Отдаём «черное золото» в частные руки, недорого: что будет с украинской землей после реформы?

черное золото
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Всякий раз, глубоко рассуждая о том, что можно назвать богатством и даже гордостью Украины, мы неизменно вспоминаем о «черном золоте» – черноземе нашей страны. И с годами, ввиду различных причин и обстоятельств, не в последнюю очередь политического характера, о родной земле говорят все чаще. В каком она состоянии на 30-м году независимости? Кому земля принадлежит сейчас и будет принадлежать после масштабной реформы? Правда или миф, что стоимость земли будет ежегодно расти на 20-40%, но только если ее отберут иностранцы? Что такое «ножницы цен» и почему аграрии так ими довольны? Правда ли, что за землей последует передел водных ресурсов? Вопросов много, а ответы – в нашей сегодняшней статье.

Земельный вопрос продолжает цикл материалов нашего спецпроекта «Гордость Украины», посвященного 30-й годовщине обретения независимости. В этой статье мы расскажем о том, как сегодня наша страна распоряжается своим важнейшим ресурсом, разберемся в перспективах и основных трендах развития ключевой экономической отрасли Украины. В конце концов мы выясним, сохранятся ли наши черноземы в будущем и станут ли они не только гордостью, но и реальной ценностью страны в руках ее народа.

Гордость или ценность: в каком состоянии украинские черноземы и пахотные земли?

Говоря слово «земля», мы чаще всего подразумеваем именно пахотные земли, а среди них выделяем черноземы. Все самые плодородные грунты континента представлены на нашей территории. Причем в огромном ассортименте, ведь 60% украинской почвы – это черноземы разных типов. Элитные почвы занимают площадь в 24 млн га – это 8% всех европейских плодородных почв. Есть страны крупнее Украины, но такого обилия почвы элитного качества нигде в мире нет.

Всего в Украине выделяют 800 разных типов почвы, которые занимают площадь в 39,8 млн гектаров. Плодородными считаются не только черноземы, но и буроземы, дерново-подзолистые, луговые, каштановые солонцеватые, песчаные и другие виды грунта. Черноземы, к слову, тоже бывают разные, к примеру: обычные и типовые, южные и подзолистые…

Для изучения грунтов и их особенностей создана целая наука – грунтоведение. Главным исследовательским центром в этой сфере считается Харьковский национальный аграрный университет им. Василия Докучаева. К слову, генетическое грунтоведение Василий Докучаев как раз и изобрел, изучая грунты юга и востока страны в конце XIX в. Так что наша земля имеет в буквальном смысле еще и научную ценность.

Однако мало иметь качественные грунты – ими надо еще правильно распорядиться, а с этим у нас в стране не все идеально. Освоение земель в Украине традиционно идет экстенсивным, а не интенсивным методом – растут площади, а не урожайность. Так, по состоянию на 2020 год, 79% украинских грунтов уже были распаханы. Из них черноземы освоены примерно на 85-90%. Это один из самых высоких показателей в Европе, а вот по урожайности мы пока далеко не лидеры.

«По состоянию на 1 января 2020 года общая площадь пахотных земель в Украине составляет 32 755 980 гектаров, – сообщила нашему изданию замглавы Госгеокадастра Марина Смирнова. – Ведомством осуществляется государственная инвентаризация земель, в частности сельскохозяйственного назначения».

По словам чиновников, инвентаризация и уточнение кадастра осуществляется постоянно, но особенно активно с 2019 года, когда начали подготовку к открытию рынка земли, намеченному на 1 июля 2021 года.

«Есть государственное учреждение Институт охраны почв Украины, которое постоянно проводит мониторинг состояния и качества почв, – говорит Тарас Высоцкий, заместитель министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины, который курирует в Кабмине аграрное направление, пока Минагрополитики возрождается после ликвидации. – Согласно их данным, за последние 20 лет у нас действительно есть ухудшение плодородия почв на 8-10%. Но в целом качество черноземов остается высоким».

Причина ухудшения качества черноземов в том, что после распада СССР и развала колхозов восстановлением почв никто не занимался. Но ситуация меняется в лучшую сторону, убеждает нас народный депутат Николай Сольский. Он – председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам аграрной и земельной политики, а также «отец» нынешней земельной реформы – автор ключевых законопроектов по рынку земли.

«До 1991 года у нас было много колхозов. Соответственно, земля обрабатывалась и поддерживалась в относительно хорошем состоянии, – вспоминает депутат. – Впоследствии, в 90-е, мы видели упадок отрасли. Значительная площадь земель не обрабатывалась, зарастала кустарниками и сорняками».

Позитив он видит в том, что в аграрной сфере возрождается средний класс фермеров, которые понимают, что поддержание и восстановление черноземов – это не только ответственно, но еще и прибыльно.

