Полный схематоз: Украина в плену фармацевтической мафии

в плену фармацевтической мафии
FavoriteLoadingДобавить в избранное

В народе бытует мнение, что здоровье – такая штука, которую не купишь ни за какие деньги. Отчасти это так, но в действительности дело обстоит немного по-другому. Потому что все мы, во-первых, тратимся на лекарства, во-вторых, десятки миллиардов гривен в год на здравоохранение выделяет государство (и это, опять же, деньги налогоплательщиков). А в-третьих, этим активно пользуются люди, подмявшие под себя оборот медикаментов в Украине.

Их принято называть «фармацевтической мафией», и в общепринятом смысле это не какие-то там бандиты и головорезы, а вполне уважаемые в обществе люди – владельцы специализированных компаний, чиновники, политики «высокого полета». И вот они, действуя в рамках закона, который у нас что дышло, участвуют в распределении и освоении огромных сумм.

Наценки и лоббизм

Подобные схемы в Украине существуют очень давно. Но до поры до времени о них не трубили на всех углах, поскольку те были надежно скрыты от посторонних глаз. Приоткрываться завеса тайны начала примерно с конца «нулевых», когда СМИ стали изобличать фармацевтический «схематоз» в масштабах государства. При режиме Виктора Януковича им якобы заправляли министр здравоохранения Раиса Богатырева и глава парламентского комитета по здравоохранению Татьяна Бахтеева.

На смену им после известных событий пришли другие «заинтересованные лица». Поименно их в октябре 2015 года назвал бывший гендиректор фармацевтической фирмы «Дарница» Глеб Загорий. По его словам, это компании, близкие к Николаю Кузьме, Андрею Лирныку и Петру Багрию. Причем последний конкретно оскандалился еще в 2009 году, когда в Украине активно раздумалась истерия, связанная со свиным гриппом. Тогда бизнесмен продал государству препарат «Тамифлю» с наценкой около 400%! Наглости, как говорится, нет предела.

И такие случаи в нашей практике отнюдь не единичны: главное – «сесть» на хороший и прибыльный тендер и умело пролоббировать свои интересы. Кстати, нередко в таких делах фигурируют бюджетные средства, на которые приобретаются лекарства и оборудование. И на этих деньгах можно сделать двойную или даже тройную прибыль. Само собой, желающих поучаствовать в «распиле и откате» хоть отбавляй – просто не всех допускают в «святая святых», где крутятся высокопоставленные чиновники, а также люди, решающие, какие препараты допускать на украинский рынок, а каким давать от ворот поворот.

«Отшивание» и коррупция

Тендеры – это вообще крайне увлекательный процесс. Помнится, когда закупки лекарств начали передавать международным компаниям, фармацевтическая мафия активно вставляла палки в колеса данной реформе. Ну, не нравилось им, что медикаменты за бюджетные средства приобретаются в обход «налаженных каналов» посредством ЮНИСЕФ, ПРООН и британского королевского агентства Crown Agents – и без всяких там «комиссионных».

Так вот, тогда Министерство здравоохранения Украины целых девять месяцев (!) блокировало передачу лекарств от международных организаций. Соответственно, препараты, которые Украина должна была получить еще в 2015 году, начали поступать только в следующем. Кто-нибудь подсчитывал, сколько граждан за это время еще больше подорвали свое здоровье или того хуже – не дождались медикаментов?

Читайте также на DOSSIER:  Почему школьники обходят стороной столовые: названы причины

Впрочем, на этом проблемы тогда не закончились: украинские фирмы-«прокладки», кормившиеся за счет сверхприбылей при продаже лекарств от производителей Минздраву, также подключились к процессу «отшивания» международных организаций и срыву тендеров. И потом образовавшуюся затяжку с поставками повернули так, что иностранные партнеры якобы сами были виноваты в срывах сроков. Такая вот борьба с коррупцией в медицинской сфере…

Подделки и «шопинг»

Еще одной глобальной проблемой является обилие на отечественном фармацевтическом рынке фальсификата. О его истинных объемах эксперты могут лишь догадываться. Нередко в качестве аргумента приводят данные Всемирной организации здравоохранения. Ее специалисты отмечают, что примерно каждый десятый продукт медицинского назначения в развивающихся странах является подделкой.

— Есть официальные данные по Украине – их публикуют Минздрав и Гослекслужба, которая занимается контролем над лекарственными средствами. Согласно их данным, уровень фальсификата в нашей стране – на уровне 1,5-2%. А что касается данных ВОЗ, то речь идет о лекарственных препаратах, которые продают через Интернет. И в некоторых странах масштабы подделок могут достигать 50%, – уточнял директор ассоциации профессиональных аптек Украины Владимир Руденко. Все просто: достаточно «случайно» заменить одну букву в названии препарата на другую (так, чтобы визуально похоже было) – и дело в шляпе.

Масштабы фальсификата, а также дороговизна медикаментов все чаще заставляют наших сограждан устраивать «лекарственные туры» в соседние страны – например, ту же Польшу. Там некоторые препараты, в том числе очень дорогие, стоят в несколько раз дешевле, чем на украинском рынке! Более того, некоторые врачи сами рекомендуют отправляться на такой «шопинг» за границу и даже выписывают рецепты для своих иностранных коллег – на латинице. Но есть вопрос: а если кто-то не имеет возможности съездить в другу страну за необходимыми медикаментами, а денег на покупку аналогов на Родине нет? Примерять деревянный макинтош?

