Мир искаженных ценностей

FavoriteLoading_Добавить публикацию в закладки

или О важных акцентах к 20-летию «Украинской правды»

На днях многие поздравляют сайт «Украинская правда» с 20-летием. Датой основания интернет-издания считается 16 апреля 2000 года. Кстати, именно в этот день в Украине был проведен так называемый референдум, с помощью которого тогдашний президент Кучма хотел усилить свою вертикаль власти, лишив парламент части его полномочий. Почему — так называемый, потому что это было абсолютно волюнтаристское решение, поскольку в то время (как до сих пор!) не было закона о референдуме. Но вернемся к годовщине УП.

20 лет — это солидный возраст. И, скорее, всех тех, кто имел или имеет отношение к этому интернет-изданию, есть с чем поздравить. Однако мы, не преследуя цель испортить кому-то праздничное юбилейное настроение, хотели бы обратить внимание на важные вещи, которые, по нашему мнению, являются принципиальными не только для украинской журналистики, но и страны в целом.

«Пионеры», «великие», «искренние», «легенды» … — много подобных слов было сказано в адрес «Украинской правды». А сколько раз упоминали имя основателя издания Георгия … Буквально через полгода мы будем вспоминать о печальной дате — 20 лет как журналиста похитили и жестоко убили … И тут мы бы хотели привести несколько примеров для того, чтобы вы сами сопоставили, насколько эти примеры соответствуют высоким приветственным словам.

Ключевой пример, который мы приводим постоянно и который выводит на чистую воду многих журналистов и политиков, — это «дело Гонгадзе-Подольского». О нем стоит говорить столько, сколько это нужно будет для наказания заказчиков. Так вот, на словах представители «УП» провозглашают, что — заказчики должны быть наказаны, а на практике? На практике происходит не просто замалчивание и игнорирование этой темы, а сотрудничество с Фондом Кучмы-а: «УП» является официальным медиа-партнером Ялтинского форума, ее журналисты постоянно освещают YES и Украинский ланч в Давосе. Такие вещи не просто помогают отбеливать заказчиков, но и уводить их от ответственности.

Можно вспомнить и другой сенсационный случай, когда в свое время «УП» отказала в открытии блога пострадавшему по делу, общественному деятелю Алексею Подольскому (хотя блог там был даже у одиозного Вадима Колесниченко — помните такого?). По словам самого Подольского (напомним, его за три месяца до убийства Гонгадзе аналогичным образом похитили в Киеве и вывезли за город, где били и заставляли копать могилу, но, к счастью, оставили живым), Елена Притула, которая была долгое время главным редактором «Украинской правды», не открыла ему блог. Ему — «живому Гонгадзе». Да, это дело самого издания — кому открывать блог, а кому нет, однако такое поведение «УП» является ключевым, потому что тогда она несет свою ответственность за нераскрытие дела.

Кстати, до сих пор не является потерпевшим по делу в части заказчиков. И этот вопрос интернет-изданием также замалчивается, как и замалчивается уже более десяти лет «дело а» (народного депутата 2-го и 3-го созывов ВР, на которого было совершено покушение в феврале 2000-го, впоследствии он был вынужден уехать в США, где единственный из государственных деятелей Украины получил политическое убежище с формулировкой – из-за опасности для его жизни от тогдашнего политического режима в Украине), которое правоохранительные органы вообще не расследуют.

Далее. А давайте вспомним таких персонажей как Сергей Лещенко и Мустафа Найем, сейчас неплохо устроенных в государственных структурах (уже столько написано об их зарплатах). Еще год назад они были народными депутатами от «Блока Петра », куда попасть просто так, как вы понимаете, было невозможно. Может быть, помогли те, чьи мероприятия (YES, Украинский ланч в Давосе) они так старательно обслуживали в течение многих лет, работая в «Украинской правде»? Кстати, а что сделали Лещенко и Найем в качестве депутатов для раскрытия данного дела? Возможно хоть раз выступили с парламентской трибуны пришли на судебные заседания?

Это лишь некоторые приведенные нами примеры (уверены, другие читатели имеют свои показательные истории), ведь «День» на протяжении многих лет ведет эту тему, а потому – имеем право, как говорится. «Отбеливание заказчиков» — как политики и журналисты искажали реалии» — так называется один из разделов книжной новинки «Дня» — «Котел» или Дело без срока давности». В этом сборнике о новейшей истории Украины, в частности, на примере резонансного «дела Гонгадзе-Подольского» говорится об ответственности журналистики за искаженную систему координат. Журналисты должны делать все, чтобы виновные в убийстве их коллеги Георгия Гонгадзе и избиении Алексея Подольского были наказаны. Особенно журналисты и выходцы из «УП», что должно было бы стать их первоочередной миссией. Но … Заказчики в упомянутых преступлениях до сих пор не просто на свободе — они активно влияют на украинскую журналистику и политику.

Интересно, чтобы сказал обо всем этом Георгий Гонгадзе — таким ли он видел свое детище?.. К сожалению, мы живем в мире искаженных ценностей.

