Полный хаос, – экс-заместитель генпрокурора эмоционально прокомментировал дело Гладковских

FavoriteLoadingДобавить в избранное

О первой годовщине громкого скандала в «Укроборонпроме» и ненаказанности его виновников – в программе «После всего» с Дмитрием Гнапом рассказали бывший заместитель генерального прокурора Алексей Баганец и экс-советник генерального прокурора, антикоррупционный эксперт Александр Леменов.

Почему приговора до сих пор нет

Алексей Баганец: У нас есть генеральный прокурор или тот, кто был, или сейчас последний. Они должны были обеспечить, чтобы расследование проводилось тем органом, которому оно подследственно. Я говорю это уже три года, но ко мне никто не прислушался.

Сегодня уже есть постановление Верховного суда Украины, в котором четко говорится, что факт расследования уголовного производства неуполномоченным органом досудебного расследования свидетельствует о том, что все доказательства, которые были собраны в ходе расследования признаются недопустимыми. Их нельзя положить в основу принятия решения ни следователем и прокурором, ни судом.

Последний орган, который принимал на себя обязательства расследовать это уголовное правонарушение и принять по нему решение – это было Антикоррупционное бюро. Почему они до сегодняшнего дня не проинформировали общество – мне трудно сказать. Думаю, потому что им не о чем отчитываться сегодня. Так тогда скажите, что мы провели тщательное следствие, мы не установили достаточных доказательств для того, чтобы сообщить кому-то о подозрении или, более того, направить обвинительный акт в суд. И общество успокоится. А молчание только вызывает разные версии.

Алексей Баганец

Александр Леменов: Есть три кейса, то есть один человек может фигурировать во всех трех случаях.

  • В первом, который представили год назад, мы говорим, что они недоработали и почему-то не вручили подозрение. Почему же тогда не прикрывают этого же человека, Гладковского, по другим кейсам? Где расследуется недостоверное декларирование – очевидно ему вручат подозрение. Если есть доказательная база для того, чтобы человеку вручить подозрение, – они объявят.
  • Второй кейс, что якобы за его подписью вышло выделение средств, по которым он сам у себя приобрел автомобили. Они вручили подозрение, потому что есть доказательная база.
  • А по третьему кейсу, то явно чего-то не хватает. Не вижу логики, почему они по этому кейсу не догоняют, а тут догоняют.
Читайте также на DOSSIER:  Убийство Гандзюк: на каком этапе дело спустя три года
Александр Леменов / Скриншот из видео

Кто должен заняться делом Гладковских

Алексей Баганец: Проблемы есть не только в человеческом факторе, а прежде всего в законодательстве. Я об этом постоянно говорю людям, но никто этого не слушает. Согласно требованиям Конституции, прокуратура не только осуществляет процессуальное руководство досудебного расследования, но и должна осуществлять организацию досудебного расследования. Она должна не только давать указания, но и организовывать расследование. У нас почему-то прокуроры не читают Конституцию.

До сегодня, прошло три года, до сих пор не внесены изменения ни в закон о прокуратуре, ни в Уголовный процессуальный кодекс (УПК), что прокуроры теперь осуществляют также организацию досудебного расследования.

Что такое осуществление организации досудебного расследования – общество до сих пор не знает об этом – ни оперативные работники, ни следователи, ни прокуроры, ни судьи. Почему? Потому что в УПК написано, что организацией досудебного расследования занимается руководитель органа досудебного расследования. А прокурор выходит, что в Конституции должен нести за это ответственность, а он не несет. Поэтому новый прокурор (речь идет о Рябошапке, – 24 канал), который у нас был, тоже об этом не говорил. Но надо брать на себя ответственность.

Прокурор не может прятаться за орган досудебного расследования, он теперь, по новому УПК и Конституции, сотрудничает с органами досудебных расследований, и даже должен занимать главную роль – руководить следствием, а не директор НАБУ. У нас все перекрутилось, полный хаос.