Если бы формула "Роттердам+" действовала, тарифы на ток были бы меньше, – адвокат экс-членов НКРЭКУ - DOSSIER

Если бы формула «Роттердам+» действовала, тарифы на ток были бы меньше, – адвокат экс-членов НКРЭКУ

Прошел год с прекращения действия формулы «Роттердам+», которая действовала для определения стоимости угля и устанавливала единую цену электроэнергии для промышленных потребителей. Уже почти год прошел со дня объявления подозрений детективами НАБУ шести фигурантам дела по формуле. На позапрошлой неделе председатель Специализированного антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий де-факто признал, что нужных экспертиз и показаний у следствия в настоящее время еще нет. Вместе с тем, приближается время решения по делу. Интересы бывших членов НКРЭКУ представляет адвокат Ирина Одинец, которая рассказала о статусе дела и о том, какими материалами оперируют обе стороны процесса.

Ирина, прошел почти год после вручения подозрений членам НКРЭКУ, интересы которых Вы представляете в деле о т.н. «Роттердам+». Подскажите, какой сегодня статус дела, какие аргументы выдвигает обвинение и защита?

На текущий момент следствие подходит к завершению максимально возможного срока продолжения досудебного расследования – 12 месяцев после объявления подозрения, и мы ожидаем решения правоохранительных органов по окончании или остановке. Мы по-прежнему не видим никаких оснований для объявления подозрений нашим клиентам, а тем более для обвинения клиентов.

Показательно, что подозрения объявлены после 2,5 лет расследования, и уже прошел год после объявления подозрений и дело все еще расследуется, – не говорит ли это об отсутствии должной доказательной базы?

Для чего объявлять подозрение, если и через 12 месяцев спустя, в общем 3,5 года расследования, ничего не готово?

В материалах дела все еще есть огромное количество предположений, а не фактов, со стороны обвинения, отсутствуют объективные экспертные заключения. Если не считать сделанные НАБУ самостоятельно выводы специалиста-детектива, и те сделаны под условием «вот какая была бы цена, если бы изменить один из показателей?» А также это связано с множеством нарушений в ходе расследования со стороны обвинения, что еще раз подтверждает отсутствие четкой доказательной базы.

Но прежде всего наша позиция основывается на наличии полноценной экспертной доказательной базы – более десятка экспертиз и исследований, сделанных как в Украине, так и за рубежом.

О каких именно экспертизах идет речь?

Я приведу один пример. Мы обратились в самый почитаемый в Украине Институт государства и права имени В.М. Корецкого НАН Украины для проведения научно-правовой экспертизы по вопросам соответствия требованиям законодательства Постановления НКРЭКУ №289 от 03.03.2016 «Об утверждении Порядка формирования прогнозной оптовой рыночной цене электроэнергии».

По результатам проведенного исследования и экспертизы были получены заключения о соответствии содержания того же Постановления «Роттердам+» нормам законодательства, наличие оснований для принятия постановления, наличие дискреционных полномочий в НКРЭКУ на принятие, соблюдение всей процедуры принятия и обнародования. То есть, в отличие от НАБУ, ведущий институт не увидел мнимых нарушений законодательства.

Более того, еще в 2016 году, то есть до начала уголовного производства «господин Герус и его товарищи» оспаривали принятия этого постановления в административном суде, подав иск о признании незаконным и отмене Постановления «Роттердам+», однако суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали в удовлетворении такого иска и вынесли решение, что постановление НКРЭКУ принято в пределах полномочий, обоснованно, справедливо (беспристрастно), добросовестно, разумно, пропорционально, в частности с соблюдением необходимого баланса между любыми неблагоприятными последствиями для прав, свобод и интересов.

Читайте также на DOSSIER:  В Минздраве рассказали украинцам о "фильтрах" для больных и новых правилах: скорая может не приехать

Кроме того, суд пришел к выводу, что определение показателей формулы «Роттердам+», то есть предельной цены на электроэнергию, относится к дискреционным полномочиям НКРЭКУ, а потому правомерность определения ее показателей является формой вмешательства в дискреционные полномочия Комиссии. То есть принятым судебным решением суд констатировал, что определение показателей формулы является исключительной компетенцией НКРЭКУ.

Если говорить об экономических исследованиях, то чрезвычайно важной является заведомо ложная идеология НАБУ, что все компоненты прогнозной цены угля должны были подтверждаться документально – фактически понесенными затратами. Вам не послышалось: компоненты прогноза – фактическими затратами.

Вот смотрите, НКРЭКУ установил цену угля на уровне импортной цены в Украине, так как она ниже себестоимости большинства локальных шахт. Более того, цена была установлена одинаковая для всего объема электроэнергии, который продавался промышленным предприятиям. Но НАБУ говорит, ну если импорт у вас в формуле, покажите, что вы угля завезли. Мы говорим, что фактический объем импорта не имеет значения, это индикатив в прогнозе, это прогнозируемая цена. НАБУ говорит – дайте бумагу, импорт был. А если импорта угля не было, то это причинен вред.

Неудивительно, что НАБУ использует для расчета ущерба потребителям только фрахт, а не все компоненты цены угля, например, самую стоимость угля в Роттердаме, ведь никто не вез его из Роттердама. Нет понимания в НАБУ базовых экономических законов.

Во-вторых, в это же время Министерство энергетики устанавливало цену угля для государственных предприятий и цену угля Минэнергетики, даже без транспортировки, стабильно выше, чем цена, установленная по «формуле Роттердам+», однако к государственным предприятиям и Министерству энергетики нет никаких вопросов.

Отдельно хочется остановиться здесь на следующих вопросах. Только двум членам Комиссии предъявлены подозрения. Но голосовавших членов комиссии в три раза больше. Плюс еще около 5 человек, согласовавших проект Постановления из таких уважаемых органов, как Минэнергоугля, АМКУ, государственная регуляторная служба, Минюст и даже Уполномоченный по правам человека. Тогда получается, что это общегосударственный заговор?! Исходя из логики НАБУ складывается картина, при которой все согласования в стране не имеют смысла, как и коллегиальный порядок принятия решения НКРЭКУ. Попытка убедить общество, что все связаны, или кто-то кого-то ввел в заблуждение, не выдерживает критики. Для этого в государстве и существуют все эти процедуры согласования, месячные публичные обсуждения после каждого проекта, опубликованные на сайте проектов, чтобы если нормативный акт был плохой, несовершенный, была возможность его изменить, доработать, не согласовать в конце концов, если такой акт нарушает законодательство, права или правила. Но после обсуждения и доработки на основе предложений и замечаний ни один из субъектов не выступал против принятия, не высказал идеи, которые высказывает сегодня антикоррупционное бюро.

Читайте также на DOSSIER:  В Украине местные выборы пройдут с ограничениями из-за коронавируса, - Зеленский

А что касается убытков потребителей, не является ли это достаточным фактом для расследования?

Тот самый Институт говорит, что правовыми последствиями внедрения утвержденного Порядка является развитие конкуренции и обеспечение прозрачности ценообразования на энергорынке Украины. А никак не убыток для потребителей. Обеспечение прозрачности было и требованием Европейского Союза при подписании Украиной «Третьего энергопакета».

Мы допускаем, что в Украине можно пренебрегать общественным мнением, использовать практику «красных троек», когда правоохранительный орган сам придумал, сам обосновал, сам решил, но мы надеемся, что в столь очевидной ситуации, когда и президент Украины Зеленский и его премьер-министр Шмыгаль и бывший премьер-министр Гончарук подписывали в 2020 году законодательные и нормативные документы, утверждали аналогичную «Роттердаму» формулу определения цены на газ, т.н. «Амстердам+» (используется цена хаба TTF в Нидерландах, стоимость доставки и маржа поставщика. – Ред.), НАБУ найдет мужество признать, что подход «Роттердам+» был полностью законный и теперь легализован президентом Зеленским по требованию МВФ.

«Роттердам+» еще год назад был уже мемом о коррупция. На телевидении и в Facebook блогеры и политики постояннно называли суммы ущерба для обычных людей. За год у вас есть что им ответить?

Если говорить о тарифах на электроэнергию для бытовых потребителей, то есть населения, то никакого влияния данный Порядок не имел, они были зафиксированы задолго до формулы. Цены на электроэнергию для населения были приняты Постановлением Комиссии еще в 2015 году и предусматривали «5 этапов повышения цен», это Постановление для населения действует и сегодня.

Что касается «формулы Роттердам», то стоит отметить, что к моменту принятия НКРЭКУ прозрачного механизма расчета цены за «формуле Роттердам» в марте 2017 года Комиссия ежемесячно устанавливала цену. Однако в таком случае у предприятий не было возможности ни предсказуемости цены, ни возможности длительного прогнозирования. До внедрения формулы тариф тепловых электростанций, работавших на угле, утверждался регулятором без открытых правил, то есть сказать, был ли он больше без формулы «Р+», или менее, никто не может. И самое интересное, что вопросов у правоохранительных органов не возникало. Более того, как я отмечала ранее, цена угля для государственных шахт все еще устанавливается Министерством энергетики пользуясь «Справочником «потолок».

Более того, если бы сегодня действовала формула «Роттердам+», тарифы для предприятий были бы ниже, чем сейчас на рынке. По предварительным оценкам экономистов около 6 млрд грн было переплачено потребителями после отмены формулы. Ведь стоимость электроэнергии для предприятий возросла.

Читайте также на DOSSIER:  Судебная реформа в Украине: почему судьям выгоднее уволиться, чем работать

Как насчет того, что комиссия могла принять иное решение, и возможно имело место злоупотребление служебным положением?

Это абсурдные предположения. Процесс принятия Комиссией нормативных актов, в т.ч. Постановлений, жестко регламентирован, может длиться не один месяц, проходит через широкий круг согласований различными органами власти, все проекты проходят публичные обсуждения. Комиссия обязана получить и обработать все проекты, замечания от заинтересованных сторон, а также от любого физического или юридического лица, представителя общественности, пройти процедуру внутреннего согласования, регистрации в Министерстве юстиции.

В частности, разработка и принятие т.н. «формулы Роттердам» продолжалась с августа 2015-го по март 2016 года, то есть 8 месяцев.

НАБУ во время своего расследования ставит под сомнение целый ряд институтов власти, институты государственных экспертиз, профессионализм ведущих международных агентств, решения многих судов, которые подтвердили законность Постановления. Говорить, что кто-то ошибся, сговорился в таком регламентированном процессе с участием значительного количества независимых участников – абсурдно.

Не будет лишним напомнить, что «оппоненты формулы Роттердам» подавали в суд и обжаловали не только Постановление №289, которым утверждена «формула Роттердам», а и каждое Постановление НКРЭКУ об установлении цены на определенный период, и все судебные процессы во всех инстанциях были проиграны истцами. А это, если не ошибаюсь, 8 полноценных судебных процессов с первой по кассационную инстанцию.

У меня есть встречный вопрос: есть ли злоупотребления со стороны Кабмина и президента Владимира Зеленского касательно подписания меморандума с МВФ и принятия формулы на газ идентичной «Роттердам+», но которая распространяется именно на цены для населения? Добытый в Харьковской области газ так же стоит для населения, как газ, привезенный из Голландии с оплатой всех расходов на транспортировку в Украину.

Наконец, Конституция Украины предусматривает обязательность судебных решений – то есть выводы и постановления суда обязательны для признания органами государственной власти, местного самоуправления, физическими и юридическими лицами. Однако, несмотря на наличие решения судов, НАБУ продолжает и продолжает расследование. Но вскоре мы должны получить какое-то решение следствия. Надеюсь, они пойдут законным путем.