Как реформируется украинская армия - DOSSIER

Как реформируется украинская армия

Леонид Голопатюк: «Вводя стандарты НАТО, мы всесторонне учитываем опыт, полученный нами во время боевых действий в ходе проведения АТО и ООС»

Год назад Украина окончательно сделала важный стратегический выбор, закрепив в Конституции положения о получении полноправного членства Украины в ЕС и НАТО. Как это отразилось на деятельности Вооруженных сил Украины (ВСУ) и их сотрудничестве с Организацией Североатлантического договора, в частности достижении стандартов НАТО? Как способствует реформированию украинской армии военное сотрудничество со странами-союзниками и как повлияла на такое сотрудничество пандемия коронавируса?

Об этом в интервью начальникаГлавного управления военного сотрудничества и миротворческих операций Генерального штаба ВСУ Леонида Голопатюка.

«МЫ УБЕЖДЕНЫ, ЧТО ДВИЖУЩЕЙ СИЛОЙ ТЕКТОНИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В УКРАИНСКОЙ АРМИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЕЕ ВЫСШИЙ РУКОВОДЯЩИЙ СОСТАВ»

— Могу сказать, что на пути достижения этой цели перед ВСУ Украины, как и перед другими государственными институтами, встали комплексные и сложные задачи. В первую очередь они касаются проведения глубоких реформ с учетом трансформационных и адаптационных процессов внутри НАТО и противостояния гибридным угрозам со стороны России в условиях наличия вооруженного конфликта на востоке Украины.

Во-первых, пришло четкое осознание, что изменения нужно начинать сверху. Сегодня мы убеждены в том, что главной движущей силой тектонических изменений в украинской армии должен быть ее высший руководящий состав. Это, в свою очередь, никак не умаляет важности того, что евроатлантическими идеями должен быть охвачен весь личный состав ВСУ.

Важнейшей задачей на этом этапе для нас была трансформация системы объединенного руководства силами обороны и военного управления ВСУ.

И здесь произошли действительно масштабные, я бы сказал, революционные изменения. Начался практический этап этого процесса, в рамках которого Генеральный штаб и командование видов, отдельных родов войск (сил) перешли на J-структуру, были разделены функции генерирования и применения войск (сил), разделены должности Главнокомандующего и начальника Генерального штаба ВСУ, как это существует в вооруженных силах подавляющего большинства государств — членов НАТО.

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

С этой же целью, при содействии зарубежных советников и при их активном участии, мы провели ряд семинаров соответствующей тематики для старшего и высшего офицерского состава ВСУ. Эти семинары имели значительный положительный эффект для изменения мировоззрения тех, кто непосредственно осуществляет реформы в штабах и войсках, а также служили эффективной площадкой для обмена опытом с нашими иностранными партнерами.

Во-вторых, не менее актуальным в современных условиях для ускорения реформ и придания им необратимого характера является совершенствование системы военного образования на всех уровнях — тактическом, оперативно-тактическом и оперативно-стратегическом. Сегодня уже есть четкое видение, что начинать надо именно с базовых вещей, одной из которых является образование. Именно в учебном заведении проходит становление будущих защитников Родины и, в дальнейшем, совершенствование их профессиональных знаний и навыков, позволяющих качественно выполнять поставленные задачи.

Мы искренне благодарны коллегам из НАТО и стран — членов Альянса за помощь в разработке современных учебных программ, внедрении новейших методик и технологий обучения, а также подготовку учебно-педагогического состава. К полному позитиву следует также отнести стремительное развитие профессионального сержантского корпуса, который составляет костяк украинской армии.

В-третьих, мы продолжили работу по развитию оперативных возможностей ВСУ, которые формируют боевой потенциал для надежного отпора любой вооруженной агрессии. Среди приоритетов здесь — наращивание возможностей Сил специальных операций ВСУ и восстановление военно-морского потенциала государства.

