Набор умных, но слабо связанных слов: что предлагает Кабмин для борьбы с последствиями коронавируса - DOSSIER

Набор умных, но слабо связанных слов: что предлагает Кабмин для борьбы с последствиями коронавируса

Отвечает ли программа Кабмина реальным вызовам экономики

Правительство Украины утвердило программу стимулирования экономики для преодоления последствий эпидемии COVID-19. Документ призван стать дорожной картой по выходу из кризиса, в который страна погрузилась в результате распространения коронавируса и карантинных мер по его сдерживанию. «Апостроф» разбирался, соответствуют ли предложения Кабмина существующим вызовам, и чего на самом деле не хватает правительственной программе.

Кабинет министров разработал и утвердил программу стимулирования отечественной экономики с целью преодоления кризисных явлений, вызванных распространением коронавируса. Программа была принята на заседании правительства 27 мая.

В сообщении на правительственном портале указывается, что важной частью программы является системная поддержка отечественного производителя. «Принципиальным приоритетом является создание рабочих мест и уплата налогов в Украине», — также говорится в пресс-релизе.

Кроме того, власти намерены оказывать поддержку бизнесу в продвижении отечественного экспорта на мировые рынки, путем предоставления доступных кредитов и грантов. Программа правительства также предусматривает активное привлечение малого и среднего бизнеса к государственным закупкам.

Нужный документ

Программа поддержки экономики действительно крайне важна и сегодня актуальна как никогда – ведь коронавирус и вызванный им кризис может «съесть», по разным оценкам, от 3,5% до 8% национальной экономики. Для сравнения, в тяжелейшем для Украины 2015 году экономика обвалилась на 9,9%. В еще более тяжелом 2009 году падение составило 15%.

Поэтому преодоление экономического кризиса является целью более чем благородной и, как было сказано выше, крайне актуальной.

Вопрос только в том, что собой представляет эта программа, насколько хорошо она продуманна и отвечает реальным вызовам.

И здесь начинаются сплошные вопросы.

Кстати, в сообщении Кабмина отмечается, что к работе над программой были привлечены различные аналитические центры и бизнес-ассоциации, однако, как рассказал источник «Апострофа», реально консультации с экспертным сообществом не проводились. «Подавляющее большинство центров не было привлечено (к разработке программы)», — сказал собеседник издания.

При этом в разработке программы (правильнее будет назвать ее презентацией, поскольку то, что пока есть в наличии, представляет собой набор эффектных «слайдов») принимал участие Офис эффективного регулирования (Better Regulation Delivery Office, BRDO). Это — неправительственная структура (созданная однако в свое время по инициативе Минэкономики), которую до прихода в Офис президента Украины в 2019 году (после чего он вскоре стал премьер-министром) возглавлял Алексей Гончарук.

Неудивительно, что нынешний документ оформлен в стиле программы правительства, которая была представлена правительственной командой Гончарука в феврале этого года.

«Программа реально красиво оформлена и, прямо скажем, впечатляет, — сказал в комментарии «Апострофу» эксперт Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Егор Киян. — Она даже может посоревноваться с программой Кабмина Гончарука, при том, что та программа даже не так цепляла глаз, так как не содержала аналитики».

Трудности перевода

Это то, что касается формы. Теперь – по содержанию.

В презентации программы верно сказано, что последствия пандемии COVID-19 в мире активизировали политику протекционизма в разных странах, а это значит, что конкуренция для украинских товаров на глобальном рынке увеличилась. В документе также правильно подмечено, что протекционистские тенденции наблюдаются уже не первый год, то есть они появились до пандемии, а потому реакция на эти явления со стороны украинских властей, как минимум, запоздала на несколько лет.

Читайте также на DOSSIER:  В Кабмине хотят «перебросить» €50 миллионов на вакцины от covid-19

«Для Украины, с развитой промышленностью, а также, учитывая значительную зависимость экономики страны от экспортных поступлений, подобное развитие ситуации является дополнительным среднесрочным вызовом сразу по нескольким направлениям: сокращение спроса и введение ограничений на украинскую продукцию на рынках стран мира и потенциальное увеличение импорта товаров, спрос на которые в Украине может быть удовлетворен за счет отечественного производства», — говорится в представленном документе.

