FavoriteLoadingДобавить в избранное

Какие последствия внедрения рынка земли в турборежиме

Слуги народа настроены на безоговорочное принятие закона об обращении земель сельскохозяйственного назначения в их виденье, но изучал ли кто-то из них, его последствия, или, может, разработал план действий по минимизации катастроф?

Попробуем оценить мероприятия, которые предусмотрены в проекте закона об обращении земель, на логичность. Для стартового понимания этой логики предоставим следующую информацию. В мире на 1 жителя в среднем приходится почти 0,2 гектара пашни, при котором сельское хозяйство обеспечивает население продовольствием. На рынке предложения продовольствия наблюдается растущая конкуренция. То есть, для продовольственных потребностей населения континента достаточно этого размера площадей земли. Правда, страны мира еще распределены не только по уровню землеобеспеченности, но и по уровню производительности земель, в ранге которого Украина занимает наивысшие позиции. Для удовлетворения продовольственных потребностей Украины при высокой потенциальной производительности земли потребность в ней может быть значительно ниже — на уровне 0,12—0,15 гектара пашни. На сегодня (2017 г.) на одного жителя Украины приходится 0,74 гектара пашни (и это без учета дополнительно распаханных 2 млн сенокосов и пастбищ без всяких государственных разрешений) или в 3,7—5 раз больше, чем потребность земли для продовольственного обеспечения (9 млн гектаров). Излишек земли, который должен работать на экспорт, составляет 23,8 млн гектаров (32,8—32,9). Если же согласиться с информацией относительно новой, значительно меньшей, численности населения согласно условно проведенной переписи населения — 37,5 млн лиц, то излишек земли составит 25,3 млн гектара пашни. Как видим, наибольшая проблема Украины — найти рынки сбыта для избыточных площадей пашни или надеяться, что каждый украинец начнет потреблять продовольствия до 3,5 раза больше от физиологичной нормы. Правда, на это не хватит у них средств, да и физиология человека будет «бастовать».

По логике Украина еще с началом обретения независимости должна была создать государственные мощные экспортные корпорации (организации), как подсказывали сделать нашим рулевым зарубежные эксперты, чтобы экспортировать возможные огромные излишки продукции.

Что же было сделано, чтобы отвечало бы элементарной логике, за 29 лет реформирования сельского хозяйства? Украина по объемам экспорта зерновых и масляных культур и продуктов их переработки в последние годы занимает первые позиции.

Например, только шрота семян подсолнуха Украина экспортировала почти 52 % мирового его объема. Но все эти «достижения» были в физических объемах (тоннах). Финансовые же результаты плачевны. Так, в 2017 г. Украина нарастила экспорт продовольствия лишь до 0,5 тыс. долл. США на 1 гектар пашни (122-е место среди 196 стран), тогда как 92 страны мира — в 2—200 раз больше. Соответственно, добавленная стоимость, которая создана в сельском хозяйстве, на 1 гектар пашни в 2017 г. составляла в Украине также сверхнизкую величину — всего 35 долл. США (193-е место среди 200 стран мира), тогда как в свыше 85 странах мира этот показатель в 10—40 раз выше. Отметим, что добавленная стоимость (конечная продукция) — это разница между стоимостью произведенных товаров и услуг и стоимостью употребленных в процессе производства товаров и услуг (промежуточное потребление). Такая сверхнизкая производительность земли в первую очередь связана со структурой экономики и экспорта продовольствия. Так, в 2017 г. украинская доля зерновых и масляных культур, шротов масличных культур и собственно растительного масла в общем экспорте наивысшая в мире — 79%. Тогда как в странах мира с высокими результатами экспорта продовольствия эта группа культур и продуктов их переработки занимают не больше 5—15 %.

Следующий фактор сверхнизкой эффективности сельского хозяйства Украины связан с экспортными ценами. Цены экспорта всего этого сырьевого набора сельскохозяйственной продукции и продуктов их переработки (зерно, семена сои, подсолнуха, рапса, шроты масличных культур и растительное масло) были самыми низкими среди стран экспортеров (1—10-е место с конца). И это при том, что инфраструктура именно для экспорта зерновых и масличных культур развивается на протяжении всех 29 лет реформирования (строительство зерновых терминалов, производство и приобретение зерновозов, погрузчиков и тому подобное). А как быть с экспортом другого продовольствия?

ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ВЫВОД

В Украине нет собственных эффективных организаций по экспорту продовольствия. Их «эффективность» для ограниченного круга бизнесменов построена на отсутствии непроизводственных структур (ассоциации производителей, торговых кооперативных объединений, фермерских кооперативов и разных согласовательных комиссий по регуляции цен и тому подобное), что давало (и до этого времени дает) возможность скупать за бесценок сельскохозяйственную продукцию у первичных производителей (в 2—5 раз ниже, чем в других странах мира). Так, в 2017 г. Украина возглавила парад сверхнизких цен реализации, по которым первичные производители прощались с произведенной ими продукцией, с конца перечня стран мира: 3-е место за 1 тонну зерна пшеницы (позади лишь три страны: Российская Федерация, Республика Молдова и Казахстан), зерна кукурузы — 9-е, семена подсолнуха — 13-е, молочных продуктов — 2-е место за 1 тонну молока и тому подобное.

Читайте также на DOSSIER:  С 2022 года больницу "Феофания" откроют для всех украинцев

И еще одна новая проблема перед внедрением рынка земли. При высоком избытке земли на одного жителя в Украине и, соответственно, огромного экспортного аграрного потенциала с усилением гривни, как результата политики Национального банка, создаются дополнительные проблемы экспортерам — вырученные от экспорта доллары обмениваются на меньшую, чем раньше, сумму в национальной валюте. При этом цены на технологические ресурсы, даже купленные за рубежом, не снижаются в соответствующей пропорции. В такой среде зернотрейдеры будут и дальше в большей степени занижать цены реализации продукции первичными производителями.

Вместо того чтобы способствовать перестройке экспортной инфраструктуры (кроме экспорта зерновых), с запуском рынка земли планируется внедрить механизмы льготного кредитования, которое дополнительно будет увеличивать и так избыточное предложение, но не будет способствовать реализации сельскохозяйственной продукции по рыночным ценам. С другой стороны, были разработаны механизмы залога земли, что при существующем положении является очень необходимым в деле потери земли землевладельцами. При отсутствии рынков сбыта и экспортной инфраструктуры для разных сегментов экономики новые хозяйственники — владельцы земельных паев будут их массово под музыку сдавать в залог, а без развитой фермерской сбытовой инфраструктуры, банки через два года будут выставлять землю на аукцион. Не будем уточнять, кто и за сколько будет приобретать земельные участки, владельцы которых мгновенно станут банкротами.

Как объясняет заместитель главы Национального банка Украины Екатерина , после залога своего пая (в среднем 4 гектара) их владелец получит в банке деньги для развития своего вновь созданного хозяйства. Под развитием понимается продолжение тенденции к побуждению и дальше внедрять зерновую специализацию всеми предприятиями разных, даже мелких, размеров, как единственного направления, где функционирует вертикаль сброса излишков продукции из внутреннего рынка (соответственно, занимание всех пахотных земель посевами) по «бросовым» ценам. При такой зерновой специализации мелкие хозяйства (до 100-150 гектаров земли) будут только убыточными. Отсюда разным государственным кормчим, депутатам, разным блогерам, авантюристам и тому подобное трудно ожидать экономического чуда: рост на 1—5% ВВП после открытия рынка земли, так как большие хозяйства размером свыше 5 тыс. гектаров земли не изменят свою специализацию и не перейдут, например, к производству плодов и ягод по причине дефицита рабочей силы в период уборки урожая. Попытки специализировать большие хозяйства, например, на производстве яблок, были приняты во времена советской власти в Молдове, Украине и других республиках. Природа остановила безумие тогдашних строителей светлого будущего — пчелы и насекомые не долетали и на треть расстояния до садов, в результате чего яблони росли как привычные тополя — без запыленных цветов и будущего урожая. Рост ВВП и добавленной стоимости в сельском хозяйстве к ее стартовой мизерной величине перед новым реформированием возможен лишь с изменением структуры производства, которую могут освоить лишь мелкие и средние фермерские хозяйства. Достаточно яркий пример — это достижение больше сотни стран мира с мелкими фермерскими хозяйствами, которые экспортируют в расчете на 1 гектар пашни в десятки раз больше в сравнении с Украиной. Например, Новая Зеландия, где большие размеры фермерских хозяйств, превышает Украину по экспорту продовольствия в расчете на 1 гектар пашни только в три раза за счет только развития животноводства.

В противовес украинской методике проведения земельной реформы, в развитых странах механизмы ее проведения настроены на сохранение не только фермерских хозяйств, но и права на них предыдущими владельцами. Например, в Канаде из-за долгов какая-то часть фермеров теряет право собственности на землю, которые у банков выкупает Канадская кредитная корпорация. Последняя обязана в течение 5 лет возместить кредиты и расходы обанкротившихся хозяйств, разработать план выхода на конкурентные параметры функционирования и на условиях лизинга передать предыдущему владельцу за принятие им обязательств относительно следования этому плану.

Читайте также на DOSSIER:  Обещание на все времена: кто и когда обещал внедрить страховую медицину

По логике, у Украины огромные проблемы со сбытом продовольствия, что связано с высокой землеобеспеченностью в стране. Поэтому создание рыночной сбытовой инфраструктуры должно предубеждать запуск рынка земельных участков. Все другое не является логикой, а полным абсурдом.

ЧТО ЖЕ ПРЕДЛАГАЮТ ЧИНОВНИКИ?

Презентовали планы поддержки фермеров на сумму 4,2 млрд грн. Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофей заверяет, что для фермеров упрощены условия регистрации семейных фермерских хозяйств. А это 3,9 млн. личных крестьянских хозяйств получили возможность легализироваться как сельскохозяйственные товаропроизводители. Правительственный чиновник отчитывается о направлениях государственной поддержки в 2019 г., реализация которых позволила создать 247 новых рабочих мест в отрасли животноводства и 541 — в сфере хранения и переработки зерна. При этом финансовая поддержка, которая направлена на улучшение генетического качества молочного стада, обеспечила рост среднего надоя на корову на 1,6 % в сравнении с 2018 годом. Последний вывод меня очень удивил, ведь рост производительности может быть обусловлен и негенетическими факторами (кормление, условия содержания, ветеринарное обеспечение и тому подобное). В свиноводстве, например, с помощью так называемого метода BLUP в селекции осуществляется распределение производительности на генетически и не генетически обусловленные составляющие. Отдельные компании внедряют геномные новейшие технологии (геномную селекцию), где сочетаются КT-сканеры (компьютерная томография), ультразвуковая и инфракрасная спектроскопия (NIRS) с информацией, которая получена из скотобоен. Распределение на генетически и не генетически обусловленные составляющие на основе анализа полученной таким образом информации проводится на огромных популяциях животных (десятки, а то и сотни тысяч голов). У меня вопрос: кто предоставил такую информацию Министру о росте производительности коров на 1,6 % благодаря лишь генетике? Кто посчитал?

Премьер-министр Украины Алексей Гончарук извещает, что Правительство создаст Фонд частичного гарантирования кредитов в сельском хозяйстве, с помощью которого фермеры (размер ферм до 500 гектаров земли) будут покупать сельскохозяйственные земли. Создание такого фонда также будет минимизировать риски возможного невозвращения кредитов. Я хочу понять логику государственных рулевых. Зарегистрируем всех владельцев паев как фермерские хозяйства, окажем им помощь в приобретении земли. И что? Откуда-то появится вертикаль фермерских кооперативов по сбыту, переработке, реализации и особенно — экспорту продовольствия? На рынке вырастут объемы предложения сельскохозяйственной продукции и продовольствия при отсутствии сбытовых кооперативных организаций. Где рынки сбыта для и так огромного избытка земель? Риски наоборот вырастут, так как стимулируется производство, а не реализация огромных избытков продовольствия. Не будем говорить о последствиях такого сопровождения реформирования земельных отношений, где, как по мне, логика отсутствует.

Как отмечают некоторые депутаты Верховной Рады, цель земельной реформы Президента Украины В. Зеленского — «быстро продать землю, чтобы закрыть дыры, которые образовались в результате их непрофессиональности и бесхозяйственности, а в конечном результате лишить украинцев возможности стать хозяевами на своей земле». При этом прибавим, что основная функция государственных учреждений, которые причастны к сельскому хозяйству, — это создание условий, при которых все первичные производители разных форм ведения хозяйства и собственности будут получать прибыли. Выполнение такой функции нуждается в прозрачности экономики производства, которая базируется на эффективном мониторинге себестоимости производства продукции в сфере первичного производства, хранения, транспортировки, переработки, транспортировки готовой продукции, ее хранения, доставки к потребителю и реализации продовольствия. Как видим, сколько проблем реформаторам необходимо решить. А они зацепились за внедрение рынка земли без сценарных расчетов возможных последствий.

