

Собственно, по этой же причине (некомпетентность плюс жадность, умноженные на ощущение безнаказанности) коррупционных скандалов вокруг Зеленского будет все больше. Значительно больше.

Делать вид, что их нет (как это было с Татаровим), в 2022 году не получится, — телеканалы Ахметова покажут их стране во всей красе. Хотя независимые медиа справятся с этим и без телеканалов олигарха.

Возможно (хоть и маловероятно), перед угрозой электорального провала Зеленский опомнится и начнет решать описанные выше проблемы. Если вдруг такое случится, то его ближайшими союзниками станем не только мы, но и международные партнеры, прежде всего американцы.

Напомню, что под конец прошлого года Белый дом опубликовал первую в истории глобальную антикоррупционную стратегию. Самая интересная ее часть — лидерство США в глобальной синхронизации санкций (прежде всего с ЕС).

Эти санкции могут помочь Зеленскому в борьбе с коррупцией, если в 2022-м он вдруг решит ее начать. В ином случае те же санкции станут сдерживающим фактором в желании президента атаковать антикоррупционную инфраструктуру.

Со своей стороны, «Центр противодействия коррупции» сделает все возможное, чтобы санкции против коррупционеров Банковой стали реальностью. В конце 2021 года мы отослали соответствующие обращения о заместителе главы ОП Олеге Татарове и любимом судье Банковой Павле е.

Хотя, как по мне, бояться команда Зеленского должна не столько американских санкций, сколько украинского общества. Оно неоднократно доказывало, что может ставить власть на место значительно эффективнее любых международных партнеров.

Виталий Шабунин
украинский общественный деятель в сфере борьбы с коррупцией, председатель правления общественной организации «Центр противодействия коррупции»

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки