Геополитические настроения украинского общества

Европейская
FavoriteLoadingДобавить в избранное

Европейская перспектива без розовых очков

Визит украинской делегации в Брюссель и заседание Совета ассоциации между Украиной и ЕС напомнили о европейских устремлениях нашего государства. Несмотря на постоянное подтверждение таких устремлений устами официального Киева (времен каденции как Порошенко, так и действующего президента), для украинского общества европейская интеграция немного отступила на задний план. Коронакризис, которому на днях исполняется год, фактически сделал невозможным самое большое и неопровержимое достояние ассоциации с ЕС — визовую либерализацию. Кроме того, распределение вакцин в который раз напомнило, что Украина не является полноценным членом Европейского Союза и большинство привилегий пребывания в нем ее не касаются. В том числе и привилегии в торговле, где никто не спешит пересматривать квоты для украинских товаров на европейском рынке.

Каковы же сегодня геополитические настроения украинских граждан спустя почти семь лет после окончания эры «геополитической амбивалентности» — нескольких десятилетий, в течение которых подавляющее большинство общества было готово одновременно выбирать и западный, и восточный векторы развития? При этом значение имеет не просто желание или нежелание граждан быть в определенном геополитическом проекте, а то, как они оценивают сотрудничество нашего государства с этими проектами и какими видят его результаты.

Начнем с настроений, касающихся вопроса приоритетов в международном сотрудничестве. В этом вопросе, а именно: сотрудничество с кем — странами Европейского Союза или Российской Федерацией — наши респонденты видят более приоритетными для Украины, мнения опрошенных почти прямо противоположны. Около половины граждан считают, что приоритетность на европейском направлении должна быть высокой, и значительно меньшая доля их (12%) уверены, что она должна быть, наоборот, низкой. Отвечая на вопрос о приоритетности на российском направлении, сопоставимое большинство высказалось в пользу уменьшения сотрудничества и значительно меньшая доля (16%) выступает за высокий приоритет сотрудничества. См. табл. 1. (Здесь и далее данные Мониторинга Института социологии НАН Украины за 2020 год.)

Читайте также на DOSSIER:  Украину впервые пригласили на заседание высшего совещательного комитета НАТО

Кроме того, за только ситуативное сотрудничество с ЕС выступает немного больше опрошенных, чем за такое же сотрудничество с РФ (26 против 21%).

Если же сравнить ответы о евроатлантических настроениях, предусматривающих сотрудничество в военной сфере с НАТО и военное сотрудничество с Российской Федерацией, то картина очень похожа на ту, которую нам показала оценка важности сотрудничества со странами ЕС и Россией: о необходимости сотрудничества с НАТО заявляет половина опрошенных — и, наоборот, больше половины респондентов против военного сотрудничества с Россией. См. табл. 2.

Следовательно, мы подтверждаем тезис о преимущественно проевропейской и евроатлантической готовности общества, по крайней мере определившейся ее части. Надо обратить внимание, что около четверти граждан до сих пор не могут ответить на вопрос о своих геополитических приоритетах. Преимущественно это представители среднего возраста, жители центральных и восточных областей.

В то же время превалирующее мнение, что сотрудничество в разных сферах надо налаживать прежде всего с ЕС, не означает некритического отношения граждан к сотрудничеству с этим союзом или другими странами. Так, отвечая на вопрос о политике разных стран или союзов в отношении Украины, подавляющее большинство опрошенных не называет ее учитывающей большинство интересов нашей страны. По сравнению с Европейским Союзом и США, РФ заслужила самую плохую оценку: 63% опрошенных считают, что Россия не учитывает интересы Украины. Впрочем, и оценивая политику западных стран, граждане преимущественно соглашаются, что с их стороны учитывается меньшая часть украинских интересов, а именно — 40 и 36% со стороны Европейского Союза и США соответственно. См. табл. 3.

Следовательно, несмотря на настроенность на европейский вектор интеграции, граждане преимущественно не считают, что западные страны действуют с учетом большинства интересов нашей страны. Более того, граждане довольно критически относятся не только к причинам, но и к результатам такого сотрудничества. На вопрос о влиянии тех или иных государств или союзов на внутриполитическую жизнь в Украине получаем следующее распределение ответов. Самым разрушительным для внутренней жизни страны, по мнению респондентов, является влияние России. В этом уверены 56% опрошенных. Здесь вновь можно повторить, что интеграцию с РФ и инициированными ею союзами, а именно ЕЭП, ОДКБ и т.п., рассматривает небольшая доля общества, особенно по сравнению с союзами, которые предлагают западные страны. В то же время среди граждан нет единогласия в отношении результатов такого же сотрудничества с ЕС и Соединенными Штатами. Немного больше трети и четверть опрошенных считают, что такое сотрудничество для Украины полезно, когда речь идет о ЕС и США соответственно, и лишь 8% считают полезным для страны сотрудничество с РФ. Кроме того, треть опрошенных считает, что последствия влияния на внутриполитическую жизнь Украины сотрудничества с ЕС и США могут быть как позитивными, так и негативными.

Читайте также на DOSSIER:  Украина в НАТО: сценарии и российская реакция

Таким образом, в вопросе внешнеполитических ориентаций населения четким является только вектор сотрудничества и противоположный. Но это не касается содержания доминирующего внешнеполитического вектора, поскольку по поводу причин сотрудничества с Европейским Союзом и США мнения граждан явным образом разделились. См. табл. 4.

Можно подытожить, что такие настроения демонстрируют более высокую скептичность к евроинтеграции Украины, чем зафиксированная в 2020 году. Сейчас преобладание сторонников сближения с ЕС в большей степени обусловлено нежеланием присоединяться к другому вектору — российскому. Агрессивная политика РФ, включающая аннексию украинских территорий, военные действия и многие другие измерения противостояния, вмешательство во внутриукраинскую повестку дня, привели к доминированию откровенного нежелания населения на интеграционные шаги с ней украинского государства, о чем было упомянуто в начале этой статьи. Но без реальных положительных сдвигов в экономической и социальной сферах вследствие евроинтеграции, которые обещали и обещают нынешние политические элиты, даже противопоставление российской альтернативы или угрозы будет играть все меньшую роль. Ведь сейчас мы уже говорим об отсутствии позитивных изменений не в близкой, а в среднесрочной перспективе.

Рутинизация насилия, происходящая на Востоке, замораживание конфликта по примеру Приднестровья и отсрочка вопроса деоккупации Крыма постепенно могут привести к тому, что большинство населения не будет считать Европейский Союз безальтернативным источником позитивных преобразований в стране и желательным пунктом прибытия. Вместо этого может начать доминировать мнение о локальных объединениях и альянсах, как, например, союзы экономического сотрудничества с представителями новой Европы и бывшими партнерами Украины из социалистического лагеря, а евроатлантическое сотрудничество будет отодвинуто до очередных выборов главы государства или Верховной Рады.

Крупные проекты (западный или восточный) с участием Украины в общественной дискуссии при таких условиях могут быть замещены региональными узкоспециализированными союзами в сфере экономики, культуры, трансграничного сотрудничества, энергетики и т.п. Такой цикл может длиться еще несколько десятилетий, до новых фундаментальных геополитических изменений, куда в который раз втянут и украинское общество, хочет оно того или нет.

Читайте также на DOSSIER:  Украину впервые пригласили на заседание высшего совещательного комитета НАТО

Александр Шульга
доктор социологических наук, Институт социологии НАНУ