Лендлорды расправляют плечи, или что на самом деле означает идея с налогом на паи крестьян? - DOSSIER

Лендлорды расправляют плечи, или что на самом деле означает идея с налогом на паи крестьян?

Есть мнение, что апологеты этой идеи на самом деле хотят, чтобы после 1 июля 2020 крестьяне никак не могли продать свои паи на рынке земли. А также — усилить свое влияние в регионах накануне местных выборов этой осенью

Новость о налоге на паи стала топовой на этой неделе.Для украинцев все связанное с владением землей имеет свое сакральное или магическое значение. Этой нашей национальной особенности даже посвящены две классических пьесы украинской литературы – “Сто тысяч”  и  “Мартын Боруля”. Персонажи этих пьес были свято убеждены, что владение землей дает ключ к богатству и признанию в обществе, и поэтому были готовы на любые шаги — фальсифицировать деньги или “рейдерить”  угодья своих соседей. “Корифеи”  украинского театра эти пьесы писали более 100 лет назад, чтобы разоблачить недостатки нашего тогдашнего общества.

Но похоже, что некоторые наши современники решили, что “Сто тысяч”  или “Мартын Боруля”  – это вообще-то инструкция по ведению собственного агробизнеса. Иначе и не объяснить, как появилась идея о законопроекте №3131, по которому так называемые “теневики”  должны платить “вмененный налог” в 1400 гривен с одного гектара поля в обработке (или до 6000 грн в год с пая в целом). Потому что здесь парадокс ситуации в том, что больше всего на введении данного налога настаивают те аграрные ассоциации, которые при этом жалуются, что их члены не могут получить доступные банковские кредиты. Хотя для того, чтобы банк смог одолжить аграрию деньги на выгодных условиях, нужно только “в белую”  вести бухгалтерию и иметь легальные документы на всю пашню в обработке.

Но похоже, что и критики идеи налога на пай воспринимают аграрные отношения в Украине тоже исключительно сквозь призму пьес “театра корифеев”, поэтому – и заявляют, что это так крестьян хотят заставить задешево продавать свои паи на рынке земли.

Потому что в реальности агропроизводители (особенно те, которые настаивают на идее нового налога) не имеют никакого экономического интереса выкупать землю у крестьян. У них есть только интерес найти тот “кнут”, которым можно будет удержать арендованную землю своих пайщиков после старта рынке пашни с 1 июля 2021 года. И заодно – чтобы земля не “перетекала”  в руки конкурентам, нынешним или будущим.

По действующему закону о старте рынке пашни юридические лица (то есть агропроизводители) смогут легально покупать паи вообще только с 2024 года. А вот с начала следующего лета свободно покупать до 100 гектаров земли смогут так называемые физические лица, при том что для маржинального бизнеса на выращивании тех же ягод вполне достаточно и 1 гектара поля.

Оборот земли в природе

Общественность совершенно верно уловила, что идея с  “поставленным налогом”  – это интерес довольно узкой группы лиц. Хедлайнерами этой идеи является Всеукраинский аграрный совет (ВАС), который  объединяет 700 средних хозяйств с 3,5 млн га полей, и Украинский клуб аграрного бизнеса (УКАБ), который объединяет сервисные компании и агрохолдинги (которые в Украине обрабатывают до 5 млн га полей). Суммарно получается около 9 млн га земли, в то время как официально урожай собирается с около 20 млн га полей.

Читайте также на DOSSIER:  Обещанных денег на всех не хватит, новые позорные детали медреформы: "Придется платить за..."

Общественность совершенно правильно  уловила, что идея с  налогом на пай дискриминирует имеющихся единоличников или пайщиков, которые хотят сами работать на своих наделах. Потому что эти 1400 гривен можно будет не платить только в случае, если обрабатываешь до 1 гектара своего поля. А средний размер пая по Украине – это 2 гектара, а на Востоке и Юге площадь пая может достигать 7-9 гектаров.

