О евроинтеграции 2.0, членстве в НАТО и вакцине от COVID-19 для Украины. Интервью с вице-премьером Стефанишиной - DOSSIER

О евроинтеграции 2.0, членстве в НАТО и вакцине от COVID-19 для Украины. Интервью с вице-премьером Стефанишиной

  • Мы уже говорим с ЕС как равноправные партнеры

  • Членство в НАТО – это объективная реальность
  • Для черноморского региона украинское измерение имеет ключевое значение
  • Назначение главой ТКГ Леонида Кравчука, как минимум, символично

Украина не имеет мощностей, чтобы обеспечить полный цикл производства вакцины от коронавируса, но она может интегрироваться в цепочки ее производства и поставки.

Будущее членство Украины в НАТО – это объективная реальность. Наше сотрудничество в военной, научной, финансовой сферах уже развиты на максимум. Об этом и многом другом в программе «Острый вопрос» на телеканале Obozrevatel TV рассказала вице-премьер-министр по европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина.

– Что в первую очередь вы бы хотели европеизировать в Украине?

– Наверное, инфраструктуру. Сейчас есть много точечных инфраструктурных проектов, но евроинтеграция чувствуется, когда эти процессы становятся комплексными.

Для меня, как вице-премьера, это очень важно, потому что Европейский Союз – основной торговый партнер, но товары надо доставлять на украинской логистике – из Китая в Европу, из других стран в Европу, в другие страны – через Украину.

Это и есть та евроинтеграция 2.0, о которой я говорю. Транспорт, логистика – для меня это евроинтеграция «в поле», так сказать, но и глобально в контексте интеграции Украины в цепочки поставок.

– Здесь вам нужно заручиться поддержкой, как минимум, министра инфраструктуры. Я вспомнил высказывание одного из мэров, который сказал, что Киев – это новый Берлин. Как думаете, когда Киев приблизится к Берлину?

– Евроинтеграция – это игра в длинную. Украина – очень большая, и за один день нельзя проснуться в новой стране. Это работа, которую делаем мы все каждый день.

Киев, кстати, достаточно прогрессивный город. Есть очень много заведений, спейсов, по которым мы действительно можем поконкурировать с европейскими столицами. Нам многое еще нужно сделать.

И я думаю, что как раз регионализация – это работа не только одного вице-премьера или правительства, а всех нас, а также граждан, которые, имея велосипедную дорожку, должны давать дорогу велосипедистам, не занимать ее. Потому что в Европе это достаточно агрессивная культура. У нас велосипедисты тоже агрессивны, они спасают свою жизнь, потому что фактически не могут воспользоваться теми возможностями, которые им даются.

Поэтому это движение с обеих сторон.

– Когда страны ЕС отменят карантин для украинцев?

– Вы очень правильно сказали: страны ЕС. Потому что Европейская комиссия выдала рекомендации – двухнедельный мониторинг и так далее. В середине Шенгенской зоны действуют другие правила. Даже если в некоторых странах ЕС более высокие показатели, чем в Украине, в середине ЕС граждане свободно передвигаются.

Из этого и формируется ощущение несправедливости. У Украины лучшие меры борьбы с коронавирусом, низкий уровень смертности, но все равно какое-то ощущение несправедливости.

Действительно, наши дипломаты, Министерство здравоохранения максимально обеспечивают обмен информацией, данными, консультации. Это индивидуальный диалог со странами ЕС.

Открытие границ не произойдет одномоментно для всех, это будет постепенный процесс. Учитывая, что весь мир ожидает вторую волну коронавируса, – возможно, она будет или это будут определенные региональные вспышки, – то раньше конца сентября о системности трудно говорить.

Читайте также на DOSSIER:  Посол ЕС Матти Маасикас: Безвиз – это не только о границах, это и о доверии

– Кто больше нагрел руки на коронавирусном кризисе?

– Если говорить в отрицательной коннотации, как в принципе звучит вопрос, то для этого есть куча правоохранительных органов, которые были созданы за последние годы. Если у них есть такие заявления, пусть с ними разбираются.

Но с другой стороны, действительно, надо признать, что есть определенные бизнесы и сектора, для которых коронакризис стал выгодным. Здесь я бы провела аналогию с инициативой о пакете малыша. Когда государство запускает системные процессы, они стимулируют бизнес. Запуск формата «пакет малыша» стимулировал легкую промышленность. Это положительный пример.

