О бюджете, карантине и «потере 5 млрд на НДС»: интервью с главой налоговой Верлановым

FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

Карантин ударил по экономике всего мира, не стала исключением и Украина. Больше всего упали поступления от ренты на газ и акцизного налога на электроэнергию.

О том, как налоговая будет выполнять бюджет в такой ситуации, а также о том, действуют ли в Украине схемы манипуляций с НДС, в интервью OBOZREVATEL рассказал председатель Государственной налоговой службы (ГНС) Сергей .

– Сергей, в последнее время много разговоров о невыполнении налоговой и таможней плана по наполнению бюджета. По данным Минфина, в марте налоговые поступления были на 5,8% меньше плана, но в то же время на 8,1% выше прошлогоднего показателя. Как Вы сами оцениваете этот результат?

– Мы все с вами живем не в вакууме. В марте произошли те события, которые определяют сегодня жизнь всего мира. В частности, в Украине 12 марта был введен карантин. Затем было несколько волн усиления карантинных мероприятий. Все это, конечно, отразилось на экономике страны. Она, естественно, замедлилась. Из-за этого наблюдается падение поступлений в государственный бюджет во всем мире.

Мы общаемся со странами ЕС, Международной организацией налогоплательщиков, с Организацией экономического сотрудничества и развития. Многие страны закрывают квартал в середине или конце апреля, но пример тех, по которым уже есть статистика, например Литвы, говорит о том, что за март у них недовыполнение налоговых поступлений составило 15%. У нас же – 5,8%. Наибольшие статьи недовыполнения и по марту месяцу, и по первому кварталу являются традиционными – это рента на газ, акцизный налог по электроэнергии.

Если говорить о квартале, то ГНС выполнила индикатив Минфина на 95%. Эти 5% составляют 6,5 млрд грн, из которых 5,5 млрд грн – это рента на газ. Рента на газ рассчитывается очень просто: из цены на газ, объема добычи и из ставки налогообложения. Когда в этом уравнении две переменные, а именно цена на газ и объемы добычи абсолютно не соответствуют запланированным показателям по тем или иным причинам, то выполнить это невозможно. Это математика. То же касается и рынка электроэнергии, мы видим невыполнение около 1,1 млрд грн, в связи с тем, что расчеты, которые положены в бюджет, не учли смену модели рынка электроэнергии. Все остальное было выполнено и перевыполнено, как мы и обещали.

По всем налогам, которые чувствительны к администрированию, есть огромный прогресс. Если говорить языком цифр, мы видим, что несмотря на замедление экономики, налог на добавленную стоимость по кварталу был выполнен, и сальдо НДС по сравнению с предыдущим годом выросло на 60%. То же можно сказать и о акцизной группе. Спирт, ликеро-водочные изделия, табак: эти отрасли выходят из тени, что отражается на поступлениях акцизного налога.

В общем налоговая работает в разы лучше, чем она работала год назад. Это чувствует и бизнес, и бюджет. Поскольку перебоев с финансированием расходов государственного бюджета в первом квартале не было. Это факт, который никто не может отрицать. Но с другой стороны, все те, кто причастен к нечестным схемам, связанными и с НДС, и со спиртом, и с ликеро-водочными изделиями, уже в панике, потому что мы искореняем источники их сверхдоходов. У них еще остаются средства на финансирование медиаатак, но, уверен, это ненадолго, ведь борьба с подобными схемами только усиливается.

– Удастся ли вообще выполнить бюджет? Как будет пересмотрен план по поступлениям до конца года, за которые отвечает налоговая?

