Операции под запретом: кого будут спасать врачи во время карантина

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Как запрет на плановые госпитализации из-за Covid повлияет на здоровье украинцев

Попасть на плановую операцию в Украине теперь невозможно. Министерство здравоохранения на неопределенный срок запретило плановую хирургию и госпитализацию. Исключением стали лишь срочные, ургентные случаи, которые будут определяться на усмотрение врачей. Тем временем сами медики говорят, что такое решение лишь спровоцирует очередную волну коррупции в медицинской сфере, а кроме того, без преувеличения, сократит продолжительность жизни украинцев.

Кому не откажут

С вечера понедельника все украинские клиники прекратили принимать пациентов на плановые операции и переходят только на лечение пациентов с Covid-19. Об этом заявил заместитель министра здравоохранения, главный санитарный врач Украины Виктор Ляшко. Как поясняют в Минздраве, больницы будут предоставлять плановую медицинскую помощь только определенным категориям. Например, исключение сделали для беременных, рожениц и новорожденных, а также онкобольных и тех, кто нуждается в паллиативной медицинской помощи в стационарах.

Кроме того, разрешается оперировать учреждениям здравоохранения национального уровня, предоставляющим высокоспециализированную помощь. Среди них: Институт хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова, Институт кардиологии им. Н. Д. Стражеско и др.

«Нас, как и других институтов, это не касается«, — сказали «Вестям» в пресс-службе Института хирургии и трансплантологии им. А. А. Шалимова. Также, как уточнил «Вестям» генеральный директор ГУ «Институт сердца МОЗ Украины» Борис Тодуров, операции проводятся и в его учреждении: «У нас почти все операции ургентные«.

На усмотрение врача

А вот в столичной Больнице скорой помощи плановые операции делать уже перестали. Там говорят, что сократили их еще с весны. «Ограничения на плановые операции — распространенная практика во всем мире. Мы же, БСП, во многом приостановили плановые операции еще весной, а потом, когда летом наблюдался спад заболеваемости, мы их возобновили. Осенью, еще до принятия решения о запрете, многие наши специалисты сами говорили о том, что плановые операции необходимо вновь приостановить«, — сказал «Вестям» глава наблюдательного совета КГКБСМП (БСП) Анатолий Велимовский.

Читайте также на DOSSIER:  Китайская вакцина по завышенным ценам: почему?

По его словам, сегодня в БСП делают только ургентные операции. «Есть вещи, которые нужно делать срочно. Например, это касается пациентов, которых привозят по скорой помощи. Или же если приезжает человек с аппендицитом. В таких случаях врачи ставят диагноз и в срочном порядке берутся за операцию. А бывает, например, старая грыжа позвоночника, с которой человек ходил 10 лет и может с ней походить еще пару месяцев. В каждой отдельной ситуации должны разбираться врачи. Все решения принимаются на усмотрение конкретного врача по отношению к конкретному пациенту. Если врач видит, что ситуация, образно говоря, может стать критической через несколько недель, то, естественно, он возьмется за операцию«, — сказал «Вестям» Велимовский.

По его словам, такие меры продиктованы вопросами безопасности самих же пациентов. «Я далеко не сторонник всего того, что делает Минздрав в контексте Covid-19, но отмена плановых операций на данном этапе — это, на мой взгляд, абсолютно правильное решение. Представьте себе палату, в которой лежат люди после операции. Они и так ослабленные, а что будет, если к ним в палату попадает бессимптомный человек с Сovid-19?» — сказал «Вестям» Велимовский. В то же время он отметил, что все операции проходят исключительно после получения пациентом негативного ПЦР-теста.

Экономят койки и кислород

Впрочем, такую позицию разделяют далеко не все. «Как запрет на медицинское обслуживание поможет остановить эпидемию?» — такой вопрос сегодня задают себе многие… «У нас, например, в клинике два корпуса. В одном мы лечим Covid-19 в стационаре, в другом принимаем обычных пациентов. Что нам мешает это делать и впредь?» — сетует бизнесмен, совладелец клиники «Обериг» Александр Деркач.