«Начиная с 2000-х годов, а особенно сейчас, отрасль развивается. Именно в последнее десятилетие арендаторы и землевладельцы по собственной инициативе стали больше внимания уделять состоянию земель, их восстановлению. Отмечу, без вмешательства государства, – объясняет нардеп Сольский. – Просто сейчас земля становится не только гордостью, но и ценностью. Фермерам это выгодно: чем плодороднее почва – тем лучше урожай. Следовательно, больше и доход фермера. Тренд на восстановление земель дает нам возможность смотреть с оптимизмом по вопросу сохранения их качества».

Осторожный позитив демонстрирует правительство.

«Не знаю, как будет в будущем – мониторинг будет продолжаться, он на постоянном финансировании – но сейчас наши черноземы все еще лучшие и имеют высокое плодородие. Это все еще наша гордость», – убежден Тарас Высоцкий.

При этом он отмечает, что правительство поддерживает тренд на развитие аграрной отрасли, для чего власти восстанавливают ликвидированное ранее Министерство аграрной политики и промышленности. Это министерство все еще не запущено, но это ожидается в течение 2-3 недель. Роман Лещенко был назначен министром аграрной политики и продовольствия Украины еще 17 декабря 2020 года.

Как видим, мало осознавать ценность черноземов. Ими надо ответственно распорядится. Это заставляет нас обратиться к проблеме земельной реформы.

Мораторий – селянам, землю – магнатам, большой камбэк – куркулям

Большая земельная реформа в Украине стартовала даже раньше независимости – она официально была запущена постановлением Верховной Рады «О земельной реформе» от 18 декабря 1990 года и с тех пор не прекращалась. Однако землю жителям села так тогда и не раздали. В 2002 году паи начали раздавать, но сразу же ввели мораторий на продажу пахотных угодий.

Мораторий и право только на аренду создали уникальные условия, при которых рядовой селянин не мог вести успешную фермерскую деятельность из-за слишком маленького размера пая и, соответственно, низкого дохода с него. Крупные компании и магнаты за копейки арендовали угодья у малообеспеченных жителей целыми районами. Но даже частичное возвращение гражданам прав на землю вернуло в отрасль частную инициативу и конкуренцию.

Сегодня почти монопольное положение агрохолдингов 2000-х годов постепенно уходит в историю, потому что сформировался эффективный класс средних фермерских хозяйств – тех самых «кулаков» и «куркулей», с которыми пыталась бороться советская власть. Они все чаще бросают вызов крупным компаниям, перекупая у них права аренды. Что интересно, агрохолдинги эту конкуренцию сейчас проигрывают, теряя ежегодно 1% своего земельного банка.

Крупнейший на сегодня агрохолдинг – это Kernel – единственная компания, у которой в управлении свыше 500 тыс. га. Примечательно, что в 2014 г. у UkrLandFarming было 600 тыс. га, а сейчас лишь 475 тыс. га. Еще три холдинга контролируют от 200 тыс. до 400 тыс. га арендованной земли, в то время как показатели остальных гораздо скромнее. Некоторые холдинги владеют всего 500 га, что означает – далеко не каждый холдинг большой и влиятельный. По данным сервиса Feodal.online, в Украине работает 160 агрохолдингов, а по информации Latifundist.com – 117, с общим земельным банком 6,4 млн га. При этом крупные холдинги контролируют лишь около 3,5 млн га.

Для сравнения, в стране зарегистрировано около 40 тыс. юрлиц, ведущих деятельность в АПК – это преимущественно мелкие и средние компании. Они обрабатывают ежегодно 16-18 млн га. Еще 8 млн га обрабатывают физлица. Всего же в стране почти 33 млн га пахотных земель. То есть доля агрохолдингов, вопреки массовому мнению, не так уж велика.

«Государству важно создать конкуренцию между ними, – говорит Николай Сольский. – У нас в 90-е, после распада колхозов, в конкурентной борьбе сформировалась современная система, где доминируют средние производители. Их доля активно растет. Процент крупных хозяйств сейчас не увеличивается, а кое-где и уменьшается – угрозы монополизации нет».

По мнению народного депутата, средних компаний в стране уже порядка 15-20 тысяч.

«Если не ошибаюсь, они уже контролируют более 60% пахотных земель и этот тренд будет сохраняться в ближайшем будущем, – убежден автор земельной реформы. – Также сейчас много мелких фермеров, которые развиваются и конкурируют. Конкуренция – это основной двигатель любого развития».

С ним согласны и в Кабмине.