Стоит вспомнить, что в прошлом году, при консультативно-совещательной помощи иностранных коллег, разработана Стратегия Военно-Морских Сил ВСУ до 2035 года. Это абсолютно новый по духу и форме концептуальный документ, который не имеет ничего общего с советскими образцами. В ходе его разработки украинскими специалистами использованы методология и современные подходы НАТО, что дает четкое видение будущего украинского флота и определяет конкретные задачи по его развитию.

Еще один пример — сертификация по стандартам НАТО подразделения Сил специальных операций ВСУ, которая состоялась в прошлом году, и включение этого подразделения (первым среди государств — партнеров Альянса) в состав дополнительного комплекта Сил реагирования НАТО. Это настоящее признание со стороны экспертов Альянса профессионализма и высокого профессионального уровня наших военных.

Другим положительным примером является деятельность в Украине, начиная с 2015 года, тренировочных миссий наших партнеров для повышения оперативных и боевых возможностей подразделений ВСУ. Сейчас в нашей стране развернуты четыре таких миссии — американская, британская, канадская и литовская. Наряду с ними инструкторы от еще пяти стран осуществляют подготовку личного состава украинской армии.

Могу сказать, что только в рамках «Объединенной многонациональной группы по подготовке — Украина» с участием инструкторов из США подготовлено 13 батальонов (батальонно-тактических групп) и три бригады с общим количеством более 10 тыс. человек. В свою очередь, в период 2015—2019 годов с участием британских инструкторов (операция «Орбитал») подготовлено более 17,5 тыс. военнослужащих ВСУ, канадских (операция «Юнифайер») — более 14,5 тыс. военнослужащих.

Литовская же тренировочная миссия помогает нам готовить личный состав Сил специальных операций и механизированных/десантно-штурмовых подразделений, а также снайперов. Актуальной задачей этой миссии является воспитание лидеров из старшинско-сержантского состава.

Важно то, что постепенно программы подготовки, основанные на натовских принципах, адаптировались к реалиям военного времени, при этом использовался боевой опыт, полученный в ходе боевых действий против российского агрессора.

«БЕЗ ВЛАДЕНИЯ ЯЗЫКОМ, ВОЕННОЙ ТЕРМИНОЛОГИЕЙ ДОСТИЖЕНИЕ СОВМЕСТИМОСТИ С ВС ГОСУДАРСТВ — ЧЛЕНОВ НАТО НЕВОЗМОЖНО»

— Кстати, как в ВСУ продолжается внедрение стандартов НАТО?

— Не сомневался, что вы зададите такой вопрос. Ведь тема стандартов сегодня действительно у всех на слуху.

Следует начать с того, что процесс евроатлантической интеграции и внедрения стандартов НАТО — тесно связанные вещи. Достижение ВСУ военных критериев для членства в Альянсе невозможно без применения в нашей повседневной деятельности его принципов, практик, а также положений главных руководящих документов, где ведущее место занимают стандарты и союзные публикации НАТО.

Наш и международный опыт показывает, что это длительный и масштабный процесс, который охватывает практически все сферы деятельности Вооруженных Сил — от оперативного планирования до применения военной техники и вооружения.

В то же время хотел бы обратить внимание на то, что следует различать процессы внедрения в деятельность ВСУ стандартов и принципов и практик. Приведу пример. Разделение функций генерации (планирование) от функции применения войск (сил) является принципом, разделение должностей Главнокомандующего ВСУ и начальника Генерального штаба ВСУ — практикой, а, например, внедрение единых требований к ГСМ, применение Сил специальных операций, оперативное управление (штабные процедуры) — стандартом.

Проще говоря, в чисто практическом смысле сам процесс внедрения стандартов Альянса (административных, оперативных, технических или материальных) предполагает осуществление ряда шагов, среди которых основным является разработка на основе стандартов НАТО соответствующих национальных нормативно-правовых или нормативных документов.

