Фундаментальная реформа ОПК. Мечты сбываются? - DOSSIER

Фундаментальная реформа ОПК. Мечты сбываются?

Что задумали идеологи реформы оборонно-промышленного комплекса

На днях стали известны подробности масштабной реформы ОПК в Украине, в результате которой в стране должно появиться новое министерство ОПК и агентство по развитию оборонных технологий. Трансформация, идея и детали которой разработаны аппаратом СНБО, должна состояться менее чем за полтора года.

Героический и печальный background

Рожденный мировой войной и закаленный холодным противостоянием сверхдержав, украинский оборонно-промышленный комплекс имел превосходные предпосылки стать если не одним из лучших в мире, то точно быть в мировых лидерах.

Но о жизни и развитии отечественного ОПК традиционно никто не заботился. Раньше не было необходимости, так как развитие армии власти было не интересно, а сами ВСУ жили тем, что осталось в наследство от Советского Союза. Оказавшись на краю катастрофы, целые отрасли и школы бросились спасать себя сами — внешними контрактами. Танковая школа выжила за счет Пакистана да еще и сумела дать толчок развитию ракетных разработок. Самолетостроительная — за счет Ирана. Днепровскому кластеру КБ «Южное»/ПО «Южмаш» не давал умереть заботливый Леонид Кучма. Остальные выгребали как могли, наспех перенимая опыт. Так и жили, сделав ОПК на 95 процентов ориентированным на экспорт. Система была не нужна, потому что украинским ОПК управлял внешний рынок. В принципе, выжили, если судить по тому факту, что в 2009 году «Укрспецэкспорт» подписал контрактов почти на 2 млрд долл., что стало национальным рекордом.

Но потом в дом пришла война. Увы, во времена президентства Петра Порошенко в Украине получила развитие тенденция так называемого «ручного управления» оборонкой. Это когда ключевые решения принимались определенной, очень небольшой группой лиц, где вопрос лоббирования различных, в том числе и сомнительных проектов в первую очередь происходил в пользу конкретных лиц или оборонно-промышленных групп. И только во-вторую очередь — в пользу армии.

Несмотря на критику, в том числе иностранных экспертов и даже чиновников НАТО, Петр Порошенко проявил удивительную стойкость: создавать оборонное министерство в середине исполнительной власти он категорически не захотел. Когда есть интересы, система всегда мешает. Апеллируя тем, что оборона — сфера компетенции президента, а ОПК обеспечивает оборону, следовательно сферу президента.

На самом деле оборонно-промышленный комплекс — это большой кусок хозяйства. Например, только в ГК «Укроборонпром» 137 предприятий ОПК, хотя 21 из них находится на оккупированных территориях. В Государственном космическом агентстве — 21 предприятие. Еще несколько — в разных других ведомствах. Например, производитель стрелкового оружия «Форт» — находится в компетенции МВД, разработчик и производитель систем защиты бронетехники «Базовый центр критических технологий «Микротек» — в сфере полномочий Министерства образования и науки Украины.

Читайте также на DOSSIER:  Местные выборы в Украине: как не выбросить деньги на ветер

Но больше всего в Украине частных оборонных предприятий. Сегодня их насчитывается более 200. То есть работать есть над чем. Хотя ОПК заметно деградирует даже при наличии ежегодно растущего гособоронзаказа (ГОЗ). Так заместитель гендиректора по трансформации ГК «Укроборонпром» Роман Бондар признал, что после тщательного анализа всех имеющихся в наличии 116 предприятий оказалось: 27 компаний производят 90% продукции, остальные — неэффективны. Насчет наследия космического агентства «злые языки» поговаривают, что лишь 7 из 21 предприятия являются «полностью живыми». Частный сектор наоборот — бурно развивается. Но в основном без внимания государства и за собственные ресурсы.

До сих пор в исполнительной власти проблемами ОПК и ГОЗ занимался небольшой департамент Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства. Руководит этим департаментом замминистра. Но в стране, где 16 заказчиков и многие из них представлены министрами, говорить о возможности влияния руководителя небольшого департамента — заместителя министра — достаточно сложно. Поэтому о возможности реализации военно-промышленной политики в Кабмине можно говорить лишь условно. Например, тот же «Укроборонпром» правительством фактически не координируется, а жил и живет как отдельное государство в государстве. Кстати, сам себя реформирует, что также является свидетельством неспособности исполнительной власти в условиях отсутствия понятной конструкции фактически влиять на различные сегменты ОПК. Хотя тот же «Укроборонпром» де-юре подчинен Кабмину. Действующий заместитель министра Минэкономики Светлана Панаиотиди в майском интервью Security Talks признала, что полномочий заместителя министра для работы с 16-ю заказчиками, в частности в вопросах формирования гособоронзаказа, недостаточно. «Даже министр одного министерства не может иметь надзорную функцию в отношении другого министерства», — вполне справедливо говорит чиновница.

Профильные аналитические структуры и объединения — Центр исследований армии, конверсии и разоружения, Украинский институт исследований безопасности, Лига оборонных предприятий Украины, Ассоциация производителей вооружений и военной техники и еще ряд структур в течение шести последних лет выступали за изменение правил игры и настройки системы. Включая создание министерства и вывода управленческой вертикали на уровень вице-премьер-министра. Поэтому первая реакция экспертов на появление плана реформы ОПК довольно положительна. Но сначала по сути реформы ОПК, которая, в случае ее реализации, может стать самой масштабной во времена новейшей истории Украины.