«Государству выгодно иметь дифференцированную структуру хозяйствования, – объясняет Тарас Высоцкий и приводит немного другие данные по отрасли. – Каждый из сегментов рынка имеет свои сильные стороны. Сейчас примерно 25% земель обрабатывается крупными компаниями, 65% – средними, у которых 1-2 тыс. га, вроде бывших колхозов, и еще 10% – мелкими фермерскими хозяйствами. Также мы видим, что доля крупных компаний постепенно уменьшается, примерно на 1% каждый год. Растет доля средних и малых компаний. Мы прогнозируем, что так будет происходить и в дальнейшем».

Читайте также на DOSSIER:  "Хочет попробовать рулить сам". Отдаст ли Зеленский суды под контроль Запада

Николай Сольский дает портрет среднего производителя:

«Это чаще всего семейная компания, которая обрабатывает 1-5 тыс. га земли, где работают родственники и, возможно, несколько наемных работников. За последние 10 лет именно такие семейные хозяйства имеют наибольшую динамику, – продолжает он. – Оказалось, что они более эффективны, чем агрохолдинги и на одном гектаре получают больше денег. Следовательно, они имеют возможность переманивать у малых и крупных компаний паи для заключения договоров аренды, за счет чего растут еще больше. Каждый год эти хозяйства понемногу «отъедают» долю рынка у больших и малых хозяйств».

По мнению народного депутата, развитие среднего класса на селе – самый лучший расклад из всех возможных. В министерстве согласны с этой трактовкой, но видят главным преимуществом не доминирование одной из категорий, а разнообразие – производителей и товаров.

«Такая дифференциация – лучшая модель для государства. Это минимизация рисков, – объясняет Тарас Высоцкий логику правительства. – В сельском хозяйстве налог уплачивается с гектара. Это примерно 300 грн/га. С этой точки зрения государству нет разницы, какой размер имеет компания, однако дифференциация производителей, этот микс, способствует также дифференциации по аграрным культурам и секторам».

Такое разнообразие уже сейчас дает ощутимый результат в виде увеличения украинского аграрного производства и экспорта.

Драйверы роста АПК: «ножницы цен», коронавирус и невмешательство властей

Коронакризис ударил больше всего по сфере услуг, наиболее сильной у развитых государств. При этом обвал сырьевых экономик вроде нашей был гораздо слабее – люди не стали меньше есть, просто стали делать это дома, а не в ресторанах. В экономике это называют «ножницами цен» – дисбалансом цен между сырьевыми (в первую очередь аграрными) и промышленными товарами. Наши аграрии сумели сполна воспользоваться выгодной конъюнктурой.

«Сейчас мировая конъюнктура для аграриев крайне благоприятна. Цены на сельскохозяйственную продукцию – самые высокие за последние 10 лет, – говорит Тарас Высоцкий. – Это положительно влияет на развитие украинских экспортеров. Например, за год цены на ячмень выросли на 65-70%, на кукурузу – на 90%, на семена подсолнечника – на 120%. Так же росли рапс, соя, пшеница. Мы видим рост почти в два раза практически по всем сельскохозяйственным культурам. Это все очень положительно влияет на доходы украинских аграриев».

«Нынешняя мировая рыночная конъюнктура отечественным аграриям очень помогает, – согласен с ним Николай Сольский. – Сейчас ставки по кредитам невелики, а цены на аграрную продукцию постоянно увеличиваются. Посмотрите, например, на кукурузу – в прошлом году она стоила 170 долларов за тонну, а сейчас фьючерсы уже по 250. И так почти по всем культурам».

Депутат ожидает, что тренд продлится и в ближайшем будущем, а государство намерено этот успех поддержать, для чего власти дотируют малый и средний агробизнес. Опыт предыдущих правительств, когда огромные средства шли на поддержку агрохолдингов, они считают ошибочным.

«Государство не оказывает поддержки крупным компаниям. У нас есть четкое ограничение, согласно которому государственная поддержка не может превышать 60 млн грн в год на одну компанию, – говорит Тарас Высоцкий. – Есть пять основных направлений поддержки малого и среднего бизнеса. Первое – это компенсация стоимости сельскохозяйственного оборудования отечественного производства – компенсируется до 25%. Второе – компенсация процентов по полученным кредитам. Это зависит от учетной ставки НБУ (сейчас где-то до 10% компенсируется). Есть еще целевые дотации. Например, на семейное фермерское хозяйство – 5000 грн на каждую корову, которую они содержат или 10 грн на гектар земли. Также государство компенсирует расходы на консультационные услуги, если фермер за ними обращается. Для садоводства компенсируется часть стоимости саженцев, систем орошения и прочее».

Николай Сольский тоже говорит о поддержке малых и средних хозяйств со стороны властей, но главным достижением государства считает «невмешательство»: чем меньше государство будет влиять на отрасль, тем лучше.