И кого-то эта ситуация вполне устраивает, а ниточки ведут на самый верх. «Схема работает, поскольку в ней заинтересованы те, кто установил правила игры. А они сидят в чиновничьих кабинетах и Министерстве здравоохранения», — говорит эксперт фармацевтического рынка Андрей Кожемяка.

— В Европе препарат регистрируется на целый ЕС, где огромный рынок и процедуры надо пройти один раз, а в Украине все иначе. Представьте, что надо пройти, чтобы зарегистрировать лекарство. То есть мафия у нас не только фармацевтическая, но и государственная, которая, кстати, контролирует розничный рынок тоже, — отмечаетАндрей Черкас, сотрудник Львовского медуниверситета.

Читайте также на DOSSIER:  Добровольное декларирование: какую информацию имеют право получать банки

А эксперт Олег Никулишин называет несколько причин дороговизны лекарств в Украине. «Во-первых, производители закладывают в цену валютные и коррупционные риски. Вторая причина — монополия дистрибьюторов: три дистрибьютора владеют около 90% рынка. А маржа аптеки — 15-18% на входную цену за медикамент». Словом, арифметика более чем понятная…

Мораторий и выгода

А чтобы люди не занимались самолечением, уже с 1 января 2022 года в Украине может быть запрещена реклама в СМИ всех лекарственных средств. До конца 2021-го Кабинет министров по поручению Совета по национальной безопасности и обороне должен подать в Верховную Раду соответствующий законопроект, а мораторий, по предварительной информации, продлится до 2024 года.

По данным USAID, самолечением у нас занимается около 70% населения. Безусловно, явление это негативное: вместо того чтобы обратиться за помощью к специалисту, граждане бегут в аптеку и покупают лекарства, рекламу которых видели по телевизору. Но решит ли проблему запрет? Вряд ли: по мнению экспертов, украинцы просто переориентируются на менее надежные источники информации – тот же Интернет, где реклама контролируется куда менее строго, чем на ТВ. То есть в сети еще больше возможностей «впарить» народу фальсификат или пустышку. И кому же тогда власть делает одолжение, позвольте спросить?

В мире все медицинские препараты делятся на две категории: те, которые отпускаются аптеками без рецепта, и продающиеся только по нему. Примечательно, что на всей планете (кроме Турции) лекарства, не содержащие психотропных и наркотических веществ, рекламировать разрешено. А в США и Новой Зеландии под подобные ограничения не подпадают даже рецептурные медикаменты! В Украине же под запрет могут попасть не только привычные всем, допустим, болеутоляющие средства, но также и прокладки с памперсами. На наш взгляд, это все-таки уже конкретный перебор…

— Введение моратория на рекламу существенно ограничивает право потребителей на доступ к необходимой информации о свойствах лекарственных средств и медицинских изделий, возможностях и вариантах лечения и профилактики заболеваний. Запрет основывается на ложном представлении, что граждане безоговорочно доверяют рекламе и не способны анализировать информацию, — отмечается в заявлении Индустриального Телевизионного Комитета.

По мнению экспертов, явную выгоду от моратория приобретут аптеки, которые увеличат свои расценки (неофициальные, естественно) для фармацевтических компаний за попадание их продукции в сеть. Ну, и каким образом это гарантирует честность выбора препарата для пациента? Кроме того, по подсчетам компании Ocean Media Plus, государство потеряет около 800 миллионов гривен в год от запрета рекламы лекарств. В 2020-м украинские телеканалы заплатили по данной статье около 700 млн грн налогов, а в этом, по прогнозам, цифра составит уже 782 млн грн. Значительные потери понесут и сами СМИ, ведь для некоторых из них доход от рекламы лекарств составлял едва ли не половину общегодового дохода. Приказано закрываться?

Читайте также на DOSSIER:  В Украине для пенсионеров повышают требования к стажу: что ждет тех, кто "недоработал"

Очень сухой остаток

Из всего вышесказанного напрашиваются очень простые выводы. Первый: фармацевтическая мафия в Украине существует и поживает очень даже неплохо. Второй: неизвестно, что нам продают в аптеках – реально действующий медикамент, подделку или пустышку. Третий: цены на лекарства, в том числе жизненно необходимые, в стране явно завышены ввиду сговора производителей и фирм-«прокладок». Четвертое: не только граждане, но и государственная казна теряют на схемах огромные деньги.

В цивилизованной стране этого было бы достаточно, чтобы инициировать громкое расследование на высочайшем уровне, по результатам которого обязательно полетели бы головы. В Украине – тишина. Очевидно, потому, что в схемах задействованы «серьезные люди», которым нет никакого дела до того, что они граждан не только обворовывают, но и убивают.

ПОЗИЦИЯ рекомендует

Есть такая книга — «Вся правда о лекарствах: мировой заговор фармкомпаний» британского врача и ученого Бена Голдакра. Он пишет о том, что производство лекарственных препаратов в данный момент претерпевает негативные изменения, так как принципы, на которых оно базируется, постоянно нарушаются фармацевтическими компаниями. Например, промышленность финансирует абсолютное большинство клинических исследований лекарств, а заодно замалчивает их отрицательные результаты.

Учреждения, призванные регулировать и контролировать фармацевтическую промышленность, имеют доступ к большинству результатов исследований с момента создания препаратов, но даже в этом случае полученные оценки не доходят до врачей и потребителей, равно как и до власти. А «подконтрольные инстанции» — Агентство по лекарственным средствам и медицинским изделиям в Великобритании или Администрация по контролю качества продуктов и лекарственных препаратов в США- становятся представителями интересов фармацевтических компаний, а не общества. Словом, будет время и желание ознакомиться с этой книгой – рекомендуем…

Максим КОРОБЕЦ