– Согласно сложившейся ситуации, правительством и Министерством экономики был сделан новый макропрогноз. И этот макропрогноз соответствует мировым тенденциям: мы видели, как в течение марта несколько раз меняли свой прогноз Всемирный банк, МВФ, ОЭСР. В Украине вместо роста 3,7% прогнозируется падение ВВП на 3,9%. Это означает сокращение доходной части, которая считается согласно валового внутреннего продукта, поскольку налоги облагают экономику, они не существуют в отрыве от нее. Поэтому была пересмотрена и доходная часть. Вопрос реакции экономики на карантин в Украине и во всем мире является открытым. А задача налоговой заключается в том, чтобы качественно администрировать налогообложение той части экономики, которая работает на сегодняшний день. Конечно, наше видение резонирует с позицией Кабмина и премьер-министра о том, что в настоящее время экономика страны находится в новой реальности и нужно перезапускать процессы в стране касательно сбора налогов.

– Ранее был принят ряд изменений в Налоговый кодекс Украины. Как «антикризисные законы» могут облегчить жизнь бизнесу? Каким будет механизм практической реализации этих изменений?

– Сейчас приняты два пакета антикризисных изменений в профильное законодательство, в Налоговый кодекс. Мы их оцениваем положительно. В своих информационных письмах ГНС оперативно, только в течение нескольких дней после их принятия, предоставила четкие разъяснения, в том числе и по действительно сложным для толкования нормам. В результате принятых изменений были освобождены от уплаты НДС производители критических товаров и материалов, необходимых для борьбы с COVID-19. Например, масок, медицинского оборудования, дезинфекторов и т.п., а также ФЛП от ЕСВ. Кроме того, изменениями в Налоговый кодекс был введен мораторий на проверки.

Все эти меры поддерживают экономику в пределах реальных возможностей государства, и это очень важно. Мы плодотворно сотрудничаем с Офисом президента, с Кабинетом министров, с профильным комитетом Верховной Рады в рамках обсуждения тех или иных идей по поддержке как бизнеса, так и населения, которое более всего страдает от кризиса. Поэтому, когда будут приниматься следующие антикризисные пакеты, налоговая, конечно же, будет участником этих процессов.

– Экс-министр финансов в интервью «Левому берегу» обвинил налоговую в том, что бюджет в результате манипуляций с НДС ежемесячно недополучает около 5 млрд грн. Что вы можете ответить на эти обвинения?

– Когда в налоговую пришла новая команда и началась реформа, было несколько вещей, которым мы уделили особое внимание. Система администрирования налога на добавленную стоимость и его автоматического возмещения была первой из них. Резкий рост поступлений НДС начался с первого месяца работы новообразованной ГНС и составил в среднем 20% год к году. Об этом мы сообщали ежемесячно. Все знают о системной работе налоговой над обновлением команды в соответствующем департаменте и над улучшением критериев, предусмотренных постановлением Кабмина №1165, которые дают возможность ГНС как гражданскому органу, эффективно бороться с преступными схемами. Фактически это исключительно интеллектуальная работа, которая обеспечила дополнительные поступления в государственный бюджет, а именно более 15 млрд грн за этот период только по налогу на добавленную стоимость.

Упомянутые мошенничества с НДС, а именно повторные использования документов, подмена товарных позиций и другие подобные схемы фактически исчезли. На сегодняшний день мы ведем точечную борьбу с попытками определенных региональных групп зарегистрировать какие-то рисковые налоговые накладные. Но все это пресекается. Система сейчас работает на совершенно другом уровне. О промышленных масштабах манипуляций с НДС, которые имели место в прошлом, уже и речи нет.

Все обвинения базируются исключительно на вбросах непроверенной информации третьими лицами, которые и есть скорее всего теми дельцами, что десятилетиями кормились на мошеннических схемах. Эти материалы давно находятся в поле зрения правоохранительных органов и, видимо, уже несколько раз были проверены. А вот то, что подобный информационный мусор стал ретранслировать тогда еще действующий министр финансов, действительно стало сюрпризом для многих. И лучшей оценкой качества этих «доказательств» стало немедленное устранение господина Уманского от занимаемой должности.

