На чем основывается энергетическая безопасность Украины?

Акцентом должен быть природный газ — его добыча в Украине и возможности транспортировки в/из Европы.

Многие политики и эксперты сегодня используют словосочетание «энергетическая безопасность» в удобном для них значении. За этими патриотичными словами часто скрываются понятия и действия, которые в лучшем случае никоим образом не касаются темы, в худшем — усложняют ситуацию в стране и служат пафосным прикрытием личных интересов или популизма.

Является ли приход иностранных инвесторов в «зеленую» энергетику борьбой за энергетическую безопасность государства? Является ли процесс unbundling НАК «Нафтогаз Украины» залогом сохранения транзита для украинской ГТС, становлением рынка газа, и устраняет ли он энергетические риски для страны? Является ли увеличение собственной добычи газа, угля, нефти гарантией и достаточным условием для энергетической безопасности Украины? Или, возможно, цены на энергоресурсы являются панацеей? Все перечисленное выше — это неплохие проекты, требующие внимания, но только некоторые из них в действительности прямо и существенно влияют и будут влиять на энергобезопасность конкретно Украины в ближайшие десять лет.

Определение энергетической безопасности по версии Международного энергетического агентства может служить основанием для размышлений: это «бесперебойное наличие энергетических источников по доступной цене».

Обращаю внимание, что в пределах страны доступность определяется не только для населения, но и для всей экономики. То есть страну можно считать энергетически безопасной в том случае, если она в любой момент может обеспечить себя всеми необходимыми источниками энергии по цене, которая может быть оплачена ее экономикой безболезненно. Доступность также включает физическую возможность доставки. Идеально энергетически безопасных стран без каких-либо рисков, к сожалению, пока нет.

Риски для энергетической безопасности

Свое понимание рисков для энергетической безопасности я основываю на исследованиях, которые системно сравнивают Украину с другими странами и определяют ключевые критерии отличия. Одним из таких источников является International Index of Energy Secutiry Risk by Global Energy Institute (International Index of Energy Security Risk, редакция 2018 года).

Забегая наперед, сразу отмечу: к сожалению, в отчете 2018 года, обобщающем статистические данные за 2016 год, наша страна по-прежнему занимает 25-е место (самое нижнее и наихудшее) среди 25 стран — крупных потребителей энергии. Очень важно сравнивать Украину с релевантными странами, поэтому мы находимся в группе стран, которые потребляют много энергии и, соответственно, для которых вопрос энергетической безопасности имеет особенно большое значение. Это такие страны, как Норвегия, США, Мексика, Канада, Австралия, Польша, Франция и некоторые другие.

В нашей группе самый высокий рейтинг у Норвегии, США, Великобритании, Мексики и Дании. По всей видимости, это не вопрос размера страны, наличия собственных энергетических ресурсов, старой демократии или колониального прошлого. Это вопрос подходов страны именно в определенный период к определенным ключевым вызовам мира.

Читайте также:  "Нафтогаз" продал крупную партию буферного газа из украинской ГТС

В 2016 году, по версии вышеприведенного индекса, к ключевым вызовам относятся:

— энергетическая интенсивность (energy intensity), то есть сколько энергетических ресурсов тратится на производство единицы ВВП;

— импорт природного газа, — этот риск усилился для большинства стран, являющихся крупными потребителями энергии. Это связано с тем, что увеличение добычи газа, за исключением США, наблюдается только в странах с высокими политическими рисками, а также с тем, что потребности в газе в развитых странах растут;

— волатильность цен и поставок нефти и нефтепродуктов.

Это общемировые вызовы для упомянутых выше 25 стран, но рассмотрим детальнее вызовы для Украины.

Мы чрезвычайно зависимы от импорта энергопродуктов. Нефть, газ и, к сожалению, уже и уголь на сегодняшний день являются нашей основной головной болью. Ряд стран могут не слишком беспокоиться из-за импорта, поскольку они не являются крупными потребителями энергоресурсов: у них достаточно своих для обеспечения собственных потребностей, или же они тратят ресурсы очень экономно. Поэтому, например, опыт стран Балтии с LNG интересен, но будет иметь абсолютно иные последствия по размеру влияния на экономику в Украине (см. табл. 1).

К сожалению, Украина занимает последнее место среди 25 стран — крупных потребителей энергии по интенсивности затрат энергоисточников и энергоресурсов. И это, на мой взгляд, ключевой показатель, представляющий огромную опасность для нашей страны.

Мы на седьмом месте по затратам энергии на душу населения, но это только потому, что и население уменьшается, и большую часть Украины сейчас не включают в расчеты. У нас очень низкие показатели в такой категории измерения, как волатильность цен и рынков. Это означает, что Украина не может умело оперировать и снижать риски для экономики от изменения цен на энергоносители. Это делает предприятия очень чувствительными к изменению цен на газ, электроэнергию или нефть. Фактически эти цены делают большую часть украинской продукции неконкурентной в мире.

Политики часто обещают низкие тарифы для населения и редко поднимают непопулярную тему важности стоимости энергоносителей для промышленности. Поскольку одна из наибольших проблем современной Украины — это то, что украинские предприятия используют слишком много энергетических ресурсов для производства своей продукции. И если им еще и придется по той или иной причине платить за них очень высокую цену, то это приведет к невозможности продать свою продукцию, к закрытию предприятия и увольнению работников. За их продукцию платит в том числе и украинское население. От выпечки хлеба и вплоть до централизованного отопления украинская экономика сталкивается с проблемой крайне неэффективного использования энергоресурсов и энергоисточников и перекладывания этой неэффективности на плечи каждого из нас.

