Особенности национального энергоперехода: 5 главных противоречий украинского ТЭК

FavoriteLoadingДобавить в избранное

30 мая 2020 года войдет в учебники истории как начало эпохи «космического капитализма». С тех пор как SpaceX Илона Маска вывела на орбиту пилотируемый корабль Crew Dragon, кардинально изменилась расстановка сил не только в космической индустрии, но и во множестве сопряженных с нею. Впервые в истории люди полетели в космос на корабле частной компании, и впервые за девять лет NASA отправила своих астронавтов не в российском «Союзе».

Теперь мир ждет много нового – начиная с перспектив для космического туризма и заканчивая возможностями SpaceX сместить «Роскосмос» с должности главного космического подрядчика. США показали, что имеют собственные технологии и топливо для освоения внеземных пространств.

Конечно, эти амбиции потребуют еще немало усилий и времени. Но в свете революционных достижений Илона Маска, максимально четко проявляются «темные» стороны ситуации, в которой находятся украинская экономика и промышленность. Шесть лет гибридного конфликта с Россией, аннексия Крыма и вооруженное противостояние на Донбассе поспособствовали тому, чтобы выявить изъяны административного управления и рыночных правил, создаваемых в Украине после распада Советского Союза.

А борьба внутри страны между разными группами влияния только обостряет неприглядную ситуацию, усугубляя кризис неэффективной государственной системы. Все это ослабляется страну и угрожает отбросить ее на дальние задворки поля игры зарубежных конкурентов, которые отстаивают лидерство в разных сферах. Но такая ситуация также открывает возможности, способные ускорить прогресс.

Чтобы проиллюстрировать это, Mind собрал пять актуальных сюжетов из повестки дня топливно-энергетического комплекса, который является одним из системообразующих для экономики.

«Обратная тяга» в энергореформе

В последние годы Россия значительно ослабила свое социально-экономическое влияние в Украине. Но не оставляет попыток взять реванш. На прошлой неделе стало очевидно, какие силы Верховной Рады действуют в интересах «Газпрома», пытаясь оспорить в Конституционном суде появление на рынке независимой компании «Оператор ГТС Украины» (ОГТСУ).

Таким образом 47 депутатов из парламентских фракций «Батькивщина» и «ОПЗЖ» захотели повернуть историю вспять, добившись отмены анбандлинга НАК «Нафтогаз Украины», одобренного нашими западными партнерами – ЕС и США, а также международными финансовыми институтами.

Глава ОГТСУ Сергей Макогон назвал действия парламентариев «попыткой разорвать транзитный контакт с «Газпромом», который приносит убытки российской компании. «Благодаря принципу« качай или плати »Украина получит около $ 7 млрд до 2025 года независимо от объемов физического транспортировки. Но основным условием заключения договора было отделение Оператора ГТС. Украина не должна дать никакого шанса разорвать этот контракт, в чем могут быть заинтересованы силы как вне Украины, так и внутри Украины», – пояснил Сергей Макогон.

Читайте также на DOSSIER:  Украинские ВУЗы обновили стоимость обучения: на сколько подорожали контракты

«Зеленая» неопределенность

Резонансный скандал на украинском энергорынке вокруг «зеленого» тарифа спровоцировал конфликт трех олигархов – Рината Ахметова, Игоря Коломойского и Виктора Пинчука, отстаивающих свое исключительное право манипулировать финансовыми потоками в отрасли. Но это мешает правительству договориться с инвесторами ВИЭ о приемлемых условиях сотрудничества, чтоб избежать судебных исков.

Ситуация подталкивает на выход спекулянтов, которые пришли в украинскую альтернативную генерацию, прельстившись невероятно заманчивыми условиями строительства солнечных станций. И это можно считать позитивным моментом борьбы на рынке. Однако оно также играет против стратегических перспектив Украины.

Речь не только о неопределенности с новыми бизнес-проектами. Оказался заблокирован процесс создания нового рынка вспомогательных услуг, необходимых для балансирования энергосистемы и стабильного энергоснабжения потребителей.

Вне закона находится установка и эксплуатация energy  storage – накопителей энергии, которые позволяют хранить электричество, продавать его на рынке в зависимости от спроса, а также безопасно интегрировать в сеть переменчивые потоки генерации на основе ВИЭ, повышая надежность энергосистемы в целом.

«Проекты energy storage в Украине – это как модная порода собак, о которой все говорят, которую все хотят иметь, потому что это выгодно и престижно. Но никто толком не понимает, когда и как ее лучше завести, чтоб инвестиции не оказались выброшены на ветер», – так описал Mind актуальную ситуацию топ-менеджер крупной энергокомпании.

«Инертный» водород

Энергетический переход от ископаемого топлива к возобновляемым источникам открывает по всему миру новые возможности для бизнеса. Но Украина практически остается в стороне от этого мейнстрима. А конфликты и отсутствие профессиональной дискуссии в отрасли могут приводить к искаженной оценке перспектив некоторых технологий, что уводит в сторону от важных решений.

Например, это проявилось в водородной теме. Транспортировка природного газа в смеси с водородом по трубопроводам – сейчас наиболее обсуждаемый в Европе вопрос. Некоторые компании уже реализуют экспериментальные проекты, чтобы проверить на практике предварительные выводы.

Хотя участники украинского рынка также подхватили этот «модный разговор», но они сосредоточились на отдаленных перспективах  водородных технологий, главным образом, в масштабах одного направления. Такой подход грозит упущенными возможностями на новом многомиллиардном  рынке.

В чем повод для такого пессимизма?

Антикризисные планы ЕС основаны на «Европейском зеленом соглашении», в котором знаковое место занимает чистый водород, получаемый методом электролиза воды с использованием ВИЭ.

По разным прогнозам, за ближайшее десятилетние стоимость его производства в Европе снизится до конкурентоспособного рыночного уровня. Украина с ее действующими и потенциальными мощностями альтернативной генерации могла бы стать ключевым экспортером в ЕС этого энергоносителя.

Читайте также на DOSSIER:  Сажать по-новому: какие изменения ждут судебную систему

К тому же, в активе отечественных ученых есть работающие технологии, необходимые для локализации производства. Институт проблем машиностроения НАН Украины уже много лет занимается разработкой электролизеров.  А институт возобновляемой энергетики еще в 1986 году построил в Дании ветро-водородную электростанцию – это был первый подобный проект в Европе.

Но чтобы водородная тема в Украине получила развитие, уже сейчас необходимо разрабатывать национальное законодательство, стандарты и регламенты для организации нового рынка. На это может уйти около пяти лет. Также нужно принять собственную водородную стратегию, чтобы целенаправленно и прагматично отстоять свои интересы на рынке ЕС, где нам придется конкурировать с Россией и местными производителям электролизеров.

Не вполне рациональной выглядит в Украине и общая оценка перспектив водородных технологий, вокруг которых ведутся дискуссии. Хотя больше всего разговоров в этой теме связано с ГТС, в ближайшее время водород обещает стать привлекательным бизнесом на топливном рынке. Опыт США и ЕС уже показал выгоду его использования в региональных автобусных перевозках и транспортировке грузов на дальние расстояния. Также среди первых коммерческих направлений эксперты называют перевод на водородную тягу поездов, курсирующих по участкам железных дорог без электричества.

Износ – дело тонкое

Украинская энергосистема и газопроводы строились в советское время. Они были частью общесоюзного кластера, поэтому после распада СССР Украине сложно обеспечить их эффективную и независимую работу без финансовых потерь.

Постоянно дают о себе знать и накопившиеся проблемы: неоптимальная структура генерирующих мощностей на украинской территории, дефицит маневренных и балансирующих возможностей, ограниченная пропускная способность ЛЭП в ряде регионов, значительные потери электроэнергии в сетях (до 12%), более половины оборудования на электростанциях уже отработали расчетный технический ресурс.

Кроме того, в начале 2030-х годов часть энергоблоков на украинских атомных станциях придется окончательно выводить из эксплуатации.

Такие авральные обстоятельства открывают большие возможности для радикальной трансформации украинской энергосистемы. Но они также требуют новых инвестиций, диверсификации бизнеса и развития партнерства с западными странами, у которых есть надежные технологии, способные адаптироваться под изменившийся рынок. Чего нельзя сказать о России, технологическая отсталость которой – главный бич экономики страны.

Украинская атомная отрасль может служить успешным примером такой адаптации. Сотрудничество «Энергоатома» с американской компанией Westinghouse уже

разрушило российскую монополию на поставки ядерного топлива. Другая компания из США – Holtec – выбрала Украину для строительства нового предприятия по выпуску модульных ядерных реакторов.

Читайте также на DOSSIER:  В Еврокомиссии считают ошибкой, что судебной власти сначала дали гарантии независимости, а затем принялись за ее очищение

В отличие от нынешних АЭС, где топливо выгорает лишь на 4–5%, модульные реакторы выжигают все загруженное топливо почти полностью, что делает их значительно более выгодными с экономической точки зрения. Holtec готова помочь Украине развернуть производство своих реакторов на уже существующих отечественных мощностях или построить современные заводы. А это тысячи новых рабочих мест и развитие научного потенциала нашей страны.

Однако развитие такого сценария оказалось под угрозой из-за сомнительной государственной политики, которая меньше чем за год «обнулила» почти все наработки профессионалов атомной отрасли за предыдущие 5–10 лет. И этот процесс продолжается. Украине это грозит потерей рабочих мест и лишними тратами валюты, которую придется платить другим странам, прежде всего России.

«Вынужденная» децентрализация

Изрядная доля неопределенности в атомной децентрализации не отменяет того факта, что технологии распределенной генерации (расположенной максимально близко к потребителю) становятся все более популярными в мире. Украинские компании, заинтересованные в оптимизации затрат, также подхватили этот тренд. Дополнительным стимулом стало падение качества услуг и риски, связанные с напряженной борьбой крупнейших энергопоставщиков за долю на рынке.

Расходы на электроэнергию и газ для многих промышленных предприятий – одна из важнейших статей затрат. Компании стараются максимально мобилизовать ресурсы и минимизировать риски в нестабильных условиях. Поэтому распределенная генерация становится одним из важных факторов формирования новой конкурентной среды, позволяет обеспечить стабильное энергоснабжение и предотвратить остановку производства.

Например, аграрная компания «Кернел» инвестирует более $170 млн в проекты альтернативной генерации для автономного энергоснабжения своего производства.

А торгово-промышленная группа Fozzy Group хочет использовать долгосрочный кредит на $160,8 млн  от ЕБРР, чтобы сократить затраты на энергоресурсы и повысить конкурентоспособность за счет современных технологий переработки отходов, которые могут использоваться для производства электричества.

Все упомянутые сюжеты лишний раз подтверждают: энергопереход – это процесс, который в каждом регионе мира происходит по уникальному сценарию. А украинский бизнес, вопреки коронакризису и политической нестабильности, продолжает искать возможности для внедрения новых технологий.