Как это выглядит на практике? Для внедрения стандартов НАТО мы используем пакет «Целей партнерства» в рамках участия Украины в программе «Процесс планирования и оценки сил». Согласно этому пакету, обработке подлежат 219 стандартов НАТО. Отдельные стандарты внедряются и вне рамок Целей партнерства. Цель этой кропотливой работы — принятие решения о целесообразности применения этих стандартов в деятельности ВСУ.

Читайте также на DOSSIER:  Вместе с государственной землей в ОТГ передаются и коррупционные схемы – эксперт

Приведу некоторые данные. На конец прошлого года в Украине введено 196 стандартов НАТО путем разработки 197 национальных и военных нормативно-правовых актов и нормативных документов. Назову лишь некоторые из них. В оперативной сфере  это документы по оперативной работе штабов, логистике и медицинскому обеспечению, в материальной сфере — по оценке и испытанию ВВТ, вещевому обеспечению, требованиям к ГСМ, в административной сфере — по гендерным аспектам, финансовому обеспечению, стратегическим коммуникациям и т.п.

Хотел бы подчеркнуть и всегда обращаю на это внимание, что, вводя стандарты НАТО, в положениях соответствующих концептуальных документов, программах и планах подготовки войск (сил) мы всесторонне учитываем опыт, полученный нами во время боевых действий в ходе проведения АТО и ООС.

Важно добавить, что, помимо чисто практических аспектов этой работы, по моему глубокому убеждению, есть несколько факторов, которые имеют критическое или определяющее значение для достижения ее конечной цели. Это изменения в ментальности личного состава, готовность руководителей к внедрению новых подходов, а также фундаментальные изменения в системе военного образования, которая должна окончательно избавиться «советских» черт.

Отдельно хочу отметить еще один из ключевых, можно сказать фундаментальных факторов — английский язык. Без владения языком, военной терминологией внедрение принципов (стандартов) и достижение совместимости с вооруженными силами государств — членов НАТО невозможно. Абсолютно очевидно, что не владея английским языком невозможно даже овладеть понятийным аппаратом штабных процедур Альянса.

«В ЦЕЛОМ МЫ ДОВОЛЬНЫ СУЩЕСТВУЮЩИМ УРОВНЕМ ВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА С АЛЬЯНСОМ И ЕГО ГОСУДАРСТВАМИ-ЧЛЕНАМИ»

— Были ли оправданы ожидания ВСУ от военного сотрудничества с партнерами по НАТО и от их военной помощи?

— Можно констатировать, что в целом мы довольны существующим уровнем военного сотрудничества с Альянсом и его государствами-членами.

Более того, сейчас Украина является крупнейшим реципиентом помощи НАТО, которая предоставляется государствам-партнерам в рамках трастовых фондов Альянса.

Эта помощь отображается как в выделении средств в бюджеты фондов, которые в дальнейшем используются для закупки оборудования для насущных потребностей украинской армии, профессиональной подготовки персонала, реабилитации раненых военнослужащих, так и в оказании союзниками масштабной консультативно-совещательной помощи для выработки концептуальных основ развития ВСУ.

Кстати, Украина является первым государством-партнером, в котором проходит апробацию Региональная программа НАТО по безопасности воздушного пространства, призванная улучшить соответствующие способности нашего государства и союзников.

Впрочем, я был бы не искренним, если бы сказал, что пришло время, так сказать, «почивать на лаврах» и не желать большего. В оценке результатов нашего практического сотрудничества с Альянсом мы далеки от эйфории.

«РЕЧЬ ИДЕТ О ДВУХ СОСТАВЛЯЮЩИХ ВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА: ВСЕСТОРОННЕЙ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ ИЛИ МЕНТОРСКОЙ ПОМОЩИ»

— Как военное сотрудничество влияет на реформирование ВСУ?

— Отвечая на этот вопрос, хочу отметить следующее. Проведение коренного реформирования ВСУ и сил обороны в целом с целью их вывода на современный уровень и надежного обеспечения суверенитета и территориальной целостности Украины, ее защиту от внешних вызовов и угроз, прежде всего, является нашим внутренним заданием и одним из ключевых направлений развития нашего независимого государства.