«Благодаря тому, что государство не создавало аграрные монополии, образовалась очень живая и конкурентная украинская аграрная модель, – убежден он. – В нашей стране есть программа дотаций. Я считаю, что эта система является наиболее эффективной и действенной за последние 20 лет, даже несмотря на то, что все это стало возможно при чрезвычайно ограниченном бюджете. Ее эффективность уже подтверждается участниками рынка».

По словам депутата, главное отличие нынешнего подхода в том, что впервые был ограничен уровень дотаций на одно лицо с учетом связанных лиц (в т.ч. юрлиц), что снижает риск махинаций.

«Дотации перешли в прозрачный автоматический режим. Это прошло почти незаметно для общества, но дало огромный результат для рынка, – продолжает он. – Я выступаю за выравнивание рынка, против каких-то исключений, поскольку специальные режимы поддержки лишь провоцируют коррупцию и злоупотребления».

В качестве положительного примера Николай Сольский называет американскую модель, где масштабных дотаций нет, есть только точечная поддержка от властей.

«В этой системе ты либо развиваешься, либо выходишь из бизнеса. То есть, система очень конкурентная, – объясняет депутат ВРУ. – Благодаря этому американская аграрная отрасль одна из сильнейших в мире. Наиболее эффективная система поддержки у них – это не дотации, а страхование рисков. Мы, кстати, законопроект про агрострахование уже приняли в первом чтении. Думаю, этой осенью оно заработает и в Украине».

По его словам, фермеры не хотят тратиться на страхование рисков, поскольку оно включает много пунктов, и потому дорогое. США выделяют средства на страхование сроком на один год, чтобы фермер не обанкротился из-за неблагоприятной погоды или других проблем. Это снижает риски для фермеров, облегчает кредитование, но главное – дает стабильность, поскольку позволяет прогнозировать прибыль и расходы на этот и следующий сезон. Получая возможность стратегического планирования, аграрии активнее вкладывают средства в восстановление земель.

Украинские же фермеры пока не могут себе позволить страхование рисков, что и хотят исправить законодатели.

Мифы и легенды дикого рынка: почему селяне «за», но «против»?

Главная идея нынешней реформы в том, что украинский средний класс фермеров, при поддержке государства, уже дозрел до покупки земли, которую они сейчас арендуют. И им надо дать право на покупку и продажу земли, чтобы они могли развиваться еще активнее с использованием госдотаций. Но если у нас в отрасли все так хорошо и без свободного рынка земли, то зачем он нужен? Этим вопросом задаются и рядовые украинцы, и агробизнесмены, не находя пока однозначного ответа и демонстрируя растерянность.

Так, по данным исследования Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива, в августе 2020 года 58% граждан хотело вернуть себе право на покупку и продажу земли. Годом ранее лишь 50% опрошенных заявляло об этом.

В то же время, по самым свежим данным Группы «Рейтинг» от 23-27 апреля 2021 года, 64% граждан выступили бы против открытия рынка земли, в случае проведения референдума. Соответственно поддержали бы инициативу лишь 36% украинцев.

В 2019 году по информации этой же социологической группы, 73% украинцев были против рынка.

Эти цифры коррелируют с опросом по поводу всеобщего референдума – 77% украинцев высказались за то, чтобы решить земельный вопрос на плебисците в обход Верховной Рады. Больше всего сельские жители боятся неравноценной конкуренции с иностранцами и олигархами, а также быть обманутыми. Опасения украинцев вполне обоснованы, потому что все мы помним историю с ваучеризацией предприятий, известную в народе как «прихватизация».

Впрочем, люди отмечают и положительные черты реформы: возможность свободного использования своей земли, новые рабочие места и привлечение инвестиций в село.

Интересно, что активнее всего открытый рынок поддерживают в Центре и на Западе страны, а также сторонники партии «Слуга народа». Не поддерживают люди, голосующие за ОПЗЖ и проживающие на Востоке.

Выходит, с точки зрения социологии, большинство граждан с оппозицией согласны. Они хотели бы иметь право на продажу своей земли, но, опасаясь обмана, давать другим право ее покупку не готовы – особенно иностранцам. То есть селяне «за» рынок земли, но «против». Впрочем, власти все равно открывают рынок земли с 1 июля 2021 года.

Боятся куркулей и иностранцев: ожидания от реформы у агробизнеса

Интересно, что идея открытого рынка земли пугает не только мелких фермеров, но и значительную часть латифундистов. Они боятся конкуренции со стороны пассионарных средних хозяйств – тех самых куркулей.