Среди причин вероятного повышения цен на энергоресурсы — невозможность обеспечить доставку необходимых из них к предприятию (отсутствие сетей, газопроводов, дефицит или недопроизводство), политическое требование кросс-субсидирования между ценами для населения и промышленности (промышленность платит за население или за какую-то отдельную навязанную услугу), война в регионах, где добываются или генерируются необходимые ресурсы, и многие другие. Но за все заплатит население (см. табл. 2).

Читайте также:  Новая игра вокруг ГТС. Как 49% украинской трубы будут продавать американцам

Украина занимает последнее место среди 25 стран — крупных потребителей энергии по общему показателю готовности к энергетическим рискам, но у нас есть и менее рискованные показатели. По сравнению с другими странами группы у нас, например, достаточная диверсификация на рынке электрической энергии. По показателю non-carbon generation, очевидно, благодаря атомной и гидрогенерации, наша страна занимает неплохое 8-е место.

Относительно электрической энергии надо заметить, что проблема на рынке электроэнергии состоит не в недостаточности энергоресурсов для обеспечения энергетической безопасности (сейчас Украина полностью самодостаточная и самообеспеченная электрической энергией), а скорее, в несовершенной тарифной и регуляторной политике, внутреннем монополизме и изношенности энергосетей. Мы также отсоединены от ЕС и находимся в системе с Россией и Беларусью (см. табл. 3).

Украина занимает 2-е место по показателю транспортных затрат на душу населения, но это свидетельствует, скорее, о бедности страны, поскольку не все владеют собственным транспортом в таком количестве, как в развитых странах. Также у нас почти последнее место по показателю интенсивности энергетических затрат транспорта. То есть в Украине немного транспорта, экономно расходующего источники энергии! Мы мало вредим миру выбросами CО2, но если взять на единицу произведенной продукции, то являемся едва ли не наихудшими по интенсивности выбросов (см. табл. 4).

Привожу эти более положительные показатели из выводов экспертов Global Energy Institute для того, чтобы аргументировать следующее. У нас много проблем, которые хотелось бы решить прямо сегодня и, желательно, в сфере интересных для нас лично проектов.

Но у Украины есть объективные огромные риски энергозависимости, которые соотносятся с подобными измерениями в других странах нашей группы. Правительство, Верховная Рада и все другие органы власти обязаны в первую очередь реагировать именно на них, по возможности работая и над устранением других рисков.

Но приравнять по возможным негативным последствиям для страны риск несохранения транзита газа по Украине, дальнейшего разрыва с другими странами в части экономического снижения эффективности использования произведенной электроэнергии с, например, непоявлением еще одного процента «зеленой» энергии наивно и манипулятивно. При всей моей симпатии к последнему, это трагедия значительно меньшая на ближайшие 5–10 лет по сравнению с первыми двумя указанными вызовами. Но за 10–20 лет могут произойти существенные изменения. Соответственно, есть приоритетность на сегодняшний день.

Читайте также:  Анбандлинг поневоле: «Нефтегаз» – трейдер, Запад заберет ГТС

Три важнейших направления энергобезопасности к вниманию государственных руководителей

Предложу три основных из наиболее тяжелых фокусов потенциальному вниманию членов правительства для повышения энергобезопасности Украины на ближайшее время:

1. Из всех традиционных источников энергии для Украины фокусом должен быть природный газ, его добыча в Украине и возможности транспортировки в/из Европы. И не только потому, что в мире природный газ рассматривается как переходное топливо к более чистым видам энергии, но и по той причине, что природный газ является стратегическим ресурсом для Украины, от которого в значительной степени зависят промышленность и население. Вопрос усиления энергетической безопасности в части обеспечения государства природным газом — это и противодействие строительству «Северного потока-2», от которого зависит сохранение дальнейшего транзита газа по территории Украины, и увеличение добычи собственного газа для уменьшения зависимости от внешних ресурсов. Симпатики «зеленой» энергии также должны понимать, что газ может стать очень важным дополнением для балансирования рынка электроэнергии, замены угольной тепловой генерации.

2. Уменьшение потребления энергоресурсов. Уровни потребления энергоресурсов на душу населения, в транспорте и на произведенную единицу ВВП в Украине являются одними из наибольших среди стран — крупных потребителей. Мы неуспешны не потому, что цены на энергоресурсы высокие, а потому, что платим за неэффективное производство. Это нужно менять таким образом, чтобы это происходило не за счет свертывания экономики, а за счет принятия мер по энергомодернизации и энергоэффективности, внедрения систем учета потребления энергоресурсов.

3. Продолжение рыночных реформ в энергетике и интеграция с другими рынками, поскольку именно рыночные реформы, а не популистские призывы и лозунги позволят обеспечить конкуренцию, прозрачные условия ценообразования и стабильные цены на энергетических рынках в будущем. В эти реформы также должны быть заложены механизмы, стимулирующие к инновациям и сохранению энергии. А украинский производитель и гражданин должен получить право «безвизовой покупки» энергии оттуда, откуда ему захочется.

* * *

Энергетическая безопасность Украины — это не мечта о низких ценах, а состояние, в котором страна, ее экономика и население не будут реагировать слишком болезненно на колебания этих цен или физические препятствия в поставках, неизбежные в современном мире относительно стратегических энергоисточников.

Энергобезопасная страна имеет выбор по замене энергоисточников, тратит ценные ресурсы очень эффективно и умело пользуется своими энергетическими преимуществами в конкуренции с другими странами или для обеспечения своей общей безопасности. Такой должна стать Украина.

Источник информации таблиц: International Index of Energy Security Risk, редакция 2018 года, Energy Security Risk Scores and Rankings for 25 Large Energy Using Countries.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля