«Хорошие цифры». В странах ЕС существует запрос общества на статус кандидата Украине — аналитик

статус кандидата Украине

В странах ЕС, в частности тех, где политики наиболее скептически настроены в отношении Украины, есть существенный запрос на предоставление статуса кандидата нашей стране, рассказал в эфире Радио НВ старший аналитик центра Новая Европа Лео Литра.

— Итак, вы с коллегами в центре Новая Европа проводили такое исследование и изучали, как люди в ЕС, в частности, в Германии, Франции и Нидерландах относятся к тому, что Украина подала заявку на статус кандидата в члены Европейского Союза. К каким выводам вы пришли?

— На самом деле мы провели опрос в трех странах, в Германии, во Франции и в Нидерландах. Потому что лидеры этих стран, в принципе, были наиболее скептично настроены к заявке Украины в кандидаты в ЕС. Поэтому мы решили протестировать, насколько общество в этих странах поддерживает или не поддерживает. И в принципе, наши результаты показывают очень хорошие цифры для Украины. Если посмотреть на проценты тех людей, которые поддерживают статус кандидата как можно быстрее, мы так и сформулировали вопрос, то среди тех, кто определился, это 68% в Германии, 65% во Франции и также 65% в Нидерландах.

Среди всех, где есть и ответы такие, как и те, кто нейтрально относится, или те, кто не знает еще, как ответить на этот вопрос, там 46% поддерживает нас в Германии, 42 — во Франции и 45 в Нидерландах. Но стоит отметить, что во всех трех странах оппозиция к предоставлению статуса кандидата для Украины является достаточно незначимой, потому что речь идет о 22% в Германии, 24% во Франции и 24% в Нидерландах. То есть, в принципе, политики этих стран, Франции, Германии и Нидерландов не теряют свою популярность или не будут иметь какие-то негативные последствия у них дома, если они будут поддерживать предоставление статуса кандидата. Вот это, я думаю, самый главный вывод, который у нас был из данного опроса мнений.

— То есть выходит так, что общество в этих странах, скорее, выступает за то, чтобы Украина стала членом ЕС. И нет у них каких-либо опасений. Исследовали ли вы, кстати, какие страхи, какие стереотипы по отношению к Украине существуют? И почему, собственно, каковы аргументы, чтобы не давать этот статус кандидата?

Читайте также на DOSSIER:  Какие процессы упрощает "таможенный безвиз" Украины с ЄС и кто его может использовать

— В данном случае мы изучали только вопрос статуса кандидата, поскольку было много разговоров, что стоит перенести рассмотрение на следующий саммит, который может состояться в августе. И для нас было принципиально важно, чтобы показать, что есть запрос в обществе Евросоюза, особенно в этих трех странах, на то, чтобы Украине предоставили статус кандидата, и именно сейчас, то есть, на саммите 23−24 июня, который произойдет под председательством Франции в Европейском Союзе. У нас есть другие исследования, которые мы делали в прошлом году. Конечно, данные некоторые могут отличаться, потому что тогда еще не было, масштаб российской агрессии против Украины не был таким. Но тогда мы помним, что самые большие ассоциации из всех негативных, которые существовали в отношении Украины, были связаны с коррупцией, с войной, с Россией, к сожалению, и уже остальные, в более незначительных объемах тоже были и другие моменты. Но основное — это коррупция, война и бедность. И Россия. Я думаю, что сейчас будет меняться восприятие Украины, я надеюсь, что после окончания войны Украина сможет показать, что есть другой ряд ассоциаций, с которыми можно ассоциировать Украину. В том числе и смелость, и защита принципов территориальной целостности, суверенитета и так далее.

— По вашим наблюдениям, меняется ли уже сейчас это отношение, есть ли осознание того, что европейские ценности, на которых построен Европейский Союз, собственно, Украина сейчас защищает своими жизнями.

— Я думаю, что это понимают на Западе. У нас была возможность поговорить с нашими партнерами почти во всех странах, которые скептически до сих пор относятся к Украине. И четко заметно то, что это мнение меняется. К сожалению, есть достаточно большая инерция, особенно в политической среде, в Германии и во Франции, к некоторым изменениям. То есть, у них это занимает достаточно долгое время. То, что Украина может получить статус кандидата, на самом деле, уже через неделю, грубо говоря, это уже большой прорыв, потому что так быстро решения на Западе не принимаются.

Поэтому вот именно то, что Украина может получить этот статус кандидата 23−24 июня, свидетельствует о том, что это мнение меняется, и Украина преуспевает в том, чтобы убедить наших западных партнеров, что они ошибаются во многих случаях, когда ассоциируют Украину только с коррупцией или только с бедностью, или только с войной. Украина может быть очень надежным партнером для ЕС. Правда, что у них есть свои опасения, поскольку Украина очень большая страна. В момент, когда она станет членом ЕС, мы не знаем, сколько это времени займет, конечно, но в тот момент Украина получит достаточно большое влияние на процесс принятия решений внутри ЕС. И конечно, страны ЕС хотят убедиться в том, что в Украине все демократические нормы соблюдаются, нет серьезных проблем с коррупцией и существует рыночная экономика. Вот это то, что, я думаю, у нас в Украине уже происходит, но нам еще осталось убедить своих партнеров в ЕС.

Читайте также на DOSSIER:  Реформы – единственный тест. Комиссар ЕС о дате вступления Украины в Евросоюз

— Если говорить о потенциально негативном сценарии. Предположим, что ЕС не предоставит статуса кандидата Украине, какие последствия это может иметь для самого Европейского Союза?

— Я бы хотел сказать, что я исключаю такой сценарий. Я думаю, что самый неприемлемый для Украины, который может быть в данной ситуации сегодня — это статус кандидата с условиями, или потенциальный статус кандидата. Такой сценарий возможный. Я надеюсь опять же, что этого не случится, и сегодняшняя встреча поможет нашим партнерам убедиться, что Украине нужен именно статус кандидата без никаких условий. Но опять же подчеркну, что это возможно, что Украина получит статус кандидата с условиями. Что это значит на практике, мы уже видели на примере Западных Балкан, когда Албания в 2010 году получила именно такой статус. И так сказать, домашнее задание на то, что надо сделать для того, чтобы страна получила статус кандидата без каких-либо условий. Албания справилась с этим вопросом за два года, в 2012 ЕС признал, что Албания является кандидатом в члены ЕС без каких-либо условий. Такой сценарий возможный и для Украины, он обсуждается.

Но опять же я надеюсь, что его не будет, потому что в той ситуации, в которой находится Украина, я не говорю, что это из-за войны только, а из-за того, что Украина в принципе уже интегрируется на практике в ЕС. Мы уже выполнили порядка 63% соглашений об ассоциации. И для того, чтобы Украина получила статус кандидата — уже все сделала. То есть, здесь уже политическое решение на том, как они будут рассматривать этот вопрос. Я знаю, что в некоторых странах ЕС смущает, что путь Украины от подачи заявки до получения статуса кандидата очень короткий якобы. Потому что такой же путь в странах Западных Балкан занял по два-три года. Но я думаю, что тем Украина и уникальная, что она показывает способность, не смотря на войну, продвигаться достаточно быстро по этим бюрократическим лабиринтам ЕС.

Алла Кошляк

FavoriteLoadingДобавить публикацию в закладки