Общественная экспертиза. Сколько локдаунов еще ждет Украину?

локдаун
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Что закончится раньше — украинские локдауны или потенциал экономики страны?

На 24 марта в «красной» карантинной зоне оказались восемь областей Украины и город Киев. В одном шаге от тотального локдауна находятся еще 14 областей — только Херсонская пока что остается в «желтой» зоне. Ситуация очень напоминает прошлогоднюю и, учитывая низкие темпы вакцинации, тип применяемой у нас вакцины и негативные последствия после вакцинации (уже объявлено о первой смерти после нее, хотя и непонятно, прививка ли стала причиной), поневоле, задумаешься о том, что нас ждет дальше.

Похоже, что у власти не осталось иных способов борьбы с пандемией, кроме локдаунов, а западные покровители заняты решением собственных проблем. В частности ЕС, если уж что и готов разделить с Украиной, так это скорее украинских медиков, чем европейскую вакцину. Что ждет украинцев дальше? Почему, несмотря на смерти соотечественников и отказ ЕС и США делиться вакциной в ближайшем будущем, команда Владимира Зеленского боится даже заикнуться о «Спутнике V»? Что закончится раньше — украинские локдауны или потенциал экономики страны?

Почему, несмотря на катастрофическую ситуацию, власть не вводит общенациональный локдаун? Значит ли это, что предыдущие локдауны были ошибкой?

Вадим Аристов, инфекционист, консультант по управлению изменениями (Revival Institute for Future):

— Предыдущие локдауны не были ошибкой — они повлияли достаточно эффективно на ситуацию, насколько возможно было повлиять только этими методами. Сейчас Офис президента вынужден балансировать все внутренние процессы в стране. Для сохранения стабильности, для устранения угрозы масштабных митингов оппозиции, планировавшей их на весну, — общенациональный локдаун заменяется на набор региональных. «Голодный» компонент — массовая безработица и увольнения со стороны бизнеса — приведет к раскачиванию ситуации в стране. Главная роль по разъяснению противоэпидемических мер перенесена на мэров. Они ближе к каждой конкретной местности и имеют больше рычагов на местах для стабилизации ситуации.

Неправильным было решение украинских экспертов, которые злоупотребили доверием международных партнеров и допустили ряд стратегических просчетов. Речь о министерстве времен Ульяны Супрун и его решении настолько децентрализировать здравоохранение. К этому тренду добавили и противоэпидемическую структуру без необходимых переходных периодов и усилий по подготовке кадров. На местах никто полноценно не имеет квалификации для управления этой отраслью. Раньше ведь действовали санитарные врачи — с профильным образованием, полномочиями, персоналом. К примеру, санврач мог закрыть целый завод, получив соответствующие данные об угрозе для здоровья. А так, как сейчас, — задачи без способа их решить… Вот мы весь прошлый год и слушали: «как можно закрыть город N? Это же всеукраинский курорт!»

Дмитрий Спивак, политик, телеведущий:

— Почему нет общенационального локдауна? Решили не вводить на всю страну, отдав «на откуп» местным, региональным, властям. Это от политической неспособности, а также непонимания того, что делать с этим «общим» локдауном, и дальнейших шагов. В любой европейской стране локдаун сегодня делится на две части: первая — принятие управленческого решения о начале карантинных ограничений, вторая — когда государство, управляющее налогами, принимает решение об организации компенсаторных механизмов для тех, кого они заставляют сидеть дома. В Европе до 70–75% всей затратной части компенсируют! Аренда, зарплаты, кредитные обязательства, услуги ЖКХ — все это выплачивают. А в Украине это носит фасадный характер. Настолько, что мне совершенно непонятно, а зачем государство в такой форме нужно, в чем его функция?.. Зачем нам Минэкономики, Минфин, Минздрав? Народ лечится самостоятельно, учится — тоже, деньги экономит, рабочие места сохраняет — все сами. А они нам — «сидите дома, вакцинироваться пока нечем, но вы — носите маски». Это преступная бездеятельность!

