Обратно на восток: Решения Конституционного суда могут лишить Украину поддержки международных партнеров

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Украина ожидает очередной транш от Международного валютного фонда и готовится к визиту миссии МВФ, которая должна оценить прогресс правительства и Национального банка в выполнении требований Фонда. Миссия запланирована ориентировочно на октябрь, и на днях Постоянный представитель МВФ в Украине Йоста Люнгман сообщил СМИ, что на данный момент продолжаются  дискуссии с украинским правительством относительно сроков проведения  реформ, которые являются условием для получения Украиной средств от фонда, и добавил, что важно, чтобы поточная экономическая политика отвечала тем критериям, на которых основан Меморандум об экономической и финансовой политике.

Между тем переговоры ведутся на интересном фоне. Конституционный суд Украины все решительнее входит в ТОП отечественных ньюз-мейкеров. Активность и, главное, «результативность» рассмотрения ряда резонансных дел выводит висший судебный орган страны даже на международные высоты — в заголовки мировых СМИ. И пока представители суда уверяют, что своими действиями стремятся лишь усовершенствовать отечественное законодательство, ряд експертов предупреждают: такие «благие намерения» могут на самом деле сыграть злую шутку, «откатив» страну на несколько лет назад и главное, оставив ее без поддержки мирового сообщества, в том числе и финансовой.

Одной из первых ласточек своего рода «движения назад» стало признанине КСУ неконституционной так называемой статьи о незаконном обогащении. Принятие этой нормы в свое время было одним из ключевых требований для предоставления первых траншей МВФ после Революции Достоинства.

Дальше — больше: неконституционными были признаны еще ряд ключевых норм. Норм, которые в свое время засвидетельствовали перед международными партнерами намерение Украины стать частью прогрессивного демократического мира. Тут и признание неконституционными ряда норм закона о Национальном антикоррупционном бюро, и неконституционность назначения Артема Сытника на должность его директора. Теперь на очереди — рассмотрение дел о конституционности закона об отдельных вопросах функционирования банковской системы, так называемого «антиколомойского закона», и, возможно, наиболее социально чувствительного среди них — закона о системе гарантирования вкладов физический лиц.

Читайте также на DOSSIER:  Объективные тарифы для населения и энергоэффективность: интервью с министром Чернышевым

Принятие последнего, в частности, было требованием для возобновления сотрудничества с международными партнерами — получения траншей МВФ, финансовой помощи Всемирного Банка, и даже одним из условий подписания Соглашения об Ассоциации с ЕС.

Эксперты бьют тревогу: решение вроде признания неконституционным закона о системе гарантирования является фактически отказом Украины от выполнения уже взятых на себя обязательств, и о возможных катастрофических последствиях  говорят и в НБУ, и в Министерстве финансов, и в Офисе Президента, и в Верховной Раде. Это важный сигнал для мирового сообщества относительно «стоимости» обещаний руководства страны, который точно не станет аргументом «за» при принятии решения о предоставлении очередных средств. Эти опасения как минимум небезосновательны — за ходом дебатов в деле о признании неконституционными норм Закона Украины о системе гарантирования вкладов физических лиц в зале заседаний КСУ наблюдали представители, посольств ЕС и США, представительства МВФ в Украине, которые присоединились к слушаньям по собственной инициативе.

Во время открытых слушаний председатель КСУ Олександр Тупицкий заметил: вряд ли мировая общественность требует, чтобы в стране действовали неконституционные законы. Мол, цель подобных рассмотрений — дать возможность парламентариям исправить свои ошибки, переписать недостатки и выдать на-гора идеальный нормативно-правовой акт. Но в этой утопично-идеалистической идее есть одно «но». Принятие новой нормы о незаконном обогащении заняло почти год, и этого времени вполне хватило для закрытия нескольких десятков криминальных дел НАБУ, которые были возбуждены по факту незаконного обогащения.

Но куда более ощутимыми для рядовых украинцев станут последствия признания неконституционными норм закона о системе гарантирования вкладов физических лиц. Ведь сколько лет пойдет у парламентариев на принятие новых «конституционных» норм этого закона? Не известно также, сохранят ли на протяжении всего этого времени свою платежеспособность все ныне действующие банки. Как известно, последний неплатежеспособный банк («Аркада») пришел в управление потенциально нелегитимного Фонда гарантирования около месяца тому назад. А что было бы, если бы КСУ уже к тому времени принял решение о неконституционности закона, по нормам которого вкладчики Аркады уже начали получать свои деньги?

Читайте также на DOSSIER:  АГРУ просит Секретариат Энергосообщества предотвратить вмешательство в работу энергорегулятора с целью отмены тарифов на доставку газа

Кроме того, авторы представления (Верховный Суд Украины, который в процессе судебной реформы давно трансформирован в Верховный Суд и вычеркнут из списка субъектов конституционного обращения) не стали ограничивать себя и настаивают на «снесении» всего Закона о системе гарантирования. Сколько тысяч решений, принятых на его основании с 2012 г., могут оказаться вследствие этого в судах, сложно прогнозировать. Впрочем, кое-что можно предположить уже сейчас. В частности, когда в 2016 г. было принято решение о национализации крупнейшего банка в Украине — Приватбанка, взнос государства из госбюджета в  капитал банка составил 155 млрд 365 млн грн, и в случае, если КС признает Закон о системе гарантирования неконституционным, эти средства могут быть никогда не возвращены в госбюджет, а государство окажется в условиях правовой неопределенности.

И хотя история не имеет сослагательного наклонения, последствия очевидны. Как и то, повлияет ли этот калейдоскоп решений КСУ на будущее сотрудничество с международными партнерами. В эпоху коронавируса и анонсируемого экономического кризиса Украина без поддержки международных партнеров не справится. И если западные партнеры потеряют веру в Украину как надежного партнера, не начнет ли наше государство искать «руку помощи» на Востоке снова, и какую цену за это придется заплатить в итоге?