Есть и негативный – коронакризис. Но действительно много производств переориентировались. С одной стороны, получили дополнительные финансовые стимулы, а с другой – обеспечили больницы средствами индивидуальной защиты.

Но надо признать, что большое количество, прежде всего, малого и среднего бизнеса, в основном пострадало.

– Украинская вакцина от коронавируса – миф или реальность? Сейчас Германия существенно продвинулась в этом. В Британии премьер сказал, что они активно работают над своей вакциной или лекарством. Дональд Трамп вообще пытается перекупить иностранных специалистов, чтобы США первыми изобрели вакцину. Украина в этом плане сотрудничает с нашими европейскими, американскими партнерами? Или это гонка наций?

– В самом начале этот процесс действительно имел определенные признаки опасности, того, что начнутся эти гонки, волна хайпа, кто первый, кто важнее.

Но здесь надо отметить, что Еврокомиссия сработала достаточно системно. Кажется, в конце июня они приняли стратегию ЕС по вакцинации. Тем самым, фактически сосредоточили все усилия на континенте относительно выработки вакцин. Это сняло градус напряжения.

Действительно, есть несколько стран, лабораторий, компаний в Европейском Союзе, которые разрабатывают вакцины. Уже прошли определенные этапы испытаний и сертификации, но это часть глобального процесса вакцинации.

Украина, к сожалению, не имеет мощностей, чтобы обеспечивать полный цикл разработки и производства вакцины. Но у нас достаточно серьезные мощности, чтобы приобщаться к этому процессу, интегрируясь в цепочки производства и поставки.

Здесь ведутся диалоги с комиссией. 5 ведущих китайских лабораторий тоже работают над вакциной. Украина во всех диалогах, во всех процессах.

Есть понимание, что мы не будем последними в очереди. Мы уже задекларировали свое желание. Более того, хотим в сентябре начать консультации о присоединении к системе медицинских закупок Европейской комиссии в рамках коронавируса.

– Владимир Зеленский сказал, что чуть ли не под его личным контролем, чтобы Украина одной из первых получила вакцину от коронавируса в случае, если докажут ее безопасность и эффективность. Это в рамках сотрудничества с ЕС?

– Для президента это приоритет. Я и еще несколько членов правительства получили поручение приоритизировать этот вопрос, проработать его. И фактически этим и занимаемся, на том и стоим.

Безопасны ли 5G вышки?

– Не буду очень долго и профессионально отвечать на этот вопрос. Скажу только две вещи.

Я такие заявления отношу к так называемым мифам Глазьева. Помните, перед Майданом был такой советник у Путина. Он производил мифологический нарратив о квотировании импорта, о том, что из Украины выедут все украинцы и так далее.

Читайте также на DOSSIER:  Больше обязательных прививок и бактерионосители. Как в Раде хотят украинцев от эпидемий спасать

Это один из таких мифов. Но, безусловно, он спродуцирован огромным количеством конспирологических теорий относительно безопасности данных. Я понимаю, почему этот вопрос вызывает определенное опасение – потому что Украине еще далеко до того, чтобы гарантировать на европейском уровне безопасность защиты информации, защиту персональных данных. Мы только движемся, учимся это делать.

Обеспокоенность объективная, но сам процесс немного конспирологически-мифологический.

– Евроинтеграция 2.0 – что это значит и какой ваш план?

– Здесь я цитирую «Бизнес», думаю, что это круто. Это означает, что Украина переходит в высшую лигу, потому что уже доказала возможность выполнять домашнее задание и свою способность евроинтегрироваться. У нас есть самый большой на континенте план мероприятий по выполнению крупнейшего соглашения.

Мы приняли огромные пласты системного законодательства по пищевой продукции, по непищевой и по конкуренции. У нас работает прозрачная система государственных закупок. То есть, много системных секторальных вещей уже являются такими, как в Европе на государственном уровне.

Евроинтеграция 2.0 – это евроинтеграция образца 2020, когда мы говорим как равноправные партнеры и евроинтегруемся в двустороннем формате. Когда и Европейский Союз принимает нас, и Украина движется в направлении интеграции в рынок ЕС.

– Будет ли пересмотр квотирования? Ведь некоторые представители бизнеса говорили, что местами квоты абсолютно занижены, их выполняют чуть ли не в первый месяц года.