Итак, что задумали идеологи реформы.

В Украине создается министерство, которое будет заниматься проблемами оборонной промышленности. Его нынешнее название — Министерство развития стратегических технологий и инноваций. Строиться оно должно как раз на базе того департамента Минэкономики, где сегодня работает около 70 человек. В окончательном варианте на момент завершения реформы эта численность должна удвоиться. В структуру нового министерства должны войти ГК «Укроборонпром», Государственное космическое агентство Украины, Государственный научно-исследовательский институт информатизации и моделирования экономики, а также отдельное государственное предприятие Павлоградский химический завод, занимающийся производством топлива для новейших ракет.

Читайте также на DOSSIER:  Лендлорды расправляют плечи, или что на самом деле означает идея с налогом на паи крестьян?

Есть идея, чтобы всем этим «хозяйством» руководил как раз вице-премьер министр — министр упомянутого министерства. Как считают разработчики, это даст высокий уровень представительства ОПК в структуре исполнительной власти. Впервые в истории страны будет создан единый центр принятия управленческих решений по оборонной промышленности, то есть можно будет говорить о системной реализации военно-промышленной политики. Кроме того ОПК станет субъектом на уровне правительства. Все это должно ускорить его развитие.

Правда, что развитие это можно обеспечить только путем внесения изменений в ряд законов, а также принятием некоторых новых. Среди наиболее критических — внесение изменений в Закон Украины «Об особенностях управления объектами государственной собственности в оборонно-промышленном комплексе» (в части изменения принципов управления предприятиями ОПК) и Закон Украины «О корпоратизации предприятий». А также, считают разработчики реформы, принятие отдельного закона — об особенностях преобразования предприятий ОПК и космической отрасли. Это только основные. Потому что для обеспечения реального развития есть целый список, где на очереди стоит уже ставший многострадальным проект Закона Украины «Об оборонных закупках». Если все законодательные акты будут приниматься в таком же темпе, на реформу ОПК может понадобиться пара пятилеток.

Наконец крайне важный, а может, наиболее важный элемент реформы — обеспечение развития технологий. В частности предусмотрено принятие правительственного постановления о создании Агентства передовых оборонных исследовательских проектов. Собственно его образование, как и создание самого министерства, предусмотрено президентским Указом №59 от 27 февраля 2020 года. Но лишь сейчас, когда карантин и коронакризис на финише, за это попытались взяться серьезно.

Что касается сроков, то предполагается, что новое министерство заработает через три-пять месяцев, а затем еще 12 месяцев будет переходный период. Именно во время второго годичного этапа реформы на базе Государственного научно-исследовательского института информатизации и моделирования экономики должно появиться Агентство передовых оборонных исследовательских проектов.

Узкие места, или заметки на полях

О проблемах синхронной работы парламента уже сказано выше: без ряда законов не будет ни совместных с иностранными компаниями предприятий, ни реформы «Укроборонпрома», ни государственно-частного партнерства. В качестве доказательства: даже яростное желание создать СП с турецкой компанией для совместного производства ударных беспилотников сталкивается с такой грудой проблем, что будущее образование называют как минимум невнятным и странным.

Читайте также на DOSSIER:  История коррупции: как победить в Украине?

Немного о сути вопросов, которые должен будет решить новый вице-премьер министр. А именно: что войдет в полномочия Агентства передовых оборонных исследовательских проектов. Или оно будет работать с существующими технологиями, или все же будет, как американская DARPA, предоставлять задачи предприятиям ОПК (НИИ и КБ) по поиску новых технологий и созданию новых видов оружия. Тут уже есть конфликт интересов, потому что руководители будущих госкорпораций (которые должны появиться на базе реформируемого «Укроборонпрома») вовсе не заинтересованы, чтобы кто-то выдавал технологические задачи их конструкторским бюро. Да и сам «Укроборонпром» все еще вынашивает идею создания внутри концерна некоего технокластера (хотя идею эту провалил еще Роман Романов, пригласивший, но не слушавший советов члена Набсовета Энтони Тетера, который девять лет возглавлял американскую DARPA).

Еще более важно — определить возможности развития ОПК, в том числе, в части создания совместных предприятий с иностранными государствами, образования различных консорциумов под различные чувствительные задачи. Например, создание национального зенитно-ракетного комплекса или создание ударных беспилотных авиационных комплексов. Такие вопросы можно реализовать, когда центр управления является единственным и координирует все задания. Могу привести пример одного из самых темных пятен на управленческом теле ОПК: в 2017 году «Укроборонпром» с помпой представил ударный беспилотник «Горлица», объявил, что идут работы по оснащению его ракетами ГосККБ «Луч» и отложил проект в долгий ящик. А потом мы купили турецкие…

И последнее, наверное, самое важное. Роль министерства, на самом деле не цементирующая, а формообразующая. Сформировать систему равных прав предприятий всех форм собственности. Оформить либерализацию рынка, сменить закостенелый ОПК на гибкие оборонно-промышленные структуры. Выпустить ОПК в свободное плавание. Это может стать очень хорошим делом. Даже если после исполнения миссии министерство благополучно самоликвидируется…