Рано или поздно холдингам, заложенным в «тепличных» условиях 2000-х годов, придется выкупать по рыночным ценам ту землю, которую они сейчас арендуют за бесценок. Либо повышать стоимость ренты. Учитывая их огромные земельные банки, это будут колоссальные убытки. Мелкие же фермеры опасаются, что их начнут зажимать как средние, так и крупные хозяйства и им придется вообще уйти с рынка.

Отметим, рента только за прошедший год выросла на 50% и составляет сейчас в среднем 878 грн/га. Но на самые плодородные черноземы цены доходят уже до 2,5-3 тыс. грн за гектар. Самые дорогие земли – в Черновицкой, Черкасской и Харьковской областях, а самые дешевые – на Житомирщине.

Читайте также на DOSSIER:  С КАКИМИ ПРОБЛЕМАМИ СТАЛКИВАЮТСЯ МЕДИКИ И ПАЦИЕНТЫ В СЕЛАХ

Однако не все холдинги категорически против открытого рынка. Те компании, которые сейчас ведут активную экспансию, надеются на большой передел земельного банка. Среди украинских крупных компаний активнее всего наращивает свой аграрный домен «Эпицентр Агро», принадлежащий семейству предпринимателя и нардепа Александра Гереги. Причем наращивает довольно агрессивно, поглощая одну компанию за другой. Только за последний год их земельный банк вырос на треть, достигнув 160 тыс. га.

Интересно, что все внутренние игроки выступают категорически против допуска на украинский рынок иностранцев. В этом смысле у латифундистов, средних и мелких фермеров – полный консенсус и взаимопонимание. Конкуренции еще с кем-то за украинскую землю они не хотят. Но иностранцы все равно заходят на наш рынок вопреки всем мораториям.

Крупнейшие среди них – NCH Capital (бренд «Агропросперис») с американским капиталом и «Континентал Фармерз Групп» (ранее «Мрия») с саудовскими инвестициями. Всего в стране около 10 компаний с иностранным капиталом, но остальные сейчас считаются мелкими и только начинают свою экспансию. Общий банк агрокомпаний с иностранным капиталом составляет около 4 млн га.

Есть еще одна категория сторонников максимально открытого рынка земли – инвесторы, которые намерены заработать на земельных спекуляциях: дешево купил – дорого продал. Опыт открытия рынка земли в других восточноевропейских странах показывает, что стоимость гектара растет на 20% и более в год. Если же доступ на рынок получают иностранцы, то цены растут уже на 30-40% ежегодно, потому что конкуренция за землю возрастает.

На рост цен в 20% и более рассчитывают и власти. Они убеждены, что это возродит украинское село.

«Лично я согласен с этими показателями, – говорит народный депутат, председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам аграрной и земельной политики Николай Сольский. – В своих прогнозах я опираюсь на рост арендной платы в Украине (а растет она достаточно быстро из-за конкуренции) и на опыт других государств, которые также прошли процесс распределения паев, и у которых темпы роста цен на землю, в зависимости от страны, были 15-30% ежегодно».

Заместитель министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тарас Высоцкий тоже согласен с этими прогнозами, но настаивает на том, что иностранцы никак не смогут купить украинскую землю, потому что в законодательстве есть на это прямой запрет. Максимум их возможностей – аренда.

«Первое, что хочу подчеркнуть – доступа иностранцев к покупке украинской земли не предусмотрено вообще. Ни сейчас, ни в 2024-м году. Это ограничение бессрочное, – говорит он. – В 2024 году доступ на рынок земли получат только украинские юридические лица. Действительно, согласно зарубежному опыту, после открытия рынка земли ее цена растет на 15-20% каждый год – мы с этими прогнозами согласны. Это происходит именно в первые годы после открытия рынка».

В Кабмине ожидают, что земля станет ключевой альтернативой нынешним инвестиционным инструментам, а это в свою очередь потянет за собой вверх и остальные отрасли экономики.

«У нас в стране не так много подобных инвестиционных инструментов. Собственно, банковские депозиты, ОВГЗ и недвижимость, вот и все, – рассуждает Тарас Высоцкий. – У нас нет развитого рынка ценных бумаг, а ставки по депозитам невелики, особенно по валютным – сколько там сейчас, лишь 2-3%? Доходность Земли может быть 7-8% в год и более. Поэтому однозначно, что земля станет популярным инструментом для сохранения и преумножения сбережений населения. Она будет пользоваться активным спросом».

Инвесткомпании уже начинают активную подготовку к торгам за землю.

«В этом тоже я вижу большую перспективу, – говорит Игорь Мазепа, гендиректор инвестиционной компании Concorde Capital. – Мы скоро выведем на рынок инновационный продукт – платформу, которая сведет продавцов и покупателей земельных паев и позволит сделать процесс купли/продажи земли быстрым, понятным и прозрачным».