Вместе с тем не следует и недооценивать огромный вклад военного сотрудничества с иностранными партнерами как в многостороннем, так и в двустороннем формате в общее дело оборонной реформы.

В этом контексте речь идет о двух составляющих военного сотрудничества: всесторонней консультативно-совещательной или менторской помощи, оказываемой нашими иностранными партнерами для выработки концептуальных основ развития украинской армии, руководящих документах по различным направлениям деятельности и масштабной практической поддержке, которую мы получаем путем участия в различных мероприятиях — курсах, семинарах, совместных тренировках и учениях и т.п.

Что касается первой составляющей, то сегодня десятки зарубежных советников и инструкторов передают нам международный опыт и знания, позволяя избежать возможных ошибок на сложном пути реформ. Яркий пример — с помощью зарубежных советников, мы в целом практически выполнили задачи первого этапа трансформации системы объединенного руководства сил обороны и управления ВСУ.

В рамках второй составляющей украинские военнослужащие имеют возможность усовершенствовать знания и навыки до надлежащего уровня, что позволит им успешно выполнять задачи в составе многонациональных военных формирований. Ведь это и есть одна из важных целей оборонной реформы в Украине.

Отдельно необходимо добавить материально-техническую помощь, оказываемую в рамках проектов трастовых фондов НАТО и соответствующих двусторонних программ. В целом же можно констатировать, что военное сотрудничество с нашими зарубежными партнерами в значительной степени помогает нам продвинуться на пути реформ украинской армии и достичь определенных руководством государства целей.

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ СИЛ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ УКРАИНЫ

«ЗА ПЕРИОД 2014—2020 гг. ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА ПОЛУЧИЛИ МТП ОТ США НА СУММУ БОЛЕЕ $490 млн»

— Пан Леонид, можете сказать, какую помощь или военное оборудование мы можем получить или приобрести в США в этом году?

— Мы давно и плодотворно сотрудничаем с нашим стратегическим партнером — Соединенными Штатами Америки в рамках различных программ, среди которых важное место занимает программа международной технической помощи (МТП).

Могу сообщить читателям, что только за период 2014—2020 гг., после начала российской вооруженной агрессии против Украины, Вооруженные Силы нашего государства получили МТП от США на сумму более $ 490 млн.

Перечень предоставляемого оборудования достаточно широк, от современных средств связи и бронированных автомобилей до систем контрснайперской борьбы и радиолокационных станций. Все это существенно повышает наши способности по отпору агрессии.

Что касается текущего года, то могу сказать, что перечень оборудования, которое мы ожидаем от США, включает более 30 наименований. Опережая возможные вопросы, сразу отмечу, что упомянутый перечень был сформирован нашими американскими коллегами с учетом ключевых потребностей украинской армии и в тесной кооперации с украинской стороной.

Процесс получения МТП практически непрерывный, и мы с начала года уже получили оборудование на сумму более $ 33 млн.

Назову лишь наиболее масштабные поступления.

Так, американской стороной были предоставлены ВСУ радиостанции типа «Harris» на сумму более $ 15 млн, оборудование для разминирования (защитные костюмы, миноискатели и другое снаряжение) на сумму около 2 млн. дол. США, автомобили для установления на них радиолокационных станций на сумму более $ 1 млн.

«РЕАЛИЗАЦИЯ ВСЕХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРОГРАММ И ПЛАНОВ ПРИОСТАНОВЛЕНА, А ЗАПЛАНИРОВАННЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ ПЕРЕНЕСЕНЫ НА БОЛЕЕ ПОЗДНИЙ СРОК»

— Как повлияла на военное сотрудничество Украины с партнерами НАТО пандемия коронавируса?

— Безусловно, пандемия не обошла и такую сферу функционирования украинской армии, как взаимодействие с зарубежными партнерами, в частности наше военное сотрудничество с государствами — членами Альянса.

Сейчас реализация всех международных программ и планов приостановлена, а меры, которые были спланированы для выполнения в течение второго и начала третьего кварталов текущего года, перенесены на более поздний срок. Хотел бы обратить внимание, что в результате пандемии США мы с партнерами были вынуждены прекратить наиболее масштабные учения в этом году «Defender Europe-2020», а наши иностранные партнеры приостановили деятельность тренировочных миссий в Украине, которые проводили подготовки наших военнослужащих и подразделений.

Читайте также на DOSSIER:  Хомчак подтвердил свертывание реформы питания ВСУ времен Порошенко

Совершенно очевидно, что главная задача для нас сегодня наряду с отражением вооруженной агрессии, продолжением системных реформ ВСУ, наращиванием их обороноспособности — это сохранение, в сложных условиях пандемии, жизни и здоровья людей.

Тем не менее мы стараемся использовать любые возможности для обеспечения нашего международного взаимодействия, используя возможности современных информационных технологий, в частности формат видеоконференций, дистанционного обучения, онлайн-курсов и т.п.

Пытаемся также поддерживать военный диалог с партнерами по Альянсу на стратегическом уровне. Так, недавно Главнокомандующий ВСУ генерал-полковник Руслан Хомчак провел содержательные телефонные разговоры с главой Военного комитета НАТО, главным маршалом авиации сэром Стюартом Пичем. Среди прочего обсуждался вопрос проведения выездного заседания Военного комитета НАТО в формате с Украиной, совместное противодействие пандемии коронавируса, а также политика безопасности и обстановка на востоке Украины. Кроме того, он имел телефонные разговоры с начальниками генеральных штабов Румынии, Литвы и Словакии, в ходе которых стороны поделились опытом по противодействию пандемии коронавируса и договорились скорректировать программы военного сотрудничества.

После постепенного ослабления и последующего снятия существующих на сегодня ограничений планируем полностью восстановить наше военное сотрудничество с зарубежными партнерами.

«МЫ СТРЕМИМСЯ БЫТЬ НЕ ТОЛЬКО «ПОТРЕБИТЕЛЕМ», НО И НАДЕЖНЫМ КОНТРИБУТОРОМ МЕЖДУНАРОДНОГО МИРА И БЕЗОПАСНОСТИ»

— На сайте министерства ничего не говорится об участии украинских военнослужащих в международных миротворческих операциях в этом году. Можете рассказать об этом и объяснить, что дает нашей стране участие в таких операциях, несмотря на то, что мы имеем дело с российской агрессией на востоке Украины.

— Хочу сообщить, что на сегодня 346 военнослужащих ВСУ выполняют задачи в 8 международных операциях по поддержанию мира и безопасности в 6 странах мира и районе Абьей.

Наиболее многочисленный контингент (18-й вертолетный отряд и национальный персонал) выполняет задачи в составе Миссии ООН по стабилизации в Демократической Республике Конго. Национальный персонал нашего государства также представлен в миссиях ООН в Косово, Южном Судане, на Кипре, в Абьей, Общих миротворческих силах в зоне безопасности Приднестровского региона Республики Молдова.

Также мы участвуем в двух текущих операциях и миссиях НАТО. В Косово в составе многонациональных сил КФОР находится инженерное подразделение, а в Исламской Республике Афганистан в составе Тренировочно-совещательной миссии НАТО «Решительная поддержка» продолжает выполнять задачи национальный персонал.

Необходимо отметить, что наше государство рассматривает участие в международной миротворческой деятельности как важную составляющую своей внешней политики. Это обуславливается национальной ответственностью в деле поддержания международного мира и безопасности, обязательствами Украины как государства — члена ООН и ОБСЕ, а также углублением нашего сотрудничества в сфере безопасности с ЕС и НАТО.