С этим во многом можно согласиться, но несколько смущает тезис о развитости отечественной промышленности – ведь промышленное производство в стране неуклонно сокращается, а сама промышленность так же неуклонно деградирует, в связи с чем Украина превращается в сырьевой придаток мировой индустрии.

Тем не менее, один из тезисов презентации, надо признать, очень точно характеризует положение вещей: «Долгосрочные тренды свидетельствуют о системном упадке промышленности в Украине в отличие от стран-соседей». Если честно, звучит как приговор.

Тем не менее, что же предлагает правительство для того, чтобы изменить ситуацию?

В частности, это «усовершенствование законодательства с целью определения условий для применения мер, направленных на обеспечение защиты национальных интересов Украины в условиях усиленного протекционизма других стран, а также в чрезвычайных ситуациях».

Среди предложений есть и такое: «Усовершенствование правового поля в сфере инструментов торговой защиты с целью повышения эффективности и транспарентности проведения торговых расследований, а также внедрение современных технологий обмена данными».

Первое впечатление от прочитанного – набор умных и во многом правильных слов, однако слабо связанных между собой каким-то смыслом. Второе прочтение наводит на мысль, что данные высказывания были не лучшим образом переведены, скорее всего, с английского языка, очевидно из текста, предоставленного неким иностранным аналитическим центром.

Далее в программе говорится о защите национальных производителей от протекционизма других стран и недобросовестного импорта, а также, шире – интересов Украины в рамках ВТО и других международных соглашений.

Защищать отечественных производителей можно и нужно, и, естественно, не только в рамках борьбы с коронавирусом. Украина время от времени предпринимает попытки отстаивать свои интересы в ВТО, но далеко не всегда такие действия приносят успех. А потому далеко не факт, что они будут успешными, как по взмаху волшебной палочки, после утверждения данной программы. Но попытаться, действительно, стоит.

Ускользающая суть

По словам Егора Кияна, уже хронической болезнью украинской власти стало то, что из одной правительственной программы в другую переходят одни и те же тезисы: «Такое ощущение, что искоренить это никак нельзя, и программа правительства Дениса Шмыгаля в этом смысле не является чем-то прорывным».

Среди главных претензий к программе, по его словам, то, что в ней главный акцент делается на прошлом, а не на будущем: «Такая вещь как прогнозирование, к сожалению, отсутствует». Он также выразил сожаление, что к работе над программой не было привлечено достаточное количество мозговых центров, которые могли бы помочь в создании реальных сценариев развития событий в будущем.

Читайте также на DOSSIER:  Качественный Интернет в каждом уголке Украины: правительство утвердило план мероприятий

Также в программе нет комплексной карты. «Видно, что разные аналитические центры, которым удалось прорваться к работе над документом, готовили разные блоки, а потому нет общего видения. Одни видят проблему одним образом, другие – по-другому. И, когда начинают компилировать, проявляются нестыковки», — пояснил Киян.

И, возможно, самое главное: эта программа не отличается от всех предыдущих, при том, что она готовилась под конкретную цель – борьба с последствиями коронавируса. «Мы не видим, как будут решаться проблемы, которые возникнут после пандемии. Очевидно, что какие-то отрасли будут быстрее выходить из кризиса, какие-то – медленнее. Мы видим некие (заявленные) реформы, но каким образом они будут помогать в борьбе с последствиями коронавируса, — непонятно. Связей по линии реформа-действие-результат нет», — сказал специалист.

По словам эксперта института GROWFORD Алексея Куща, программа преодоления последствий эпидемии должна представлять собой матрицу конкурентоспособности украинской экономики в изменившемся мире и отвечать на вопрос, как экономика, в частности, промышленность, будет выживать в условиях посткарантинного мира.

«Нужно определить сильные и слабые стороны (экономики), а также риски и возможности. Там, где слабые стороны – (предусмотреть) меры государственного стимулирования, где сильные – как мы будем это использовать для своего развития и перехода в фазу роста после резкого падения. И главный акцент нужно было сделать на факторах, которые сделают нашу экономику хотя бы частично резистентной к этому кризису», — сказал специалист в комментарии изданию.

По его словам, программу можно условно разделить на три части. Одна из них напоминает реферат студента первого или второго курса экономического университета о том, как в принципе можно развивать промышленность. Вторая часть программы – набор штампов и стереотипов, которые переходят из одной программы в другую.

