От заводов до канализации. Новый список на приватизацию и его реальная цена | DOSSIER

От заводов до канализации. Новый список на приватизацию и его реальная цена

Список госпредприятий, которые будут переданы на приватизацию уже в ближайшее время, снова расширили

На этой неделе Фонд госимущества добавил в него еще 76 объектов, то есть теперь в перечне 415 «лотов». До 500 объектов, которые президент Владимир Зеленский своим указом распорядился передать под приватизацию до 31 декабря этого года, не хватает совсем чуть-чуть.

В новом списке, в частности, несколько портов (Скадовский морской порт, Морской торговый порт «Усть-Дунайск»), научно-исследовательские институты (Институт титана, Харьковский НИИ технологии машиностроения и другие), заводы (Львовский ювелирный завод, харьковская «Транссвязь», мелитопольский «Гидромаш» и прочее).

«Уже проанализировано 1400 государственных предприятий, на предыдущей неделе Минэкономики начало передачу 339 предприятий в управление ФГИУ для дальнейшей приватизации», — написал на своей странице в Facebook глава ФГИ Дмитрий Сенниченко.

«Страна» разбиралась, как будут распродавать госпредприятия, кто их может купить и сколько реально заработать на массовой приватизации.

Что-нибудь ненужное

Больше всего объектов в новый список под приватизацию передали министерства экономики, энергетики и инфраструктуры.

В перечне несколько региональных заводов, в частности, харьковские «Транссвязь» и электромеханический завод, мелитопольский «Гидромаш», днепроский «Промспецсвязь», портовая инфраструктура  (Скадовский порт, Усть-Дунайск, Черноморско -Азовское производственно- эксплуатационное управление морских путей), торфяные предприятия («Житомирторф», «Киевторф», «Сумыторф», «Черниговторф» и др.).

Но больше всего в глаза бросается обилие в перечне под приватизацию различных научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро.

Так, государство планирует пустить с молотка запорожский Институт титана, Межрегиональный научно-инженерный центр по сертификации систем качества труб и другой металлопродукции «ВНИТИ-Тест» (Днепр), институт по проектированию предприятий резиновой промышленности, харьковские НИИ технологии машиностроения, а также институт машин и систем, черкасский НИИ «Аккорд», одесский НИИ телевизионной техники, винницкий НИИ «Гелий», Криворожский институт автоматики, «Львовдипронефтехим», львовское КБ «Топаз» и др. Таких объектов в перечне — порядка 25, то есть, треть всех планирующихся к приватизации.

Что уже вызвало вопросы в экспертном сообществе. «Я это уже проходил в 90-е, когда научные кадры и опытные (просто штучные) специалисты выбрасывались на улицы, затем в этих помещениях создавались ТРЦ или офисные центры. Где сейчас эти умные и нередко выдающиеся ученые и мастера? Поднимают инновационную экономику не Украины, а других стран», — говорит директор Института развития экономики Украины Александр Гончаров.

«Государственный институт труда и социально-экономических исследований. Это самый центр Харькова — Сумская, 1. Строение в очень плохом состоянии, но в очень перспективном месте», — написал в Facebook помощник народного депутата Александра Литвинова «Слуга народа» Иван Кукушкин.

Читайте также на DOSSIER:  Гончарук: Люди перестанут бояться земреформы, если не ломать их через колено

Стоит отметить, что некоторые НИИ уже не впервые «висят» в приватизационном списке. Так, НИИ «Гелий», Львовское государственное специальное КБ «Топаз» и Одесский НИИ телевизионной техники власти намеревались продать еще в 2016 году. Но, по всей видимости, желающих заполучить эти объекты тогда так и не нашлось.

Также будут проданы подразделения некоторых госпредприятий, которые не подлежат приватизации. В частности, в список попал единый имущественный комплекс автотранспортного предприятия Госкомитета по телевидению и радиовещанию. Как после этого будет решатся транспортный вопрос в Госкомитете — вопрос открытый.