Да, безусловно, вооруженная агрессия России против Украины заставляет нас сосредоточить практически все усилия и ресурсы на этом направлении. Защита государства от внешней агрессии — задача номер один для ВСУ.

В то же время следует принять во внимание и тот факт, что участие Украины в международной миротворческой деятельности обеспечивает активное ее присутствие в мировых политических процессах, создает благоприятные внешние условия для развития и безопасности нашего государства. Мы стремимся быть не только «потребителем», но и надежным контрибутором международного мира и безопасности.

В свою очередь, опыт, полученный нами во время участия в миротворческих операциях и миссиях, в ходе выполнения различных задач в составе многонациональных военных формирований, эффективно помогает процессу реформирования украинской армии в соответствии с современными стандартами, ее приближение к военным критериям, необходимым для членства в НАТО.

Поэтому, учитывая вышеперечисленные факторы, Украина и в дальнейшем будет оставаться активным участником международной миротворческой деятельности.

«ПАРТНЕРСТВО С РАСШИРЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ПРЕДОСТАВЛЯЕТ ЕГО УЧАСТНИКАМ РЯД ПРЕИМУЩЕСТВ ПО СРАВНЕНИЮ С ДРУГИМИ ПАРТНЕРАМИ»

— Что нашей стране, ВСУ в частности, даст присоединение к программе НАТО Enhanced Partnership Opportunities?

— Следует отметить, что этот формат довольно «молодой» — статус государства — партнера НАТО с расширенными возможностями (Enhanced Opportunity Partner — EOP) был основан в рамках Инициативы совместимости партнеров во время саммита НАТО в Уэльсе в сентябре 2014 года. В настоящее время, с учетом соответствующих критериев, в первую очередь — объемов вклада в оборонительные способности Альянса, этот статус имеют пять стран-партнеров — Австралия, Грузия, Иордания, Финляндия и Швеция.

Можно сказать, привлекательным является то, что партнерство с расширенными возможностями предоставляет его участникам ряд преимуществ по сравнению с другими партнерами.

В частности, оно расширяет меры подготовки персонала и подразделений, а также участия в учениях по тематике статьи 5 Североатлантического договора, которая недоступна для других государств-партнеров, предоставляет допуск к учениям по кибербезопасности и существенно увеличивает возможности участия в учебно-тренировочных мероприятиях по этой тематике.

Кроме того, такое государство-партнер может быть предварительно признано потенциальным участником будущих операций НАТО, что дает ее представителям доступ к механизму кризисных консультаций, оперативного планирования на его максимально ранних стадиях и обмену информацией. Государство-партнер, имеющий статус ЭОР, также может иметь представительство в штабах НАТО и операционных штабах на должностях, закрытых для других стран-партнеров.

Для нас критически важно практическое достижение совместимости наших сил и средств с военными формированиями НАТО, укрепление уровня военного взаимодействия, а также преференции в предоставлении финансовой и другой помощи со стороны Альянса.

Эта инициатива стала, в первую очередь, механизмом усиления военного сотрудничества в рамках операций НАТО, что является сейчас самым важным уровнем практического партнерства, которое, в свою очередь, ведет к усилению национальных оборонных возможностей. Кстати, для некоторых стран, таких как Грузия, этот механизм является дополнительным инструментом приближения к нормам и стандартам НАТО в процессе реализации своих евроатлантических стремлений.

Мы исходим из того, что современные оборонные условия, в которых находится наше государство, в частности противодействие вооруженной агрессии со стороны Российской Федерации, требуют от нас максимально эффективно использовать все механизмы и инструменты сотрудничества с НАТО, одним из которых является вышеупомянутая инициатива, для усиления собственных оборонных возможностей и реформирования вооруженных сил в соответствии с принципами и стандартами Альянса.

Несомненно, получение Украиной статуса ЭОР будет способствовать получению украинской стороной ряда упомянутых выше мной преимуществ, которые дадут новый импульс развитию оперативных (боевых, специальных) способностей украинской армии, которые будут базироваться на современных стандартах, и в конце концов — достижению Вооруженными Силами Украины критериев членства в альянсе.