В целом, говоря об ожиданиях бизнеса, те, кто уже сейчас зарабатывает на обработке земли, выступают против свободного рынка, опасаясь, что они потеряют арендуемые участки или придется за аренду платить еще больше. С другой стороны, владельцы небольших паев и инвесторы, которые работать на земле не планируют, хотят заработать на ее продаже и перепродаже. Скупать землю готовы средние фермерские хозяйства, а также некоторые агрохолдинги, начавшие экспансию уже сейчас – в том числе и с привлечением иностранного капитала.

Что будет с землей после 1 июля: суть реформы и претензии оппозиции

Нынешняя земельная реформа покоится на «трех китах» – законопроектах №2178-10, №2194 и №2195. Первый документ, принятый и подписанный президентом в 2020 году, самый глобальный – первый его этап вступает в силу как раз 1 июля 2021 года. Он вводит, собственно, рынок сельскохозяйственной земли в Украине. Закон №2194 регламентирует передачу государственных земель в собственность громад, которые затем смогут их продавать с аукционов, привлекая капитал в местные бюджеты. Закон №2195 эти электронные аукционы регулирует.

Если максимально упростить суть реформы, то она сводится к следующим пунктам:

  • рынок земли запускается в два этапа и с целым рядом ограничений;
  • первый этап начинается 1 июля 2021 года, он запускает возможность покупать и продавать с/х-землю физлицам, громадам и государству, но только участки, не превышающие 100 га. Юрлицам до 2024-го запрещено землю покупать, но можно получать как залоговое имущество в счет уплаты по долгам;
  • второй этап стартует 1 января 2024 года и дает доступ на рынок земли юрлицам, однако они смогут покупать участки, не превышающие 10 тыс. га;
  • в одних руках может находиться не более 33% с/х-земель одной ОТГ и не более 8% земель одной области – это должно препятствовать монополизации рынка;
  • цена земельного участка не может быть ниже его номинальной оценки (которая обычно ниже рыночной стоимости);
  • иностранным компаниям и физлицам запрещено покупать землю, а получить это право они смогут только через национальный референдум, но (!) они могут вступать в объединения с украинскими юрлицами, которым с 2024-го можно будет землю покупать. Кроме того, иностранцы смогут получать землю в наследство, при условии, что участок находится не менее чем в 50 км от госграницы;
  • не запрещается снимать верхние слои почвы (черноземы), если есть утвержденный проект землеустройства, а в рамках дерегуляции этот документ теперь могут составлять профильные частные компании без разрешения местных властей (власти считают, что это снизит коррупционные риски, оппозиция же уверена, что теперь «чернозем будут вывозить вагонами»);
  • разрешается передавать право на аренду земли без согласования с собственником участка, а арендаторы получают приоритетное право на покупку этого участка (как это будет работать на практике пока не ясно – селяне ожидают повышения рейдерской активности);
  • те юрлица, которые имеют специальные разрешения на добычу полезных ископаемых, также получают право на приоритетный выкуп участков и смену целевого назначения земельных участков (власти считают, что это разблокирует добычу газа и других ценных ресурсов, а оппозиция считает, что эту лазейку будут использовать, чтобы снимать верхний слов черноземов для продажи в Европу);
  • земля (в том числе государственная и коммунальная) будет продаваться через электронные аукционы, которые будут проходить в автоматическом режиме, чтобы снизить коррупционные риски;
  • лоты на аукционах будут небольшими, чтобы не было возможности выставить на продажу все земли ОТГ сразу.

Оппозиция яро критикует реформу, заявляя о многочисленных лайзейках для агрохолдингов и иностранцев, а также о недопустимости снятия верхнего слоя черноземов для вывоза за границу, требуют все процессы решать через референдум.

Сторонники же называют прогнозы о вывозе земли вагонами «просто бредом», а законы считают сбалансированными и ориентированными на среднего с/х-производителя, а не на агрохолдинги, которые теряют свою долю с каждым годом. В Кабмине говорят, что законы прошли обсуждение с фермерами и те их поддержали. Хотя и признают наличие «дискуссии».

«Теперь разрешено передавать и продавать право аренды без согласования с владельцем пая, оказывая преимущественное право на покупку земли лицам, которые собираются заниматься добычей полезных ископаемых, заставляя селян, обрабатывающих землю на основе права пользования и пожизненного владения, выкупить свои огороды по рыночной стоимости, конкурируя с зарубежными банками», – очерчивает главные претензии лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко.

Интересно, что она призывает не отказаться от реформы как таковой, а лишь изменить и отложить ее на неопределенный срок.