Читайте также на DOSSIER:  Только вакцина может спасти от госпитализации или смерти - главный санврач Игорь Кузин

Тарас Тарасенко, народный депутат, «Слуга народа»:

— Адаптивный карантин, который применяется у нас, логичен. Ведь произошла децентрализация, и теперь каждая местная власть должна принимать свои собственные меры, а центральная — помогать местной, если та не справляется. Думаю, что подобный симбиоз между центральной властью и местной даст свои результаты.

Александр Качный, народный депутат, «ОПЗЖ»:

— После первого, общенационального, показатели улучшились. И это как бы подчеркивает, что локдауны — мера эффективная. Однако я вижу ситуацию с несколько иной стороны. Смерть от Covid-19 у нас на довольно низком уровне. На самом низком, после инфекционных заболеваний, около 1%. И в это время — мы останавливаем экономику, забираем права и свободы людей на перемещение, предпринимательскую деятельность, вероисповедание и т. п. Затем закупаем вакцины, которые никто не исследовал и не проверил. В связи с этим, когда наблюдаю за такими хаотичными действиями, связанными с карантинными мерами, я делаю вывод: происходят нелогичные и не поддающиеся объяснению действия, власть ведет себя бездумно и даже глупо.

Почему для Владимира Зеленского экономические потери от новых локдаунов и смерти украинцев меньшее зло, чем закупка вакцины «Спутник V» у России?

Вадим Аристов:

— В первую очередь очень сильно пошатнулась научная репутация этой вакцины. То есть, безусловно, она могла бы сыграть полезную роль для мира, спасти жизни. Если бы была правильно проверена учеными, без подозрений в подтасовках. И вот если бы в Украине была ситуация, что у нас не будет вообще никаких вакцин (например, еще 12 месяцев), пришлось бы начинать собственное исследование, с использованием «Спутника», произведенного где-то за пределами РФ. Но когда в мире есть альтернатива, с учетом авторства страны-агрессора, необходимость еще и исследовать их вакцину делает ее совсем непривлекательной. Зачем нам «тянуть», «спасать» этот продукт, когда с такой же позиции мы можем начать отношения с какой-то новой перспективной разработкой.

Читайте также на DOSSIER:  Европейский Союз одобрил вторую вакцину против коронавируса для детей от 12 лет. Ее используют и в Украине

Дмитрий Спивак:

— Потому что подобное решение президент и украинское правительство давно уже не принимают самостоятельно. У нас налицо (и на лицах) все факторы внешнего управления. Поэтому что нам говорят — то мы и делаем. Мировая вакцинация — это огромный, многомиллиардный бизнес. Схватка транснациональных корпораций идет не на жизнь, а на смерть. Как я понимаю, мы входим в эпоху, когда каждые полгода будем вынуждены делать вакцинацию — а это миллиарды. И там, где такие огромные деньги, правят бал транснациональные корпорации, политические интересы. Вот коллективный Запад и делает все возможное, чтобы на «подконтрольных» ему территориях не появлялся российский Sputnik V. Украина — как раз такая территория для британцев и США.

Тарас Тарасенко:

— Учитывая, что мы имеем конфликт с Россией, любые экономические взаимоотношения с нею не предусмотрены до полного урегулирования конфликта. Есть конкуренция между вакцинами. Все вакцины — на суровой отчетности, свободного и конкурентного «рынка» вакцин в мире нет! Вот наши говорят — почему нет вакцины? Но и другие страны сейчас недополучают в полной мере. По уже ранее заключенным контрактам!

Александр Качный:

— Это политика и большой бизнес, каковым, по сути, и является сама вакцинация. Компании, которые производят вакцины, уже объявили, что способны заработать за этот год до $20 млрд. Это исключительно борьба за рынки сбыта тех вакцин, которые они произвели. К тому же процесс контролируют сильнейшие страны мира: мы покупаем не «индийскую», а скорее «британскую» вакцину.