Хотят пустить с молотка и другое подразделение Госкомитета по телевидению и радиовещанию — ГП «Укрпостачпресса» (Одесса).

Отдельно новым списком Фонд госимущества внес ряд изменений в перечень объектов для малой приватизаци. Так, в него внесли здание речпорт  в Могилев-Подольском, ветлечебницы и гаражи в Ивано-Франковской области, гидротехнические сооружения «Сквираплемрыбхоза» (Киевская область) и даже часть железнодорожных путей (соединительные пути от станции «Калийная» до станции «Стебник», подъездные пути до дренажного склада (Львовская область) и канализационно-насосная станция в Мукачево и пожарную часть вместе с пожарной машиной Бериславского элеватора (Херсонская область).

«Сбросить» социалку и немного заработать

Главная интрига — распродадут ли в этот раз полный список госимущества, ведь многие объекты выставляются на приватизацию уже не впервые, но пока желающие их заполучить в очередь не выстраиваются. И сколько реально получит бюджет от приватизации полутысячи предприятий.

Комментируя новый список, премьер-министр Алексей Гончарук озвучил планируемые поступления от распродажи этих объектов в 6 млрд гривен.

«Передали еще 76 госпредприятий на приватизацию. В общем же Фонду госимущества передали уже 415 из необходимых до конца года 500 объектов. В случае приватизации, бюджет может получить до 6 млрд грн от их продажи», – заявил премьер-министр Алексей Гончарук.

Напомним: именно такая сумма — 6 млрд гривен — заложена в бюджет на следующий год от малой приватизации (а в новом списке — преимущественно предприятия из этой категории).

«Это все явно объекты малой приватизации. Она проходит успешно, но общие доходы государства там небольшие. Если продадут на 1-2 млрд гривен за год, это будет большим успехом. Очевидно, самые большие надежды по выполнению плана поступлений от приватизации (в бюджете -2020 заложено 12 млрд гривен — Ред.) связаны с большой приватизацией. Пока еще ни один объект по новому закону не продали. Но есть хорошие шансы, что на 12 млрд в следующем году можно будет выйти», — пояснил «Стране» руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

Читайте также на DOSSIER:  Зеленский подписал последний закон для создания независимого оператора ГТС Украины – Офис президента

Аналитик института Grouford Алексей Кущ не исключает, что многие объекты можно будет продать разве что по цене металлолома. «Их купят ради земли, недвижимости, непрофильных активов и пр.», — говорит эксперт.

Впрочем, не исключено, что в данном случае дело не только в ценнике.

«Вполне возможно, государство хочет попросту по максимуму сбросить с себя гособъекты, а вместе с ними — и социальные обязательства перед рабочими. Задолженность по зарплатам, по итогам октября выросла почти на 19% и превысила 3 млрд гривен. Такого давно не было. И большинство должников — это именно государственные предприятия. Но одно дело, если не платит или сокращает персонал государство, а другое — если частный собственник. К нему в этом случае и все вопросы», — отмечает эксперт.

Что будет с большой приватизацией

Планы по большой приватизации у государства тоже наполеоновские. Так, не исключали продажу «Укрспирта», «Центрэнерго», «Укрпочты», Одесского припортового завода и других стратегических предприятий.

Впрочем, в списке на ближайшую приватизацию пока только пять объектов — «Центренерго» (а только его цена стартует с 6 млрд гривен), ОПЗ, Объединенная горно-химическая компания, «Электротяжмаш», шахтоуправление «Краснолиманская» и «Президент-отель». Они уже готовятся к приватизации, — пояснил Паращий.

При этом аналитик института Grouford Алексей Кущ считает, что иностранные инвесторы, которых так ждут у Зе, вряд ли будут участвовать в приватизации.

«Спрос со стороны иностранных инвесторов определяется суммой прямых иностранных инвестиций, которые заходят в Украину. Сейчас это — порядка 2 млрд долларов в год.