При такой длинной интеграционной цепи еще одна проблема на пути внедрения рынка земли — согласовать деятельность и создать прозрачные взаимоотношения между всеми участниками интегрированного производства. К сожалению, до этого времени даже такие расчеты на бумаге не делают, а тем более в кабинетах власти этим не проникаются. Именно на старте интегрированных цепей (на уровне первичного производителя) обеспечивается создание добавленной стоимости на следующих стадиях — переработке и реализации на внутреннем и внешнем рынках. При производстве зерна в хозяйствах размером 5—10 тыс. гектаров земли добавленная стоимость отсутствует, ведь в мире рынок муки, как продукта переработки зерна, сильно ограничен. Проще — большие предприятия и нуль добавленной стоимости — это близнецы-братья.

Читайте также на DOSSIER:  Обратно в «милицию»: почему провалилась реформа полиции, а патрульные массово увольняются со службы

И в завершение. Замечания к закону об обращении земель «Слугами народа» отбрасываются без любых обсуждений депутатами Верховной Рады. Только ежедневно отчитываются, что рассмотрели 500, 700 и так далее замечаний. И так до середины мая текущего года, как планируют «Слуги народа». При этом отметим, что сам закон и замечания к нему находятся в другой плоской к существующей проблеме — отсутствие развитой экспортной инфраструктуры и отсутствие элементарной справедливости во взаимоотношениях между фермерскими хозяйствами и последующими звеньями продвижения продукции к конечному потребителю. Если бы это все было решено, тогда бы положения закона об обращении земель были бы положены на гармонизованную кровеносную систему экономики. В этом случае Украина получила бы толчок к развитию экономики. В противоположном случае внедрение закона об обращении земли снесет с лица земли любые прогрессивные побеги фермерства. К сожалению, у чиновников своя логика. Как будут функционировать старые и новые фермерские хозяйства при отсутствии рынков сбыта, никого не интересует. Это показывает, что «Слуги» целеустремленно настроены внедрить рынок земли по своему, губительному для Украины, сценарию.

ВЫВОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

Еще в первые годы после обретения независимости Украина была перед дилеммой: что делать в сельском хозяйстве, ведь избытки продукции после потери рынков прежних республик были огромны. Приняли решение — провести деление на части и выделить земельные доли (паи) крестьянам. Я спросил тогда у одного реформатора: «Почему так решили?» Вызывали к Президенту Украины, и он спросил: «Что делать?» Ученые экономисты-аграрники дали совет: провести разделение на части. «Так проблема же в ограниченности внутреннего и отсутствия внешнего спроса», — констатирую. Ответа не получил. Правда, за такое «научное обоснование» все главы реформирования стали академиками, получили звание Героев Украины, ордена и медали, грамоты, премии. Потом замахнулись на Государственную премию за проведенное деление на паи земель (правда, уже тогда писали докладные Правительству, статьи и монографии об эффективности крупнотоварного производства). При этом еще в 2000 г. была отмечена такая закономерность: производство сельскохозяйственной продукции сократилось в два раза, а количество академиков выросло в 3 раза. Нетрудно тогда было мне посчитать, когда все население Украины станет академиками. Как следствие, украинская земля была сконцентрирована в руках отечественных и иностранных инвесторов, а владельцы паев остались вне сферы хозяйственной деятельности.

Что же будет после внедрения рынка земли уже сегодняшними реформаторами? Практически не ограниченные сверху размеры площадей покупки (до 10 тыс. гектаров) земли в конечном итоге помогут решить продовольственную проблему 81 стране мира, где проживает почти 800 млн населения, ведь у них приходится земли на одного жителя не больше 0,06 гектара пашни. До 2050 г. количество стран и населения с таким высоким дефицитом земли значительно вырастет. По моим прогнозам сегодняшние реформаторы достигнут высших, чем их предшественники, результатов. Продажа земли ради решения чужих проблем повышения землеобеспеченности и гарантирования продовольственной безопасности будет почвой для выдвигания современных реформаторов на Нобелевские премии. И при этом никакой ответственности. Ведь их «попєрєдніки» и до сегодня получают зарплаты академиков с доплатами за это звание — результаты реформирования ощутимы: исчезают села, все скопом безработные.

Такие «логические» мероприятия относительно последующего реформирования сельского хозяйства развеяли мои сомнения, и начинаешь соглашаться с заявлениями высокопоставленных должностных лиц, что они в экономике не разбираются.

Николай КАЛИНЧИК, доктор экономических наук, профессор