Коррупция и неэффективность

Коррупция
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Вскоре в Украину зайдут 2,7 млрд долл. от Международного валютного фонда.

Наша страна, как и многие другие, получит эти деньги от МВФ просто в подарок, для стимулирования экономики, пострадавшей от коронакризиса. Советник президента Украины по экономическим вопросам Олег Устенко сообщил, что «средства можно использовать на проекты, связанные с развитием инфраструктуры…». А значит, мы как будто возвращаемся в 2020 год, когда власть потратила половину «ковидного» фонда на асфальтирование дорог. На основании уже зафиксированных правоохранителями, экспертами и журналистами данных еще раз напомню, какие основные риски несет «Большое строительство» в украинском исполнении и какие инструменты в состоянии исправить ситуацию.

Неэффективное расходование ограниченных государственных ресурсов

Из-за дискриминационных требований тендерной документации Укравтодора и его неправомерных действий по недопущению значительного числа компаний к крупным тендерам на рынке фактически образовался картель. Ограниченное число компаний, договариваясь между собой заранее о распределении подрядов, принимают участие в аукционах и не конкурируют друг с другом. Как следствие, мы переплачиваем за ремонт или строительство километра дороги от 20 до 40%.

Из-за отсутствия эффективного и непредвзятого контроля над качеством ремонта и строительства (проектанты и технадзор часто являются компаниями — сателлитами картельщиков) существует высокий риск того, что немалая часть дорог «сойдет вместе со снегом».

К тому же около 90% подрядов за прошлый год — это текущий средний ремонт, гарантийные сроки в таком случае колеблются от одного года до пяти лет. А это означает, что вложенные в эти дороги миллиарды скоро могут вполне законно превратиться в тыкву.

При этом никто во власти даже не задумывался над тем, чтобы бюджетные средства не «утекали» из страны на российский битум, американскую технику и в турецкие или китайские компании, а поддерживали украинскую экономику.

Кроме того, инвестирование значительных денег в дороги должно происходить одновременно с развитием железнодорожной и портовой отраслей, с одной стороны, и усилением контроля над перегрузкой на дорогах — с другой. В Украине первое даже не начали, второе — только на старте. Соответственно, по новым дорогам будет ездить еще больше грузовиков, а значит, те будут быстро разрушаться.

Читайте также на DOSSIER:  "Украина - это коррупционная Саудовская Аравия". В Forbes написали о провалах Зеленского

Создание новой касты «бизнесменов», которые смогут влиять на государственную политику на уровне олигархов
За год одна лишь компания «Автомагистраль-Юг» Александра Бойко получила подрядов из бюджета более чем на 30 млрд грн. Журналисты программы «Схемы» зафиксировали ее руководителя в одном ресторане с главой бюджетного комитета депутатом партии «Слуга народа» Юрием Аристовым. Эта же компания, по сообщению самого Укравтодора, профинансировала подарок президента Зеленского многодетной семье в виде дома. Отдельные члены картеля имеют связи с мэром Одессы Геннадием Трухановым, еще одна компания — с олигархом Коломойским. Другая — с бывшим помощником нардепа от Партии регионов Шкилем. То есть, если верить словам секретаря СНБО Алексея Данилова, что олигархи — это пятая колонна в Украине, то «Большое строительство» сознательно пополняет пятую колонну новыми лицами и финансирует ее из государственного бюджета.

За то время, пока другие дорожные компании становятся банкротами или банально выживают, картельщики развиваются. Для остального рынка есть два выхода: либо идти на субподряд к картельщикам, либо закрывать бизнес. Что касается субподрядов, то картельщики, чувствуя свое влияние, уменьшают с каждым разом маржу субподрядчиков до грани убытков. Что касается закрытия бизнеса, то это также вызов, потому что покупать дорожное оборудование, машины и заводы, кроме картельщиков, никто сегодня не будет. Они тоже это понимают и демпингуют. Как следствие, картель превращается в монополию, обеспечивая себе влияние и власть на рынке на длительное время и вскоре сможет диктовать свои условия государству.