«Уже сейчас иностранцы де-факто присутствуют в украинском сельском хозяйстве, – рассказал британским медиа член аграрного комитета ВРУ Вадим Ивченко, выступающий против открытия рынка земли. – Четыре миллиона гектаров или площадь Швейцарии – по меньшей мере столько сельскохозяйственных земель арендуют иностранные инвесторы в Украине. Третий по размерам агрохолдинг NCH Capital с земельным банком в 400 тыс. га принадлежит американским инвесторам. Недавно инвестиционный фонд из Саудовской Аравии купил агрохолдинг на 270 тыс. га (агрохолдинг «Мрия», — ред.)».

Оппозиционер делает вывод, что раз отрасль и без того успешно развивается, то открывать рынок земли не стоит вовсе, законсервировав нынешнее положение дел. У остальных оппозиционных сил нет столь четкой позиции по земельной реформе, но они тоже высказываются против.

Читайте также на DOSSIER:  Минобороны отдаст на приватизацию три отеля, включая "Казацкий" с миллионными долгами

Интересно, что за закон №2194 из «земельного пакета», который ВРУ рассматривала 28 апреля, в полном составе не голосовала только фракция «Батькивщины», в то время как партия ЕС и ОПЗЖ голоса дали, пусть и немного. После голосования Юлия Тимошенко категорично заявила, что «сегодня без каких-либо референдумов у нас с вами отобрали 72% территории Украины».

«Мы эти законы (о земельной реформе, – ред.) представляли во всех областях, еще до карантина. Я лично ездил. Мы обсуждали все с общественностью, и результаты обсуждений изложены в этих законопроектах, – говорит Тарас Высоцкий, представляющий правительство. – На них реагировали положительно. Селяне, профильные ассоциации, объединения фермеров и местные общины их поддерживали.

Но он все же признает, что не все разделяют оптимизм чиновников, и что «есть определенная дискуссия». Особенно в контексте прихода на наш рынок иностранных холдингов. Как бы то ни было, закон уже принят, значит говорить о референдуме слишком поздно. Кто окажется прав – сторонники или скептики – мы увидим уже скоро, после 1 июля 2021 года.

Когда гордость превратится в ценность для селян?

Особые надежды Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства возлагает именно на закон №2194, который передает государственные участки в управление громад – то есть в коммунальную собственность. Он, по логике авторов, должен возродить украинское село и был принят буквально на днях – в апреле 2021 года.

«Это однозначно позитив для государства, – говорит Тарас Высоцкий. – Законом №2194 заложена передача всех типов земель, в том числе сельскохозяйственных, в распоряжение громад. Общины смогут, по решению местных депутатов и после обсуждения с местными жителями решать, как распоряжаться своими землями – предоставлять их для инвестиций, сдавать в аренду или для развития местных фермерских хозяйств. Эффективное использование этого ресурса позволит лучше наполнять местные бюджеты. Земля станет источником развития.

По его мнению, этот закон значительно сократит земельную бюрократию, ликвидирует необходимость дополнительных формальных согласований и другой документации.

«Если сейчас для оформления участка есть пять этапов согласований, то в результате реформы их количество уменьшится до трех, – продолжает он. – Это почти вдвое сократит сроки согласования и уменьшит для украинцев расходы на оформление».

Автор этого закона Николай Сольский объясняет суть нововведений более подробно.

«Местные громады получают значительный ресурс для собственного развития, а также полномочия по контролю за самовольным захватом, нецелевым использованием и засорением земель. Закон также направлен на значительную дерегуляцию в сельском хозяйстве – в разы уменьшается количество различных согласований, разрешений и других документов, а также время на оформление земли. Убирается, в частности, дублирование разрешений. Помимо этого, закон урегулирует проблему определения прав и обязанностей сторон при выкупе частной земли арендаторами».

«Именно те, кто арендует и обрабатывает землю, получают первоочередное право на ее покупку. Конечно, если договорятся с владельцем о цене. Если нет, то ее сможет купить любой другой. Важно этот процесс сделать прозрачным и удобным, – говорит депутат. – Есть еще одна проблема – пользование недрами и изменение целевого назначения земли с полезными ископаемыми общегосударственного значения».

По словам депутата, эта проблема много лет находилась в «замороженном» состоянии. Суть в том, что компания получала на аукционе разрешение на разработку полезных ископаемых, но не могла их добывать, поскольку там была сельскохозяйственная земля. Ее целевое назначение нельзя было изменить из-за моратория. Но он был отменен, а процедуры урегулированы законопроектами 2280 и 2194, в чем депутат видит огромный позитив.

Закон №2195, который запускает систему электронных аукционов, должен сделать весь процесс распределения земли максимально прозрачным.