Но первая проблема в этой истории – агрохолдинги в Украине не хотят покупать паи у крестьян на рынке даже за $ 1500 за гектар, им в принципе рынок земли не нужен. Им выгоднее выкупать агропредприятия-банкроты  и обрабатывать землю на условиях корпоративных прав аренды, так как такое удовольствие обходится всего в $ 700 за гектар. Наконец, украинским агрохолдингам деньги нужнее на развитие собственной инфраструктуры агроэкспорта. Например, тот же “Кернел”  в феврале 2019 за кредитных $ 64 млн купил логистическую компанию “РТК-Украина” , на балансе которой было 3000 вагонов-зерновозов. На эти деньги “Кернел”  мог бы выкупить за те же $ 1500 за гектар где-то 40 000 га наделов.

Также надо принять во внимание и такие данные. В 2018 году аграрии на производство продукции потратили 442 900 млрд грн (данных за 2019 еще нет). При этом заявленные затраты за аренду паев составили 9,9%, или 43, 950 млрд грн, затраты на социальные меры на селе – 1,2%, или 5,5 млрд грн. Если сложить два показателя, получим сумму в 50 млрд грн собственных денег аграриев, которых по текущему курсу валют хватит на выкуп у крестьян только 892 га земли по цене $ 2000 за гектар, или 1,8 тыс. га пашни по цене $ 1000 за гектар.

Вторая проблема – профильные аграрные ассоциации у нас принято воспринимать только как проводников интересов аграрных олигархов типа Веревского или Бахматюка, хотя сами профильные ассоциации хотят самостоятельно как коллективный субъект влиять на власть. Тем более, что эти профильные ассоциации можно группировать и по политической шкале. Например, заместитель министра экономики Тарас Высоцкий – это “делегат”  от УКАБ. На парламентские выборы 2019 под №99 в списке “Слуги народа”  шел Михаил Соколов, заместитель председателя ВАС. Мелких фермеров в Украине объединяет АФЗУ, которая вообще исторически лояльна к  Юлии Тимошенко.

Третья проблема – среди экспертов и игроков агрорынка, мягко говоря, нет консенсуса по теме природы “теневого агросектора”, а также – функционирования единоличных хозяйств (ОСГ).

Например, Госстат говорит, что ОСГ-хозяйств в Украине 2,5 миллиона, которые суммарно обрабатывают около 5 млн га пашни. Но в поле зрения того же профильного Минагрополитики в 2018-2019 годах  в рамках дотационных программ по сути попало около 200 000 ОСГ-хозяйств. Теоретически, взять на учет всех “единоличников”  в Украине должны были в рамках проекта “Аграрного реестра”, который стартовал в конце 2018 года. Но этот проект “Зе-команда”  успешно ” похоронила”  по своей недалекости.

Апологеты “поставленного налога”  утверждают, что в Украине “в тени”  обрабатывается около 10-12 млн га земли на основе простого математического расчета – если официальный урожай собирается из около 20 млн га пашни, а всего пашни в нашей стране 32 млн га, то значит другую землю как раз и обрабатывают “теневики”. Но проблема в том, что те 10-12 млн га – это как раз земли государственной и коммунальной собственности. Кто их на самом деле обрабатывает – точно не понятно: например та же НААН по факту сама обрабатывает около 1000 гектаров, хотя на балансе почти 400 000 га. А при этом коррупцию в пользовании государственными землями законсервировала сама “Зе-команда”, когда правками в закон о старте рынка  пашни запретила продавать государственные наделы.

Читайте также на DOSSIER:  Кабмин готовит частичную приватизацию Укрпочты, Нафтогаза и Укрзалізниці

Даже если земля – ​​”в тени”, урожай оттуда должено быть вполне конкретный и обозримый. Но и в этом вопросе есть свои нюансы. Например, в предыдущие годы по агрорынку ходили слухи, что “в теневом обороте”  крутится около 20-30 млн тонн зерна ежегодно, и так вроде наша страна на самом деле собирает урожай минимум 80 млн тонн зерна ежегодно. Впрочем, такие слухи отнюдь не подтверждались на практике даже по данным перевалки агроэкспорта в портах (по морю идет 99,6% нашего агроэкспорта), или по данным внутреннего потребления хлебобулочных изделий (так получалось, что у нас вообще живет 28 млн населения). В непубличных разговорах игроки агрорынка заявляли, что на самом деле выгодна тема, когда аграрий показывает легальную обработку всех своих полей, но просто занижает данные по собранному урожаю.