Увеличение объемов коррупционных денег в экономике

Когда большие суммы бюджетных денег начинают инвестировать в какую-либо отрасль, там непременно возникают коррупция и злоупотребления. Без исключений. Пример крупного строительства США во времена Рузвельта это подтверждает. Но правовая страна быстро на это реагирует приговорами, вследствие чего потенциальные коррупционеры и нарушители воздерживаются от дальнейших злоупотреблений. В Украине все пошло в обратную сторону. Государство вместо того, чтобы провести несколько показательных расследований, наоборот, раскрыло над коррупционерами бронированный зонтик. Например, прокуроры в Украине так до сих пор и не смогли предъявить подозрение представителям компании «Онур», которые имеют давние отношения с Владимиром Зеленским. Хотя польские правоохранители в рамках того же уголовного дела в отношении бывшего главы Укравтодора Новака это уже сделали.

Читайте также на DOSSIER:  Кто блокирует работу САП и срывает борьбу с коррупцией в Украине?

Таким образом, забрендировав «Большое строительство» фамилией Зеленского и подсев на легкие деньги, Банковая дала сигнал всем правоохранителям, что эта отрасль неприкосновенна. Поэтому расследования либо не проводятся, либо имитируются.

Коррупционные практики Укравтодора метастазами расходятся по другим отраслям. Где-то чиновники берут на вооружение уже легализованные лайфхаки по проведению недобросовестных тендеров, где-то просто решают брать, потому что с Банковой показывают пример, что это можно делать безнаказанно. Правоохранители же в который раз получили сигнал сверху, что ничего не изменилось, а значит, расследовать любую санкционированную коррупцию опять необязательно.

Инструменты для эффективной борьбы с коррупцией «Большого строительства»

Здесь показателен пример крупного строительства в США в прошлом веке, о котором часто вспоминают наши руководители. Когда через несколько месяцев после начала большого строительства американские журналисты начали публиковать материалы о значительных хищениях государственных средств, Рузвельт оказался перед выбором: либо остановить строительство (остаться без дорог), либо пойти путем «воруют, но что-то же делают» (израсходовать существенно больше денег налогоплательщиков, коррумпировать властную вертикаль, накачать деньгами дорожную мафию и остаться с плохими дорогами), либо оперативно провести расследования и наказать виновных. Он выбрал третье.

Оперативно создали «летучие группы» из представителей ФБР, прокуроров, шерифов, конкурентного ведомства, финансового контроля. За четыре года более 40 человек получили реальные сроки заключения, в доход бюджета были возмещены миллиарды долларов. Первые аресты начались через несколько недель после создания таких групп.

Как видим, стратегия Рузвельта проверена временем и сработала. Нам следует сделать то же самое.

Расследование Антимонопольным комитетом Украины сговоров, наказание картельщиков, принуждение Укравтодора исключить дискриминационные «заточки» из тендерной документации и прекратить практику неправомерной дисквалификации некартельщиков. Как следствие — восстановление конкуренции на рынке за счет таких действий.
Конкуренция — эффективная прививка от коррупции. Ведь именно за счет конкуренции уменьшается маржинальность, а значит, остается меньше денег и возможностей для взяточников.

Читайте также на DOSSIER:  Правоохранители сосредоточились на избранных мэрах, а не на возможной коррупции при строительстве дорог - КИУ

Эту прививку может сделать только АМКУ. Но он тоже не вмешивается из-за того, что, как и другие государственные органы, фактически является филиалом Банковой, которая и «крышует» картель.

А вообще, когда абсолютная власть в стране сосредоточена в руках одной политической силы, которая не характеризуется нулевой толерантностью к коррупции, любые инструменты борьбы с ней утопичны. Эффективный рецепт один — лишить эту политическую силу абсолютной власти. Обратите внимание, не власти вообще, а именно абсолютной власти.

Агия Загребельская