Грядущий саммит НАТО: каких резонансных решений ожидать

НАТО
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Эксперты рассказали, чего ожидать от переговоров, а также каковы шансы Украины стать членом Североатлантического Альянса

В понедельник, 14 июня, состоится саммит НАТО. Ждать ли неких резонансных решений, смены стратегии? Каковы перспективы Украины касательно обретения членства в Североатлантическом Альянсе? Об этом изданию «Комментарии» рассказали эксперты.

Государствам-членам НАТО трудно будет согласовать соответствующие тезисы, удобные всем

Аналитик украинского Национального института стратегических исследований Николай Белесков считает, что ожидать каких-то радикальных решений не стоит по ряду причин.

«Обычно, если принимаются какие-то поворотные решения, проводят двухдневный  саммит, а не однодневный, как сейчас. Также подобным мероприятиям предшествует значительная подготовительная работа. Собираются министры обороны, министры иностранных дел. Обговаривают грядущие важные решения. Министры собирались и сейчас, но мы не слышали неких радикальных новых месседжей касательно возможных принимаемых мер. К примеру, в 2016, 2018 годах решения по сдерживанию России обговаривались заранее. Сейчас такого не было. А главы МИД и Минобороны обговаривали общую повестку дня, выведение войск из Афганистана. Но это не некое новое решение, не какой-то поворотный пункт», — поясняет аналитик.

Он также отмечает, что априори не может быть кардинальных решений, потому что именно на этом саммите ожидается старт официальной разработки стратегии НАТО на будущее. Документа, который должен заменить тот, что принимался в 2010 году.

«В условиях, когда ты только начинаешь разрабатывать стратегию Альянса на следующие, к примеру, 10 лет, вряд ли можно услышать что-то новое в день саммита, — подчеркивает Николай Белесков. – Потому и не стоит ожидать чего-то радикального. Будут тезисы о необходимости сдерживания РФ, важности наращивания военного потенциала путем инвестиций, противодействия новым угрозам (к примеру, в киберсфере). О Китае будут заявления, но вряд ли особо резкие.

30 государств-членов НАТО, поэтому трудно будет согласовать соответствующие тезисы, удобные всем. Так что просто будут высказаны определенные позиции, в том числе из уст президента США Джо Байдена, который впервые в этом статусе будет принимать участие в саммите. А генсек НАТО Йенс Столтенберг получит благословление на разработку новой стратегии. И всё».

Вероятность консенсусного решения по Украине – нулевая

Эксперт программы «Международная и внутренняя политика» аналитического центра Украинский институт будущего Игорь Тышкевич, комментируя евроатлантические перспективы нашей страны, которую на саммит не пригласили, призывает сопоставить имеющиеся факты.

«Первый — в НАТО принимают решения консенсусом. Вспомним позицию той же Венгрии блокировать все прямые контакты, направленные на усиление коммуникации НАТО-Украина, пока не будет разрешен ряд конфликтных моментов вокруг Закарпатья. В том числе, языковых. Догадайтесь, как проголосует Венгрия?

А есть еще Германия, глава МИД которой недавно отрицательно высказался о перспективах продажи оружия Украине. Потому что Германия и не хочет злить РФ, с которой у нее есть определенные экономические отношения. А Путин четко заявил о «красных линиях» в ракурсе Украины и НАТО.

То есть, имеем как минимум два голоса, которые будут «против». И, скорее всего, таких голосов еще больше. А потому вероятность консенсусного решения по Украине – нулевая», — уверен Игорь Тышкевич.

При этом он прогнозирует заявления членов Альянса в стиле: мы ценим евроатлантические устремления Украины, с оптимизмом смотрим в светлое будущее страны, напоминаем о необходимости реформ.

«Как в плохой сказке: мальчик, мы тебе конфетку сейчас не дадим, но когда ты вырастешь, подарим кондитерскую фабрику. Вот только собираются ли встречаться потом с выросшим мальчиком те, кто сейчас не дает конфетку?» – вопрошает аналитик.

Он подчеркивает, что у НАТО есть и внутренние проблемы. Те же конфликтные отношения с Турцией, та же конфронтация между США и Германией, в том числе в ракурсе «Северного потока-2». Ослабление Штатами санкционного давления на этот проект связано, по мнению Игоря Тышкевича, с нежеланием Штатов иметь еще одну зону конфликта внутри НАТО.

«Мы также имеем завершение эры Меркель, переосмысление деятельности НАТО в ряде стран. В том числе — выход из Афганистана, где власть опять переходит к талибам. В том числе — решение Франции о выводе войск из Субсахарской Африки (к югу от Сахары). Проблемы в Ливии, необходимость выработки новой стратегии в отношении Китая и РФ, — перечисляет аналитик.

С точки зрения внутренней организации, геополитических решений переговоры будут сложными. Но возможны достаточно гармоничные решения хотя бы в виде заявлений. Украина могла бы стать частью этих процессов, если бы мы имели четко очерченные перспективы, тактические цели и планы. Но, увы, на данном этапе мы имеем лишь общее направление, закрепленное в Конституции, и желание получить ПДЧ. На мой взгляд, это скорее перечень желаний, а не того, что мы готовы сделать, чем мы можем быть полезны для Альянса. А именно это было и есть ключевым».