Экстренная реформа. Почему врачи скорой помощи не хотят забирать пациентов в больницу | DOSSIER

Экстренная реформа. Почему врачи скорой помощи не хотят забирать пациентов в больницу

FavoriteLoadingДобавить в избранное

Фокус попытался разобраться, в каких случаях бригада может принять решение не забирать с собой пациента, почему больного могут привезти в клинику, где оказать медицинскую помощь ему просто не в состоянии и какие изменения в работе службы принесла стартовавшая реформа экстренной медицины

31 декабря киевлянину Стасу Мирошниченко резко стало плохо. Воспаленное горло пульсировало болью, голова раскалывалась, столбик термометра поднимался все выше. Стало ясно, что без медицинского вмешательства не обойтись. Но приехавшая на вызов бригада скорой помощи не стала его госпитализировать. Врач сообщил мужчине, что есть подозрение на острый тонзиллит и ему следует обратиться в поликлинику, только добраться до нее нужно самостоятельно. Стасу сделали укол, чтобы сбить температуру, скорая уехала, и он самостоятельно отправился в поликлинику, где ему назначили лечение.

Это история с хорошим концом. Но так бывает не всегда. Недавно умер журналист Фокуса Святослав Секунов, его врачи тоже не стали госпитализировать, посчитав, что он не нуждается в экстренной помощи. Мы попытались разобраться, в каких случаях бригада может принять решение не забирать с собой пациента и куда следует обращаться людям, которые остались недовольны оказанными медицинскими услугами.

Протоколы и реальность

— Вопрос о госпитализации всегда принимается непосредственно возле постели больного. У нас есть протоколы действий, но врач не всегда применяет их, потому что к каждому случаю надо подходить индивидуально, — рассказывает Сергей Румянцев, врач высшей квалификационной категории. Мы встречаемся с ним во дворе Центра экстренной помощи и медицины катастроф Киева. В скорой помощи в составе выездной бригады Румянцев работает уже 18 лет и сложившейся ситуацией в медицинской отрасли он недоволен так же, как и пациенты.

— Следует понимать, что у нас недостаточное количество мест, куда можно госпитализировать человека, — продолжает врач. — Для примера, в кардиологическом отделении района, где я работаю, 60 коек. Это значит, что я смогу госпитализировать 10 человек с кардиологией, то есть ясно, что некоторые пациенты будут оставаться дома.

Сейчас в столице нет ни одного госпитального центра, куда можно было бы привезти больного вне зависимости от диагноза или сложности травмы, объясняет Румянцев. Вместо этого врач скорой помощи должен определить, куда лучше всего доставить человека, но не факт, что в больнице будут свободные места. В администрации Центра экстренной помощи уверяют, что бригаде скорой передается информация о том, где какой прибор не работает (не секрет, что периодически в больницах выходят из строя аппараты УЗИ или томографы), однако мой собеседник подчеркивает, что в реальности все не так. По факту пациента могут привезти в клинику, где оказать медицинскую помощь ему просто не в состоянии.

«В кардиологическом отделении района, где я работаю, 60 коек. Это значит, что я смогу госпитализировать 10 человек с кардиологией, то есть, некоторые пациенты останутся дома» — Сергей Румянцев, врач скорой помощи

Председатель первичной проф­союзной организации Центра экстренной помощи Киева Наталья Стахова рассказывает, что в больнице бригаде скорой помощи могут еще и выговаривать за «некстати» привезенного пациента.

Читайте также на DOSSIER:  Бизнес обеспокоен из-за очередной реформы налоговой - эксперт

— Да, действительно такое бывает, — соглашается Румянцев. — Могут предъявлять нам претензии из разряда «чего вы их всех сюда возите?». И это не всегда связано с нехваткой мест, наверное, срабатывает и какой-то человеческий фактор.

В Минздраве в свою очередь подчеркивают, что все действия врачей скорой помощи прописаны в унифицированных клинических протоколах предоставления экстренной медицинской помощи. Руководитель бригады на их основе после оценки состояния пациента определяет необходимость госпитализации.

— В Украине часто обращаются за экстренной медицинской помощью даже в не экстренных случаях, то есть когда показаний для такой помощи нет, — говорит Александр Ябчанка, спикер Минздрава. — Поэтому при отсутствии угрозы жизни и когда нет показаний для госпитализации пациенту могут предложить обратиться за амбулаторной помощью. Или дать другие рекомендации в зависимости от клинической ситуации.

Утечка кадров

В киевском Центре экстренной медицины сегодня катастрофически не хватает специалистов. По нормативам 10 тыс. населения должна покрывать одна бригада, но на практике приходится только 0,3–0,5 бригады (получить аналогичную информацию по всем регионам Украины в Минздраве не получилось — там не ведут статистики о дефиците кадров). При этом нагрузка на скорую помощь в последнее время увеличилась, подчеркивает Наталья Стахова. Глава профсоюза связывает это с реформой первичной медпомощи. Из-за того, что семейные врачи получили возможность не ходить по домам пациентов, а люди не всегда могут или хотят добираться до медучреждения самостоятельно, они звонят в скорую с самыми незначительными запросами, включая скачущее давление или головную боль.

— В итоге получается, что бригада выезжает на незначительный вызов, а человеку с инфарктом приходится ждать, пока появится свободная машина, — говорит Стахова.