«Закон уже находится на рассмотрении в зале Верховной Рады. Он вводит электронный двухуровневый аукцион относительно прав на землю, – продолжает народный избранник. – Земля может сдаваться государством или громадой в аренду. Либо могут передаваться другие права на ее использование. Это нужно, чтобы уменьшить злоупотребления, сделать этот процесс прозрачным, максимально автоматизированным (без участия чиновников) и доступным для всех заинтересованных. Такой подход позволит дополнительно наполнить как государственный, так и местные бюджеты».

«Каждый фермер, или тот, кто желает им стать, сможет принимать участие в таких аукционах удаленно, из любой точки Украины. Надо лишь иметь доступ к интернету, – говорит заместитель министра экономики Тарас Высоцкий. – Размер арендной платы для коммунальных земель может быть не менее 7% от стоимости участка, чтобы не проводили фиктивные аукционы. То есть гарантированно будут поступления в местные бюджеты. Площадь одного лота ограничивается 20 гектарами«.

По его словам, ограничение лота в 20 га предотвратит монополизацию рынка и сделает покупку участков доступным для малых семейных хозяйств.

Бесконечная история: какие еще нововведения готовят власти?

Было бы ошибочно считать, что на этом земельная реформа завершится, ведь у нее есть начало, но нет конца. Следующим в очереди аграрных законопроектов стоит №3205, который в ближайшем будущем, как надеется Николай Сольский, будет принят. Им предусматривается возможность предоставления дополнительных гарантий финансовым учреждениям, которые кредитуют малых фермеров, имеющих в собственности лишь несколько сотен гектаров.

Кроме того, власти намерены либерализовать все процедуры, связанные с переработкой, транспортировкой аграрной продукции и строительством инфраструктуры, а также с распределением водных ресурсов для полива угодий.

«Одна из основных проблем – мелиорация. Лишь около 500 тыс. га в Украине обрабатывается с применением полива, – говорит Николай Сольский. – Еще несколько миллионов потенциально может орошаться. Однако, никто в это не вкладывает, поскольку земля арендована – кто это будет делать, если земля чужая? Но рынок земли мы уже открываем, значит, нужно создать рынок полива и либерализовать его. Для этого мы должны реформировать государственное агентство водных ресурсов. Нам надо решить эту историю как можно скорее. Наш комитет уже подготовил законопроект о мелиорации. Он может пойти в сессионный зал уже в ближайшие месяцы».

По словам депутата, закон позволит создавать организации водопользователей, которые будут получать в управление отдельные каналы и насосные станции, которые не влияют на основной поток воды и на безопасность регионов. По сути, это будет открытие рынка водных ресурсов.

«Если этот закон принять сейчас, то через 5-7 лет мы получим ощутимые результаты, ведь бизнес начнет вкладываться в мелиорацию. Это увеличит плодородие нашей земли, – надеется депутат. – Также, я считаю, нам нужно уменьшить НДС для конечного потребителя украинских аграрных продуктов».

Таким образом, следующим этапом земельной реформы будет борьба за перераспределение контроля над водными ресурсами для мелиорации, а также за перераспределение капитала, который придет в отрасль после запуска рынка земли в 2021-2024 годах. Очевидно, что эти темы будут не менее резонансными и противоречивыми, чем нынешнее открытие рынка земли.

Земля будущего: гордость будет приобретать все возрастающую ценность

Подводя общий итог статьи, следует определить основные тренды нынешней земельной реформы и общего состояния дел отрасли обработки черноземами. Первое и самое важное – в сфере обработки земли развивается частная инициатива. Причем стремительно, если исходить из прироста арендных ставок на 50% в год.

Мораторий сформировал условия, которые воспрепятствовали повторению истории с ваучеризацией предприятий, когда люди за бесценок отдавали акции заводов будущим олигархам. Но на данный момент в условиях высокой конкуренции уже сформировался средний класс фермеров, готовый не просто бороться, но и побеждать земельных магнатов.

И это третий важный тренд – в село возвращается эффективный собственник. Причем, как говорят сами власти, благодаря невмешательству в эту сферу государства. Надо сказать, за последние годы в контексте земельной реформы было сделано очень много. Однако результат целого ряда нововведений пока неочевиден и сложно сказать заранее, будут они позитивными или как всегда.

Эти опасения разделяют и украинцы, которые и хотели бы получить полное право на управление своей землей, которое было отобрано большевиками сто лет назад, но опасаются обмана и злоупотреблений. Потому результат реформы будет во многом зависеть от контроля общества над этим процессом, а также от готовности властей идти на уступки.

Сегодняшние тренды говорят нам о коренных изменениях в АПК и сфере управления украинскими роскошными черноземами. Причем многие тенденции вселяют оптимизм и дают надежду на то, что наша гордость – земля – действительно обретет ценность, дав толчок в развитии всей украинской экономики.

Андрей ПоповАндрей Попов
Журналист