Право на власть

Наконец, налоги на пай, как и обычный налог на землю, должны собираться в местные бюджеты, а не в госказну. И в этом ракурсе довольно странно вспоминать только о старте рынка  пашни, который состоится только через год, и игнорировать другое событие, которое случится этой осенью – местные выборы, которые явно пройдут под знаком усиления независимости местных властей.

По замыслу адептов законопроекта №3131 и согласно пояснительной записке к нему, “вмененный налог”  даст дополнительный доход в местные бюджеты от 12 до 60 млрд гривен. И уже сам факт существования такой инициативы будет одним из козырей на предстоящих электоральных соревнованиях. Тем более, что и во времена Порошенко местные власти считали, что именно владение землей и возможность на ней заработать – это залог для развития общин. Здесь стоит напомнить, что именно в 2017 году земельный налог передали в местные бюджеты. В 2018 году Гройсман начал так называемую “земельную децентрализацию”, по которой ОТГ суммарно получили более 1,5 млн га государственной пашни.

А насколько острый для местных властей вопрос сбора с земли, можно показать на примере той же “Укрзализныци”. УЗ – это не только поезда и 20000 км рельсов, но и 120 000 гектаров земли, с которых также нужно платить налог. До 2018 года   УЗ имела право платить лишь 25%   налога, с 2018 – все 100%. И если раньше “Укрзализныця”  в год платила где-то  1 млрд гривен земельного налога, то в 2018 году по плану должна была заплатить уже 3 млрд грн, а по факту местные бюджеты собрали с железнодорожников 4 млрд грн (по 2019 аналогичных данных нет). И в этом случае мы говорим о сумме, которой бы хватило на более ста  новых пассажирских вагонов, которые можно было бы использовать для большего удобства поездок самих селян.

Читайте также на DOSSIER:  Андрей Парубий: диссидент и комендант Майдана или организатор беспорядков и переворота

Но вся эта история с налогом на пай – это также и о тотальной некомпетентности “Зе-команды”, которой можно “продать”  любую идею, и которая при этом делает вид что это нормально – что у нас до сих пор нет органа власти, который бы полноценно управлял агросектором, второй по значимости отраслью экономики Украины.

Например, тот же законопроект №3131 касается аграрных вопросов, но базовым для него почему-то стал налоговый комитет, который пора бы заподозрить в мании обложить налогами все, что возможно в нашей стране.

Профильное Минагрополитики было ликвидировано осенью 2019 года. После отставки Кабмина Гончарука представители “Зе-команды”  несколько раз обещали аграриям реанимировать профильное аграрное министерство, но все осталось на уровне обещаний.

МЭРТ как новое супер-министерство аграрным сектором по сути не занимается, хотя и имеет в своем названии слова “сельское хозяйство”. Чиновники, которые занимаются отдельными вопросами агросектора, мягко говоря, не впечатляют уровнем своей компетентности. Например, сейчас земельными вопросами как председатель Гогеокадастра занимается Роман Лещенко, который “по спутнику”  нашел “черных аграриев” » в зараженной радиацией Чернобыльской зоне отчуждения. А также – который заявил, что якобы государство вообще не имеет данных по проведенной бесплатной приватизации земли (такие данные на самом деле есть, и их Госгеокадастр собирал и систематизировал в рамках проекта “Мониторинг земельных отношений”. Из него следует, что всего правом на бесплатную приватизацию земли у нас воспользовалось 9 млн граждан).

Тарас Высоцкий, который заместитель министра экономики по аграрным вопросам, хорошо выполняет только одну функцию – “громоотвода”  недовольства аграриев по критическим вопросам. Например – компенсации потерь от весенней засухи, потому что эту проблему до сих пор не решили.

При этом же вообще не решенными остаются “универсальные”  вопросы, как земельная реформа, стратегический вектор развития украинского агросектора, и как совместить интересы АПК и сельского развития. Их просто некому решать в “Зе-команде”, а специалистов к власти сейчас не допускают

Если такая пустота будет сохраняться и дальше, это будет  только  провоцировать новые, еще более острые конфликты. И это будет бить не по абстрактному рейтингу самого Зеленского, а по конкретной проблеме продовольственной безопасности нашей страны.

 

Иван Киричевский