Как нельзя проводить приватизацию народной собственности

Большая приватизация
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Большая приватизация прогнозируемо споткнулась на первом же объекте — граждане Украины как собственники предприятий имеют право знать о ней больше

Все, наверное, помнят, с какой помпой в Украине объявили о возобновлении большой приватизации. Под те же фанфары назвали и первые объекты, среди которых на первом месте оказалась Объединенная горно-химическая компания (ОГХК). Отобрали советника — компанию по подготовке к приватизации, назначили аукцион, и тут случился холостой выстрел, так как на участие в приватизации зарегистрировались 18 компаний, а на участие в аукционе — всего три, у двух из которых оказался «неполный пакет документов» (ох уж этот неполный пакет — типичный способ отсеять нежелательных). Когда двоих отсеяли, то остался один участник, которого явно недостаточно для создания конкуренции. Поэтому проведение аукциона 31 августа отменили и перенесли на более поздний срок. И даже увидели в этом позитивный момент, так как часть компаний не успели подготовить пакет документов за два месяца с момента объявления аукциона. Такой вроде бы нехитрый сюжет провала приватизации первого объекта.

Кто-то и правда в него верит? А может, реальные проблемы совсем другие? Давайте разбираться.

Сначала напомним, что Акционерное общество «Объединенная горно-химическая компания» имеет в своем составе два горно-обогатительных комбината — Иршанский и Вольногорский, которые добывают сырье (ильменитовый концентрат), используемое для производства титана. Можно смело сказать, что титан — это металл XXI века, так как он используется очень широко и в самолетостроении, и для производства красок, и в медицине, и во многих других отраслях промышленности.

Запасы сырья двух комбинатов настолько существенны, что с их помощью Украина могла бы зарабатывать хорошие деньги на мировых рынках. Но, увы, вместо этого мы продаем сырье в другие страны, а потом покупаем у них титан — конечную продукцию. Разве это нормально?

Читайте также на DOSSIER:  Pandora Papers, замглавы Фонда госимущества и приватизация ОГХК – что общего?

Кому Украина продает ильменитовый концентрат?

Последнее время все чаще общество задумывается над тем, кому продают ильменитовый концентрат. До 40% продукции идет в Китай, а остальное? По информации из РФ, для производства титана используется до 80% сырья из Украины, хотя само предприятие это отрицает. Но если покопаться в Интернете, то можно прочитать, как сырье отгружается в сторону Крыма на завод известного олигарха, и об этом пишет не какой-нибудь «сливной бачок», а «Украинская правда». Кому верить?..

Фонд госимущества недавно заставил продать часть концентрата на Запорожский титано-магниевый комбинат. Хорошо это или плохо? Спасет ли это запорожское предприятие и где здесь вообще интересы Украины?

Многие специалисты считают, что титан может стать для Украины стратегическим направлением, который поднимет часть экономики. И тогда возникает вопрос: а как сделать так, чтобы это произошло? Неужели продажа ОГХК в его нынешнем виде будет этому способствовать? А может, все же нужна государственная программа, чтобы привлечь инвестора или консультанта, который сможет создать новую титановую отрасль, производящую конечную продукцию — титан и продающую его на мировом рынке?

Ведь понятно, что, продав ОГХК как есть, мы титановую отрасль не создадим, а просто будем «проедать» сырье, да еще и способствовать в его использовании страной-агрессором. И не надо говорить, что мы стране-агрессору не продаем ильменит. Если эта страна — самый заинтересованный потребитель, то она сделает все, чтобы купить концентрат по любой цене, переплатив разным посредникам. И не приходится сомневаться, что если самым заинтересованным лицом в приобретении ОГХК является один известный олигарх, то он сделает все, чтобы эта компания оказалась в его собственности. В конце концов, даже если компанию купит совершенно постороннее лицо, то этот олигарх просто заплатит столько, что отказаться от перепродажи будет трудно. Неужели вот это не понятно?

Читайте также на DOSSIER:  Нардепы предлагают приватизировать Харьковский авиазавод: комитет одобрил законопроект

В Интернете уже появились полные списки тех 18 претендентов, которые зарегистрировались на участие в конкурсе и которые, по словам ФГИ, не успели подготовить документы за два месяца. Допускаю, что иностранным компаниям действительно сложно за такой короткий срок сначала принять решение о приобретении, а потом подготовить документы со всеми апостилями. Но в то же время что говорят некоторые компании украинского происхождения? Они все в один голос утверждают, что компания подготовлена к приватизации из рук вон плохо и что стартовая цена весьма завышена. А ведь готовил компанию к приватизации советник, который может получить 10% от стоимости объекта. Что же этот советник сделал или не сделал, что все в один голос твердят о неготовности предприятия к приватизации?

Мы точно знаем, что нет оценки запасов согласно международным стандартам, то есть в стоимостных, а не в натуральных показателях из прошлых времен. Хочется спросить: а почему? Решили сэкономить на такой оценке?

Также возникает вопрос: если советник не привел реального покупателя, то он выполнил свою задачу советника или нет?

Потенциальные покупатели подписывали договоры о конфиденциальности, и им предоставили отчеты советника, а публику не проинформировали. Это странно, потому что о какой конфиденциальности у открытого акционерного общества, которое должно публиковать свою отчетность, можно говорить? Возможно, надо было отделить реально конфиденциальную информацию от той, которая вполне может быть публичной, и открыть ее? Может, это помогло бы привлечь больше инвесторов? Во всяком случае, граждане Украины как собственники Объединенной горно-химической компании имеют право знать о ней намного больше, чем изложено в финансовой отчетности, без примечаний опубликованной на сайте ОГХК.

Но самое главное в этом примере «споткнувшейся на старте» большой приватизации не это, а то, что нельзя приватизационными деньгами затыкать дыры в бюджете, особенно когда таких дыр нет, так как в Украине сегодня профицит бюджета. Надо менять парадигму всей приватизации и, возможно, создавать специальный фонд, из которого будут поддерживаться приоритетные отрасли экономики и создаваться новые отрасли по производству конечной продукции, продаваемой на мировых рынках.

Читайте также на DOSSIER:  Рынок есть, земли нет. Первые результаты отмены моратория

Людмила Симонова
член Совета по материальным активам Международного комитета по стандартам оценки (IVSC)