Дьявол в деталях

Есть и третья часть, говорит Алексей Кущ, — это вкрапление неприкрытого лоббизма.

В частности, намерение снизить портовые сборы. «Кто от этого выиграет – понятно, что зерновые трейдеры», — подчеркнул он. Далее – снижение тарифов на перевозки промышленных грузов — по словам эксперта, это окончательно убьет железные дороги в Украине. «Низкие железнодорожные тарифы нужны экспортерам руды и металлов, но к промышленности это имеет очень опосредованное отношение», — добавил Алексей Кущ.

Есть в программе пункт об увеличении лимитов на выбросы парниковых газов промышленными объектами. «Атомные реакторы мы заглушаем, дешевую атомную энергию в структуре энергетического баланса уменьшаем, но повышаем удельный вес тепловой генерации. Почему? — одна финансово-промышленная группа закупила уголь, но зима оказалась теплой, и теперь все лето нужно будет сжигать этот уголь и вырабатывать электроэнергию, естественно, загрязняя воздух. И, чтобы не штрафовать, нужно увеличить лимиты. И это подается как спасение нашей промышленности», — возмущается Алексей Кущ.

При этом атомная энергия — наиболее дешевая, и это могло бы стать нашим конкурентным преимуществом, причем не только для уже существующей промышленности, но и для будущей, а также стать магнитом для иностранных инвестиций. «Но этот фактор, как говорил один известный мэр, просто множится на ноль» (цитата отсылает к одному из высказываний мэра Харькова Геннадия Кернеса, — «Апостроф»), — подчеркнул специалист.

Читайте также на DOSSIER:  Эпидемиолог: После подсчета голосов на местных выборах в Украине введут жесткий карантин

Отметим, что мимоходом в программе говорится о планах пересмотреть тарифы на электроэнергию для населения — очевидно, этот пересмотр будет не в сторону снижения. И это тоже подается как мера по преодолению последствий коронавируса.

Правительство вписало в свою программу задачу ограничить налоговое и административное давление на бизнес. Это правильная мысль. Но как выполнить эту задачу, учитывая, что не так давно в Украине вступил в силу скандально известный закон №1210, получивший от бизнеса название «налоговый террор»?

Также ставится амбициозная задача сделать кредитование для бизнеса более доступным. Правильная ли это идея? – конечно, правильная. Но по признанию самой власти, банки, в том числе государственные, не готовы выдавать займы компаниям, занятым в реальном секторе экономики, несмотря на заявленную госпрограмму доступных кредитов. Опять-таки, что конкретно будет сделано, чтобы эта программа начала работать?

Идем дальше. Власти намерены создать эффективные инструменты продвижения отечественного экспорта на мировые рынки, минимизировать потери экспортеров от защитных мер других стран. Тоже, вроде, правильно, но как это будет делаться? Ответ на этот вопрос, как и на все другие, не дается.

Кабмин хочет стимулировать внутренний спрос через госзакупки «с приоритетом местного производителя». С этим вообще глупо спорить — как говорится, давно пора. Но внутренний спрос увеличивается лишь в том случае, когда у населения есть деньги, а карантин, который только сейчас начинает ослабляться, оставил многих наших граждан без средств.

Правительство констатирует, что малый и средний бизнес играет ключевую роль в экономике страны, но при этом именно он больше всего страдает от кризиса. И, как было показано на конкретных примерах выше, власть помогает прежде всего крупному бизнесу.

Есть в программе раздел, посвященный созданию новых рабочих мест, однако в нем, впрочем, как и во многих других, превалирует констатация фактов, тогда как конкретные шаги по решению проблемы нарастающей безработицы отсутствуют.

С правом на надежду

Продолжать критический разбор правительственной программы можно долго, однако в конце хотелось бы добавить немного оптимизма.

По словам Егора Кияна, в приложении к программе все же есть определенная конкретика – исполнители, объемы, сроки.

Кроме того, эксперт высказал надежду, что документ будут дорабатывать в будущем, потому что пока она очень сырая. Частично это связано с тем, что ее подготовили в очень короткие сроки. «Программы не пишутся за шесть недель», — подчеркнул Егор Киян.

Но и риск того, что никакого движения по программе не будет, тоже есть, а сам документ, вполне возможно, угодит в «долгий ящик».

«Чаще всего такие программы, к сожалению, пишутся для галочки», — резюмировал эксперт.