Тем не менее эта тема искусственно раздувается с целью дестабилизации финансовой и политической ситуации в государстве в интересах определенных сил. Это неприятно, хотя опровергать безосновательные обвинения, основанные на набранных на компьютере табличках без подписей и печатей, мне кажется бессмысленным. Но есть и хорошая новость. Господином Уманским, как мне известно из прессы, были направлены определенные материалы в СБУ и Генеральную прокуратуру. Соответственно это лицо приобрело процессуальный статус заявителя, и я лично заинтересован в скорейшем расследовании, по результатам которого те или иные лица могут свой процессуальный статус изменить. А общественности сразу станет понятно – кто и когда на самом деле мошенничал с НДС, а кто эти схемы прекратил.

– Как отличается налоговая сегодня от налоговой в августе прошлого года, когда вы только начали работу? Что, собственно, удалось изменить к лучшему за этот период, а чего еще не удалось сделать?

Как я уже ранее упоминал, самое важное то, что налоговая стала работать по закону. Она начала выполнять те задачи, те обязанности, которые предусмотрены Налоговым кодексом. ГНС начала качественно администрировать ключевые налоги (НДС, акцизную группу и т.п.), автоматическое возмещение НДС. Мы запустили реформы ключевых функций и департаментов, а именно – юридического, IT, мониторинга и доходов. Мы достигли реального прогресса в развитии аналитической составляющей Государственной налоговой службы, что позволило «вычислить» минимизаторов. В частности, мы анализируем очень много информации, которая раньше просто не использовалась, например, ежедневную информацию о выручке через регистраторы расчетных операций (РРО). Опять же мы опубликовали API к программным РРО, и теперь бизнес уже сегодня может готовить свои программные решения. Также параллельно налоговая работает над своим программным решением, которое будет бесплатным для всех.

Также это обновление руководящего состава. Мы заменили почти 90% руководителей на уровне Центрального аппарата. Подчеркну, что до сих пор этого не делал никто. В регионах так же у нас фактически не осталось руководителей, которые год назад были на этих должностях.

Кроме того, налоговая провела огромную работу по выполнению решений судов. Это было очень болезненно для бизнеса вопросы. Когда мы принимали дела от ГФС, новой налоговой остался в наследство несистематизированный хаос из решений судов — более 10 000 неучтенных решений, которые были рассеяны по разным департаментам. Эти решения были систематизированы, и полгода Государственная налоговая служба активно работала над расчисткой этих завалов. Могу с гордостью сказать, что на начало марта невыполненными остались лишь несколько десятков судебных решений. Преимущественно, это случаи, когда при принятии решения были допущены технические ошибки (в части реквизитов налоговых накладных, дат их регистрации и т.п.), или выполнение которых невозможно пока по техническим причинам. По таким решением мы проводим дополнительную процессуальную работу.

Что у нас в планах на будущее? Это, конечно, реализация с помощью МВФ проекта единого юридического лица, а также коренное изменение процессов аудита. Это одна из наших ключевых функций и здесь, к сожалению, до сих пор много работы впереди. Мы уменьшили количество проверок, и бизнес это почувствовал. Теперь пришло время качества. Пандемия – это суровый вызов, но надо использовать ее как стимул для перевода процессов аудита в электронную форму. Уверен, это позволит сделать проверки более честными и качественными.

– Какие последние изменения произошли в работе ГНС в связи с карантином? Могли бы вы рассказать более подробно об уже принятых мерах?

Государственная налоговая служба одна из первых отреагировала на вызовы пандемии, поскольку мы физически работаем с гражданами, с плательщиками. Это и внедрение замеров температуры в офисах налоговой, и ограничения работы Центров обслуживания плательщиков (ЦОП), защита их сотрудников (перчатки, маски, дезинфекторы) в местах предоставления услуг и на рабочих местах, обеспечение социальной дистанции. Также мы работаем над обустройством дистанционной работы, когда это возможно, и над развозкой тех работников, которым все же необходимо быть в офисе.