Ответ, как говорит «Вестям» президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк, лежит на поверхности — банальная экономия кислорода и койко-мест. Ведь после плановых операций люди попадают в реанимационные отделения и находятся там два-три дня. И все это время их нужно поддерживать кислородом. «То есть вместо того чтобы проводить кислород и строить кислородные станции, власти решили освободить койки и кислород для больных с помощью запрета на медицинскую помощь«, — говорит «Вестям» Сердюк.

Читайте также на DOSSIER:  На закупках для COVID-19 государство теряет миллиарды: как это остановить

При этом, учитывая, что основную роль в вопросе получения «разрешения» на операции теперь будут играть врачи, Сердюк не исключает всплеск коррупции. «На практике будет происходить очень просто. Не секрет, что при том бюджете, который сегодня идет на здравоохранение, большинство врачей живут скорее на гонорары, чем на зарплаты. Поэтому врачи будут просто оформлять операцию как экстренную, и никто никогда не докажет, что она была не экстренной. Напишут просто: обострения чего-то. И возьмут за это деньги«, — сказал «Вестям» Сердюк.

Говорит об этом и известный врач-кардиолог, профессор Екатерина Амосова. «Между срочной операцией и несрочной очень тонкая грань. И врач может немного слукавить и подправить историю болезни пациента, чтобы операция стала срочной. И я думаю, что по такому пути пойдут многие… Потому что доктора, как правило, откликаются на потребности пациентов«, — сказала «Вестям» Амосова.

При этом будут ли выполнять данные ограничения частники — большой вопрос. «Не исключено, что частные клиники будут расценивать этот запрет как нарушение Хозяйственного кодекса. А именно вмешательство в личную хозяйственную деятельность. Спокойно проводить операции, повысив на них цены, и отстаивать свои права в суде«, — сказал «Вестям» Сердюк.

«Промедление может обернуться трагедией»

В то же время, как говорит «Вестям» врач-хирург Института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова НАМН Украины Михаил Загрийчук, многие плановые операции просто не могут ждать. В противном случае, промедление может обернуться трагедией. «Есть протоколы и стандарты лечения. Человек, поступающий, например, на плановую операцию с грыжей, ходит с ней уже год или два, а она периодически защемляется и болит — страдает качество жизни, увеличивается употребление медикаментов, причем если смотреть в государственных масштабах, то весьма значительно. Поэтому я считаю: если операция предписана, то пациента нужно оперировать. Другой вопрос — предварительно сделать ПЦР-тест и ограничить или даже запретить доступ к нему родственников и посетителей«, — говорит Загрийчук.

Читайте также на DOSSIER:  Пандемия "для своих": что известно о нелегальном ввозе антикоронавирусной вакцины в Украину

Более того, как говорит «Вестям» Амосова, отмена и перенос операций может вызвать в стране так называемый сопутствующий ущерб для пациентов. «Уже сейчас есть ряд западных исследований, которые наглядно демонстрируют, что разрушение планов по вакцинации, скринингов по выявлению онкологии, лишение больных возможности оперативных вмешательств и плановых химиотерапий, которые делаются в стенах медучреждений, сокращают жизнь пациентам. Если взять только кардиологию, то, по данным американской статистики, за несколько весенних месяцев карантина количество избыточных смертей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросло на 25%. И выяснилось, что из этого роста две трети имели Covid, а одна треть — нет. Причины разные: многие не хотят вызывать скорые, потому что напуганы, другие же просто не получили необходимую помощь заблаговременно. Поэтому, я считаю, что государство не вправе так распоряжаться жизнями украинцам. Вместо этого властям стоило бы приложить усилия и деньги, чтобы обеспечить безопасность. Сложная ситуация с Covid закончится, по различным прогнозам, только весной следующего года. И лишать на все это время пациентов плановых операций — неправильно«, — сказала «Вестям» Амосова.