«ПОСЛЕДНИЕ 20 ЛЕТ – ДОСТАТОЧНО ТРАГИЧЕСКИЙ ПЕРИОД, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ГОДЫ БОРЬБЫ, КОТОРЫЕ НЕ УВЕНЧАЛИСЬ УСПЕХОМ»

Игорь ЛУЦЕНКО, народный депутат 8-го созыва Верховной Рады:

— Последние 20 лет были достаточно трагическим периодом, потому что это годы борьбы, которые не увенчались успехом. При этом, я не отказываюсь от той идеи, что эту борьбу надо продолжать. Но я констатирую, что эта борьба — успеха не достигла. Возникает вопрос – почему? Я не хочу ни в коем случае использовать слово проигрыш или поражение. Это – трагедия. И речь идет не о деле, которое касается отдельного издания или даже отдельной личности. Речь идет об истории государства и нации. И резонанс «дела Гонгадзе», вовлеченность в события, их масштаб имели общенациональное измерение. Если определенные журналисты «Украинской правды» недоработали, недоборолись, то это лишь часть того, что страна не смогла добиться, чтобы убийцы и заказчики убийства Гонгадзе были справедливо наказаны. До сих пор, та роль, которую играют Леонид Кучма или Юрий Луценко, имеющие отношение к этому делу в любых ипостасях, говорит о том, что у нашей страны пока нет Фортуны, чтобы добиться победы.

Назвали сквер именем Георгия Гонгадзе. Но что с того? Получается, что на этом все закончилось? Фигуранты дела продолжают вращаться на самых высоких орбитах власти. На счет нашей интеллигенции, то, к сожалению, мне вспоминаются абсолютно циничные слова Ленина о том, кем является интеллигенция. На самом деле, появляется определенный класс людей, которые получают интеллектуальные и моральные возможности для авторитета, влияния на общество. Но они не способны послужить примером эффективного использования упомянутых инструментов для создания государственных институтов. Суть заключается в том, что, когда приходит определенный исторический момент, например, 2014-й год, украинская интеллигенция оказывается не способной отвечать историческим вызовам. Это уже бывало в нашей истории неоднократно. Как следствие — в самые ответственные моменты на оборону государственности и ценностей выходит простой народ, не позиционирующий себя в социальных сетях или медиа суперосведомленным или окончательно правым. Но они придерживаются своих гражданских ценностей. Они, как могут, так и защищают наше государство.

Поэтому мы и ходим по кругу, потому что интеллигенты являются робкими, морально дезориентированными и склонными впадать в крайности, а не бороться до конца. Некоторые из них просто обслуживают доминирующие кланы, даже если достаточно искренне поддерживали прогрессивные идеи преобразования государства. Эти люди ходили вместе с революционерами, а затем разбежались по своим «этажам». Это связано с определенной эмоциональной динамикой украинской нации — от вдохновения к разочарованию, и обратно. Конечно, такая динамика способна справиться с теми вызовами, которые стоят перед нашей страной. Это касается в том числе журналистики. Но, если пример убийства Георгия Гонгадзе и игнорирования расследования этого преступления является позорним, то, в 2014-м мы получили много примеров преданности чести и журналистской этике.

«ЕСЛИ ХОТЯ БЫ ПОЛОВИНА УКРАИНСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ ГОВОРИЛИ О «ДЕЛЕ ГОНГАДЗЕ», ТО КУЧМА ПОШЕЛ БЫ ПОД СУД»

Юрий БУТУСОВ, журналист, главный редактор «Цензор.нет»:

— Я не могу осуждать отдельных журналистов. Бывает так, что они в силу уровня своей осведомленности или иной конъюнктуры не упоминают о принципиальных моментах. Именно поэтому я уважаю газету «День» за то, что она как раз этих принципов придерживается и не изменяет собственной памяти. «День» максимально и системно освещает дело Георгия Гонгадзе. Это личный выбор того, кто чувствует моральную ответственность за кодекс журналистики и вообще отношение к жизни человека. На мой взгляд то, что украинская журналистика не освещает «дело Гонгадзе», это только потому, что это дело не доведено до суда в части заказчиков. И именно поэтому не под судом, и даже не появляется в суде в любом статусе. Если бы существовала журналистская солидарность, осознанность того, насколько это является ужасным преступлением, которое касается каждого гражданина Украины, то мы бы жили в другой стране. Многие проявляют свою слабость и зависимость. Это — люди, которые просто стараются не выяснять с кем-то отношения. Я считаю, что пока Кучма не под судом, то забывать об этом нельзя, ни ему, ни его родственникам, причастным к его деятельности.

«Дело Гонгадзе» — это дело об уровне развития нашего гражданского общества, о нашем уровне сознания. Были определенные люди, которые считали себя друзьями Георгия и вели определенную борьбу, но впоследствии они эту борьбу прекратили. Люди часто бывают слабыми и это касается как журналистов, так и политиков. Так, скорее всего, произошло и с Юрием Луценко, который в то время создал себе имидж и карьеру. При этом, скорее всего, тогда он действовал искренне, ведь при Кучме такая деятельность была достаточно рискованной. Но, когда он доборолся до власти, то решил идти на компромиссы. Таким образом он обесценил свои собственные принципы и прошлое. Ведь они с Гонгадзе в свое время были достаточно близкими людьми, у них были достаточно близкие товарищеские отношения. Мне трудно понять, как можно потом пожимать руку тому, кого ты сам называл убийцей своего товарища. Это не укладывается в голове. Если хотя бы половина украинских журналистов об этом говорили, то Кучма пошел бы под суд. Его преступление не должно стать забытым.

Валентин ТОРБА, «День»