Но половина этой суммы — так называемые фиктивные инвестиции (заходят из офшоров украинских бизнесменов, в качестве докапитализации банков и т.д). То есть, реальные иностранные инвестиции — 400-500 млрд долларов в год. Но это в весь реальный сектор экономики. К госсектору инвесторы всегда относились насторожено, так как он, мягко говоря, не очень эффективный, плюс есть политические риски(к примеру, угроза национализации приватизированного предприятия в будущем). В итоге, чтобы продать госимущества на 12 млрд гривен, показатель прямых иностранных инвестиций должен быть не ниже 5 млрд долларов в год, что, как видно, намного превышает нынешние цифры», — говорит Кущ.

Один из возможных сценариев — это покупка наших предприятий иностранными конкурентами с целью «добить» производство и захватить дополнительную часть рынка.

По словам Куща, распродать государственные объекты «пачками» и в итоге выручить за них 10 млрд, в принципе, реально. «Но это будет все та же цена металлолома», — говорит он.

Читайте также на DOSSIER:  Конфликты с крупными инвесторами вредят бизнес-климату в Украине - политолог

Другая категория потенциальных покупателей, которые могут претендовать на гособъекты — украинский бизнес.

Но тут тоже много вопросов. «У крупных ФПГ, которые в свое время участвовали в большой приватизации, сейчас сложно со свободными деньгами. Многие набрали кредитов на внешних рынках, а экономика сейчас переживает не лучшие времена. Скорее всего, они попытаются не купить, а по максимуму использовать госпредприятия. К примеру, зачем покупать то же «Центрэнерго», если можно поставить своего топ- менеджера и завести свои фирмы по поставке угля. Поэтому, не исключено, что крупный бизнес сделает ставку на проработку именно такой модели — это может быть концессия, управление госпредприятиями, государственно-частное партнерство, то есть, любые формы работы с государством, которые не требуют больших средств, но позволят получать прибыль», — говорит Алексей Кущ.

К примеру, в новом законе о концессии предусмотрены даже бюджетные компенсации концессионерам.

По мнению экономиста Виктора Скаршевского, в вопросе приватизации все решает не количество объектов (а их в Украине более 3 тысяч), а их реальный вклад в экономику.

«По данным Минэкономразвития, доля госсектора в украинской экономике составляет всего 13%. При этом госсектор сконцентрирован в энергетическом (Нафтогаз, Энергоатом, Центрэнерго и другие) и транспортном секторах (прежде всего, Укрзалізниця) – 40,5% и 29,3% соответственно.

Госпредприятия, работающие в этих отраслях, являются естественными монополиями.

Но здесь важна не форма собственности, а прозрачная и эффективная деятельность национальных регуляторов (НКРЭКП и Антимонопольный комитет).

При слабых регуляторах не важно в какой форме собственности находятся монополисты – государственной или частной.  Так что приватизация предприятий энергетики и транспортной отрасли, где функционируют естественные монополии, без должной работы национальных регуляторов, не даст какого-либо ощутимого эффекта.

А вот эффективная и прозрачная работа национальных регуляторов позволит увеличить эффективность естественных монополий даже без приватизации.

Что касается промышленности, то доля госсектора в ней и так минимальна:

  • в добывающей промышленности – 6,5%,
  • а в перерабатывающей и того меньше – 4,7%.

В том, что в эти отрасли с частной формой собственности не идут инвестиции, а перерабатывающая промышленность сокращается уже 5-й месяц подряд (начиная с мая 2019 года) виновата не форма собственности, а слабая защита прав собственности и отсутствие проактивной промышленной политики.

Механическая приватизация оставшейся мизерной доли госсектора в добывающей и, особенно, в перерабатывающей промышленности не даст ни притока инвестиций, ни расширение экспортных рынков сбыта.

«Так что приватизация – не панацея», — написал Скаршевский на своей странице в Facebook.

Pin It on Pinterest