– Да, это правда. Но они не занижены. Речь идет о тех товарах, которые вообще не экспортировались в ЕС. Мы не могли себе представить, что за 5 лет Украина войдет в пятерку стран-экспортеров томатов и меда. Поэтому и квоты были небольшие, было понятно, что украинский рынок не будет экспортировать эту продукцию.

Сейчас такой бешеный скачок в экспорте дает нам очень сильную переговорную позицию, потому что очевидно, что объем квоты должен пересматриваться. Но я даже настаиваю на том, чтобы такие крупные экспортные позицию не ограничивались квотой.

Квота – это объем товара, который идет с нулевой ставкой. Да, я хочу, чтобы по этим товарам вообще была нулевая ставка без квоты.

Возможно, будет не мед. Потому что это переговоры, двусторонний диалог. Но мы хотим, чтобы был мед.

– Начались учения в Черном море. Вы верите в то, что украинская армия станет сильнее?

– Не буду говорить, верю ли я. Это доказанный факт. Украинская армия уже гораздо сильнее. Украинская армия признана одной из самых боевых армий европейского континента. Украина получила статус участника программы расширенных возможностей. И это не политический аванс, а признание военной совместимости с армиями стран НАТО.

А для черноморского региона украинское измерение имеет ключевое значение. Возможно, именно обеспечение безопасности в Черном море может быть одним из элементов ускорения движения к членству в НАТО.

– Такие совместные учения – насколько они интегрируют нашу армию с натовскими?

– Если сказать упрощенно, это как супружеская жизнь. Чем больше муж и жена живут вместе, тем больше понимают друг друга, сближаются и чувствуют.

В том и смысл учений, потому что ты не можешь учиться только, когда ты непосредственно на войне. Ты учиться все время, даже если, дай бог, на континенте нет военных действий. Чтобы в критической ситуации разные армии были совместимы, имели общий боевой опыт, нарабатывали общие навыки обучения.

Читайте также на DOSSIER:  Ляшко спрогнозировал, чем заменят ПЦР-тест при авиаперелетах

Украинские военные приносят свой опыт прямо с поля боя в натовские силы. Но одновременно в большом количестве операций они учатся у военных НАТО.

– Сделаю все возможное для того, чтобы я могла сказать, что это какая-то конкретная дата. Но это двусторонний процесс – не только в формате Украина-НАТО. Я бы сказала, это процесс в формате Украина – все страны Альянса. Все решения принимаются консенсусом, поэтому не скоро, но, по моему мнению, это уже объективная реальность.

Есть декларация Бухарестского саммита, где сказано, что Украина станет членом НАТО. Это объективная реальность. В этой же декларации сказано, что для движения нам надо сконцентрироваться на высоком диалоге политического уровня.

Сегодня мы находимся в той ситуации, когда военное, научное, все виды финансового сотрудничества с НАТО развиты на максимум. Мы используем всевозможные доступные инструменты НАТО как страны не члена Альянса. Даже наши батальоны являются участниками Сил специальных операций НАТО. Украина – единственная страна не член Альянса, которая имеет доступ к таким военным формированиям.

Поэтому нам остается только вести диалоги на высоком политическом уровне, работать со странами Альянса. Временные рамки не назову, но все зависит от нас, от топ-политиков. Я сейчас вижу огромный потенциал для того, чтобы получить ПДЧ.

– Кравчук в Трехсторонней контактной группе будет лучше, чем Кучма?

– К большому сожалению, не имела опыта работы ни с господином Кравчуком, ни с господином Кучмой, я не могу их оценивать или комментировать. Но бесконечно уважаю первого президента независимой Украины как умеренного мудрого лидера.

– Некоторые шутят, мол, Кравчук – это как атомное оружие Украины в ТКГ, потому что Советский Союз он развалил. У него хватит упорства и с Россией вести переговоры. Как думаете, это действительно так?

– Как минимум, это символично, что человек с таким бэкграундом назначен в ТКГ. Я уверена, что Леонид Макарович – это именно тот человек, который исходит, в первую очередь, из национальных, государственных интересов. Он знает, как восстанавливать государство с нуля, как брать на себя ответственность. Он является большим образцом государственности во всем, что делает.

Поэтому уверена, что это очень хорошее решение.