Читайте также на DOSSIER:  Дело Мартыненко: найдены доказательства вмешательства экс-нардепа в работу судей

Такая ситуация, по ее мнению, сложилась по двум причинам. Во-первых, из-за предельно низких зарплат (ставка фельдшера после института — 2900 грн, ставка врача скорой помощи — 3900 грн), во-вторых, из-за «намерения Минздрава заменить всех врачей скорой парамедиками» (об этом ниже).

О волне увольнений из скорой помощи говорит и Сергей Румянцев. По словам медика, его коллеги массово уезжают в Польшу и другие страны Европы, где заработная плата несопоставимо выше, а ситуаций с отсутствием мест в больнице в принципе быть не может.

В результате из-за нехватки человеческого ресурса в центрах экстренной помощи могут работать и не совсем профессиональные специалисты. Тогда нежелание врачей госпитализировать пациентов можно объяснить как раз пресловутым «человеческим фактором».

Ульяна Божко, заместитель директора Центра экстренной медицинской помощи Киева, также подтверждает, что звонков стало больше, но причину этого видит в ином. Дело в том, что до начала реформы при Центрах первичной медико-санитарной помощи работали территориальные отделения неотложки для неэкстренных случаев: неотложку вызывали люди с высокой температурой, скачущим артериальным давлением, обострившимися хроническими болезнями и т. д. С 1 сентября 2018 года эти отделения вошли в состав центров экстренной помощи, так что все звонки идут по телефону 103 в общую диспетчерскую.

Она подчеркивает, что неотложка теперь работает даже лучше, чем раньше, потому что бригады стали более оснащеными. Вообще, говоря о реформе, сотрудница администрации фокусируется на позитиве. Например, киевский центр, по ее словам, получает необходимое количество медикаментов, к тому же обновился автопарк. На место старых машин пришло 200 хорошо оснащенных санитарных автомобилей. Да, такого количества недостаточно для разросшейся столицы, но в центре радуются и этому.

Опасения врачей

Как сказано выше, одной из причин утечки кадров из скорой стало обещание Минздрава реформировать экстренную помощь, подготовив бригады парамедиков. Врачи восприняли это как намерение полностью избавиться от них, заменив новыми специалистами, что вызвало волну критики.

— Поймите, мы за реформы, мы тоже хотим, чтобы пациенты получали профессиональную экстренную помощь! — убеждает Наталья Стахова. — Но как действует врачебно-фельдшерская бригада? Например, у пациента астма, наши специалисты могут купировать приступ, а вот парамедики — нет, они же не лечат.

Действительно, специфика работы парамедиков заключается в том, что они экстренно транспортируют пострадавших, поддерживая их жизнеобеспечение и стараясь свести к минимуму риск инвалидизации человека. Особенно это востребовано при ДТП и техногенных авариях. Сейчас парамедики официально вошли в украинский классификатор профессий, а в Тернополе началась подготовка специалистов: в настоящее время обучение проходят 50 человек. Четверо сотрудников киевского центра уже прошли переквалификацию, но как парамедики они пока не работают.

Читайте также на DOSSIER:  Якою має бути пенсія у військових? Таємні плани урядових реформаторів

— В нашем штате еще нет такой должности, — поясняет Ульяна Божко. — Сложно сказать, когда это произойдет, потому что мы еще не получили официальных документов из министерства.

О том, будут ли полностью все врачебно-фельдшерские бригады заменены на парамедицинские, в администрации киевского центра ответить затрудняются. Замдиректора подчеркивает, что пока сами специалисты не подготовлены, говорить об этом рано.

— Есть много противников (замены бригад. — Фокус) и есть люди, которые поддерживают такую систему. Нужно найти консенсус. Думаю, время покажет, какая именно модель подходит Украине, — уточняет она, добавляя, что, по ее мнению, должны работать и те и другие бригады.

Замены не будет. Александр Ябчанка уверяет, что врачебные бригады скорой помощи продолжат работу

Зато в Министерстве здравоохранения первым делом объясняют, что ведомство никогда не ставило цель заменить врачей скорой помощи на парамедиков. Качественный и количественный состав бригад экстренной помощи утверждается соответствующими нормативно-правовыми актами, — говорит Ябчанка. — Но количество таких бригад определяется непосредственно региональными центрами экстренной медицинской помощи, потому что там лучше всего понимают потребности в тех или иных специалистах.

Вне статистики

Как именно изменится работа скорой помощи в результате реформы — не совсем понятно. Однако уже сегодня пациент может отстаивать свои права в законодательном поле. У человека, которому не оказали медицинских услуг должным образом, есть возможность обратиться с жалобой в Минздрав или на горячую линию регионального департамента здравоохранения. Как объясняет Владимир Пищида, юрист судебного блока компании Investment Service Ukraine, недобросовестные действия медицинских работников могут квалифицироваться по статье 135 Уголовного кодекса Украины — заведомое оставление без помощи лица, которое пребывает в опасном для жизни состоянии.

— Кроме того, такие действия имеют признаки состава преступлений, предусмотренных статьей 139 УК «Неоказание помощи больному медицинским работником» и статьей 140 УК «Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником», — добавляет юрист.

Между тем, отвечая на вопрос о разбирательствах в связи с жалобами киевлян, в администрации центра экстренной помощи не смогли вспомнить ни одного конкретного случая. А в министерстве сообщили, что статистики по обращениям населения не ведут. Вывод о внимании чиновников к такого рода жалобам пациентов напрашивается сам собой.