Сейчас идет процесс политических консультаций союзников для достижения консенсуса относительно предоставления нашей стране вышеупомянутого статуса. Надеюсь, что соответствующее решение будет принято НАТО в ближайшей перспективе.

«СТАТУС ГЛАВНОГО СОЮЗНИКА США МОЖЕТ СЛУЖИТЬ СДЕРЖИВАЮЩИМ ФАКТОРОМ ДЛЯ АГРЕССИВНОЙ ПОЛИТИКИ КРЕМЛЯ»

Читайте также на DOSSIER:  В Минздраве планируют ввести электронный рецепт на антибиотики

— Стоит ли, по вашему мнению, Украине настаивать на получении статуса главного союзника США — не члена НАТО? Насколько реально достижение такой цели и что это может дать нам?

— Хотел бы напомнить читателям «Дня», что впервые раздел о главных союзниках США вне НАТО появился в Кодексе Соединенных Штатов в 1987 году и через девять лет был дополнен другим разделом, касающимся процедур военной помощи государствам с подобным статусом.

Сегодня перечень главных союзников США вне НАТО насчитывает 17 государств, при этом каждое из них прошло свой путь, обусловленный геополитическими и военно-политическими соображениями.

Сейчас четыре государства являются кандидатами на получение статуса главного союзника США — Украина, Молдова, Косово и Грузия.

Напомню, что в 2017 году Верховная Рада Украины отправила в Конгресс США обращение о получении статуса Украины как основного союзника США вне НАТО, а 1 июня 2019 г. Палата представителей Конгресса США представила законопроект, предусматривающий усиление поддержки суверенитета и территориальной целостности Украины, расширение оборонной помощи и предоставление Украине статуса главного военно-политического союзника США.

С точки зрения реализации жизненно важных интересов нашего государства и обеспечения его национальной безопасности подобный союз с США, как государством с наиболее мощным военным потенциалом в мире и стратегическим партнером Украины, является актуальным и полезным для Украины. В частности, статус главного союзника США может служить сдерживающим фактором для агрессивной политики Кремля по отношению к нашей стране и ее гибридной войны против Украины.

Конечно, получение указанного выше статуса не означает полных гарантий безопасности для нас (как тут не вспомнить о знаменитом Будапештском меморандуме), но предоставит нашей стране ряд преимуществ военного и финансового характера, которые можно будет использовать для наращивания боеспособности ВСУ, укрепления национального оборонного потенциала.

В частности, это будет касаться снятия ограничений на поставку в Украину определенных видов вооружений, в том числе — летального оружия, проведения совместных исследований, связанных с противодействием терроризму, усиленное участие в совместных учениях, получение американских лицензий на спутники, технологии и компоненты, участие в контрактах Пентагона за пределами США и ряд других вопросов.

Что касается перспективы достижения этой цели нашим государством, то это достаточно сложный комплексный политический вопрос: надо понимать, что наше желание должно «совпасть» с пониманием США своих далеко идущих интересов.

В любом случае важно помнить о том, что даже получение Украиной этого статуса никоим образом не должно замедлить или затормозить процесс евроатлантической интеграции государства и сузить его содержательное наполнение. Зато это должно придать новый мощный сигнал союзникам для достижения консенсуса в отношении решительных намерений Украины стать полноправным членом евроатлантического сообщества.

«ШТАБ ЛИТПОЛУКРБРИГ ЯВЛЯЕТСЯ «ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПЛАТФОРМОЙ» ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ОФИЦЕРАМИ ВСУ НЕОБХОДИМЫХ ПРАКТИЧЕСКИХ НАВЫКОВ»

— Недавно стало известно о решении сократить пребывание наших военнослужащих с трех до двух лет в основанной в 2017 году совместной литовско-польско-украинской воинской части ЛИТПОЛУКРБРИГ. Является ли, по вашему мнению, оправданным такое решение?