С другой стороны, мы не останавливали оказание услуг для налогоплательщиков. Мы сразу начали серию видеоуроков, в которых разъясняем, как правильно пользоваться нашими электронными сервисами. Они направлены на тех людей, которые все еще пользуются, собственно, физическими услугами, которые ходили в налоговую. Мы изучили, для чего большинство людей приходит в ЦОП и по актуальным вопросам выпустили видеоуроки: представление деклараций физическими лицами, представление деклараций ФОПами, получение разнообразной информации, справок и т.д. Это достаточно качественный продукт, на который плательщики очень положительно реагируют. За месяц мы уже выпустили 6 видеоуроков и продолжаем эту работу. С ними можно ознакомиться на сайте и в соцсетях. Мне кажется, это очень позитивный момент: карантин пройдет, а умение пользоваться электронными сервисами налоговой останется. Электронный кабинет работает достаточно давно, но ни у кого раньше не доходили руки сделать качественные обучающие видео, чтобы популяризировать этот сервис.

Второй важный момент, это – интенсификация наших информационных писем, о которых я уже упоминал. Быстрая реакция на изменения в законодательстве позволяет уменьшить количество запросов и нагрузки как на бизнес, так и на налоговую. Предпринимателям сейчас очень трудно, и мы стараемся обеспечить их качественной и оперативной информацией.

– Вы говорили о выводе из тени подакцизных товаров, но не связано ли значительное увеличение поступлений от спирта повышенным спросом на антисептики?

– Как я уже говорил, те меры, которые стартовали осенью прошлого года, а именно — борьба с «серыми» автозаправочными комплексами, борьба с теневым рынком спирта, с поддельными и неучтенными ликеро-водочными изделиями, а также продажей табачных изделий без акцизной марки – доказали свою эффективность, о чем красноречиво говорят цифры.

Ситуация с нетипичным, в силу пандемии, спросом на спирт продемонстрировала адекватность работы системы, которая мгновенно реагирует на увеличение спроса. Поэтому план поступлений по спирту в марте был выполнен почти на 800%.

Более того, уже за первую декаду апреля индикатив по этому виду подакцизной продукции в месяц налоговая уже выполнила более чем на 300%, а индикатив по ликеро-водочной продукции – почти на 50%. Такие показатели говорят только об одном – адекватность и качество администрирования.

В этом контексте над чем еще нам нужно поработать? Конечно, мы еще полностью не закрыли вопрос «серого» обращения сигарет. Здесь мы полагаемся на плодотворное сотрудничество с правоохранительными органами, поскольку с точки зрения администрирования все происходит прозрачно и четко. Ведь по некоторым налогоплательщикам мы наблюдаем просто кратное увеличение поступлений в государственный бюджет!

– Недавно вы заявили, что карантин – это не повод останавливать реформу налоговой. Можете подробнее раскрыть, каким, по вашему мнению, должен быть реформированный орган и какие ценности должна исповедовать обновленная структура?

 Прежде всего мы разделяем общие ценности с украинским бизнесом и международными организациями относительно прозрачности структуры Государственной налоговой службы. С этой целью мы работаем над подготовкой реализации проекта единого юридического лица, предусмотрено договоренностями Украины с МВФ. Этот формат функционирования Государственной налоговой службы предусматривает ликвидацию всех областных главных управлений и переход от матричной системы управления, когда у соответствующих руководителей функций на уровне области фактически есть два руководителя: один на уровне центрального аппарата, а второй – это руководитель областного управления в более простой и более управляемой функциональной системе управления.

Нашими ценностями остаются администрирование и сбор налогов на выполнение задач, поставленных государством для финансирования тех программ, расходов, определенных Законом о Государственном бюджете, путем честного и справедливого налогообложения бизнеса, прозрачных правил игры, однозначной трактовки действующего законодательства. Это наша миссия и цель.