Остались ли у власти средства борьбы с пандемией, кроме локдаунов? Как долго будут продолжаться эти «паузы жизни»?

Вадим Аристов:

— Сейчас, к сожалению, центральная власть зажата. Между ответственностью за нацию — и она реализовывает ее ограничительными методами. И, с другой стороны, зажата международными партнерами, которые сильно вложились в команду бывших реформаторов, родивших такую вот реформу общественного здоровья. С децентрализацией, разрушением связанности компонентов системы, созданием дисфункционального Центра общественного здоровья. Чья функция, по сути, мониторинга и просвещения, а не сдерживания, расследования контактов и активных противоэпидемических мер. Медреформа запускалась из догмы, что инфекционные заболевания уже не актуальны. Ситуация-то оказалась обратной… Снова они заняли третье место, а в отдельные периоды в мире — и первые места по смертности.

Дмитрий Спивак:

— В мире сейчас все экспериментируют. Нет единого протокола «Как побороть Covid-19», каждая страна пытается находить комплексное решение. Во многих европейских странах были карантины, правительства закупали вакцины. Это комплекс! Искались финансовые инструменты, донорские, кредитные линии, инвестиции — думали на несколько шагов вперед: что будет после очередного локдауна. Каждая страна занимается этим по-своему. А мы — единственная страна, которая не занимается этим никак.

Читайте также на DOSSIER:  Только вакцина может спасти от госпитализации или смерти - главный санврач Игорь Кузин

Тарас Тарасенко:

— Сейчас мы проговариваем возможность экономической помощи, ожидаем предложений от Минэкономики. А что касается самой болезни, то, однозначно, весь мир говорит о том, что только вакцинация поможет решить глобальную проблему.

Александр Качный:

— Мне нравятся примеры стран, которые не стали поддаваться панике. Это шведы, которые еще в начале пандемии спокойно отпустили ситуацию. И их показатели заболеваемости были ниже, чем в соседних странах. То же — белорусы. Проводили спортивные мероприятия, не «положили» свою экономику. А их показатели можно вполне сравнить с украинскими. Иными словами Украине, на мой взгляд, нужно было изначально развивать свою экономику, строить мобильные госпитали на отдельных, удаленных от города территориях, с жильем для врачей и медперсонала. А у нас, тем временем, только в прошлом году уволилось 73 тысячи медработников! 200 тысяч уехало за границу работать. Где же ваши действия, направленные на борьбу с болезнью? Коронавирус? Нет, не слышали. Вывезли все маски из страны, потом — импортировали их по баснословным ценам…

Заключение Общественной экспертизы

Вне зависимости от партийной принадлежности экспертов и их политических симпатий, они согласны в том, что локдауны — на сегодня единственное эффективное, но при этом очень опасное, оружие против пандемии, имеющееся у украинской власти. В силу непрофессионализма самой ли власти (так считает часть экспертов) или под воздействием стечения неблагоприятных факторов (об этом говорит другая часть экспертов) у страны не осталось ничего из арсенала мер, которые применяют развитые страны. Санитарно-эпидемиологическая служба ликвидирована, реформа Супрун уже разрушила старую структуру национальной медицины, но (как минимум пока) не заменила ее новой и эффективной, ресурсы Украины скудны, а политические конкуренты не упустят своего шанса воспользоваться любым рискованным маневром власти. Да еще и союзный Запад, похоже, потребовал верности не «в радости», а в «болезни и смерти» — четко дав понять, что Украина — это европейский рынок и «чужие» вакцины здесь неуместны. Что ж, украинцев трудно удивить алогичными действиями власти или новыми и новыми ограничениями. Относительной новостью стала позиция Европы, которая хотя и не отказывается от Украины, но пока готова принимать ее «по частям» — сейчас в лице украинских медиков…