— Хотел бы напомнить, что сегодня в составе украинской составляющей командования совместной литовско-польско-украинской Бригады ЛИТПОЛУКРБРИГ выполняют задачи 18 военнослужащих ВСУ.

Также важно понимать, что штаб Бригады является «профессиональной платформой» для получения офицерами ВСУ необходимых практических навыков по вопросам организации, планирования, подготовки и проведения операций по поддержанию мира и безопасности, а также урегулирования кризисных ситуаций.

С целью укрепления обороноспособности нашего государства, в условиях продолжающейся вооруженной агрессии Российской Федерации мы продолжаем поиск возможностей для качественной подготовки личного состава ВСУ, овладения передовыми оперативными стандартами подготовки войск и достижения оперативной совместимости, повышения уровня оперативных возможностей, распространения и внедрения современных подходов (стандартов)

по планированию, обеспечению и применению войск (сил).

Цель упомянутого вами решения — дать возможность большему количеству офицеров ВСУ получить соответствующие знания и усовершенствовать практические навыки выполнения служебных задач по стандартам НАТО в многонациональной среде.

Это, в свою очередь, позволит более эффективно внедрять приобретенный международный опыт при исполнении служебных и боевых задач в зоне проведения операции Объединенных сил.

«ВОЕННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В РЕГИОНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ ЗАНИМАЕТ ВАЖНОЕ МЕСТО СРЕДИ ЗАДАЧ НАШЕЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

— А как развивается региональное сотрудничество на других направлениях, в частности с нашими соседями?

— Надо отметить, прежде всего, что развитие военного сотрудничества в его региональном формате занимает важное место среди задач нашей международной деятельности. Региональное сотрудничество призвано укрепить региональную безопасность и стабильность, улучшить отношения между государствами-участниками, международный имидж Украины и ее Вооруженных Сил. Кстати, сразу после назначения на должность генерал Руслан Хомчак установил рабочие, и даже дружеские отношения именно с высшими военными руководителями соседних стран — членов Альянса.

Вместе с уже упомянутой многонациональной военной частью ЛИТПОЛУКРБРИГ много лет успешно функционирует международный инженерный батальон «Тиса» при участии Украины, Словакии, Венгрии и Румынии, созданный с целью предотвращения и быстрого реагирования на угрозы наводнений, а также ликвидации последствий потенциальных стихийных бедствий. Начиная с 2003 года, на территории одного из государств-участников ежегодно проходят командно-штабные учения батальона с привлечением войск под названием «Светлая лавина».

На западном направлении активно развивается военное сотрудничество со странами Вышеградской четверки, в которую входят Польша, Чехия, Венгрия и Словакия в формате В4 плюс Украина. Это и регулярный диалог на уровне начальников генеральных штабов, участие в Боевой тактической группе Евросоюза, проведение совместных учений и тренировок. Следует отметить, что несколько лет назад к этому сотрудничеству присоединились и страны Балтии.

Что касается южного направления. Украина активно участвует в деятельности Совета министров обороны стран Юго-Восточной Европы (СМО ЮВЕ) и соответствующих органов указанной организации.

В свою очередь, непосредственно ВСУ привлечены к мероприятиям на уровне заместителей начальников генеральных штабов СМО ЮВЕ, которые проводятся ежегодно в одном из государств-участников для обсуждения вопросов региональной безопасности и развития военного сотрудничества. Между тем, сегодня, по причине ряда объективных факторов, наше государство не участвует в деятельности бригады «СИБРИГ», созданной в 1998 году в рамках многонациональных миротворческих сил СМО ЮВЕ.

Впрочем, в рамках развития регионального военного сотрудничества, а также усиления внимания Альянса к его южному флангу, в частности создания в Румынии многонациональной бригады, наше участие в совместных многонациональных формированиях может рассматриваться в качестве задачи на среднесрочную перспективу.

Мыкола СИРУК,