Дело Мартыненко: защита всячески затягивает судебный процесс

Дело Мартыненко
FavoriteLoadingДобавить в избранное

За последний год в деле не исследовали ни одно доказательство.

Дело бывшего народного депутата Николая Мартыненко передали в суд еще в 2018 году, а в Высший антикоррупционный суд в 2019. Экс-депутата обвиняют в том, что он вместе с соучастниками организовал схемы разворовывания средств из госпредприятий СхидГЗК и «Энергоатом». Однако за последний год в деле не исследовали ни одно доказательство, пишет Вадим Валько в статье для ZN.UA «Почему до сих пор нет приговоров в делах Мартыненко, Насирова, Труханова, и как это можно исправить». Он также рассказал, что происходило с делом Мартыненко в суде. Обвиняемому, к слову, грозит до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

«В Шевченковский райсуд Киева обвинительный акт попал еще в 2018 году. Сначала суд попробовал вернуть его прокурорам, но апелляция отменила это решение. Потом дело почти год интенсивно слушалась в Шевченковском суде. При этом заседания назначались с недельным интервалом, тогда как в похожих делах они происходили не чаще, чем раз в месяц. Такая поспешность судей могла быть вызвана приближением старта работы Антикоррупционного суда», – пишет Валько.

При этом в ноябре 2019-го дело с боями передали в ВАКС. Через месяц после этого судьи провели подготовительное заседание, а следующие пять потратили на заслушивание вступительных речей. Затем, как отметил автор, они перешли к исследованию доказательств. При этом коллегия судей старалась обеспечить соблюдение разумных сроков, иногда продолжая заседание и во внерабочее время, реагировала на случаи безосновательной проволочки в судебном разбирательстве или злоупотребления со стороны участников своими правами.

«И вдруг защита сменила тактику и начала максимально затягивать рассмотрение, устраивать истерики, демарши, заявлять необоснованные ходатайства, сомнительные отводы, инициировать относительно судей уголовные дела, менять адвокатов и просить перерывы на три-четыре месяца на ознакомление с материалами», – пишет автор.

Читайте также на DOSSIER:  Убийство Гандзюк: на каком этапе дело спустя три года

Валько обратил внимание на то, что поведение отдельных участников было неприличным. По словам автора, обвиняемый Руслан Журило нагло хамил судьям, адвокат Нонна Надич самовольно покинула судебное заседание, чем сорвала слушание. А позже один из защитников сообщил, что готовит иск о защите чести и достоинства из-за оставления без рассмотрения его заявления об отводе.

«Коллегия назвала такие действия защиты спланированными, целенаправленными и согласованными и, по меньшей мере, пять раз ставила перед квалификационно-дисциплинарными органами вопрос об ответственности адвокатов, однако каждый раз судьям отвечали отказом в открытии дисциплинарных дел. Никакого эффекта не имели и обращения судей в ВСП с сообщениями о вмешательстве в их деятельность», – указано в статье.

Валько также отметил, что отдельного упоминания заслуживает случай со взрывом боевой гранаты на месте, где паркует автомобиль председательствующая судья. Судьи Высшего антикорсуда связывали этот эпизод с рассмотрением дела Мартыненко и также обращались в Высший совет правосудия и к генеральному прокурору. В результате правоохранители зарегистрировали три уголовных производства, однако ни исполнителей, ни заказчиков так и не нашли.

По словам автора, с декабря 2019 года в деле назначили более 50 судебных заседаний. Однако, за последний год состоялось всего три. Более того, с октября прошлого года некоторые адвокаты, как минимум, восемь раз не появлялись в суд без уважительных причин. Из-за таких действий за последний год в деле не исследовано ни одно доказательство.

«Сравните это с тем, как рассматривали дело по отмыванию Мартыненко 2,8 млн евро в Швейцарии. Расследование начали в 2013 году, дело направили в суд в декабре 2019 года, и уже через шесть месяцев Федеральный уголовный суд Швейцарии вынес в отношении экс-нардепа обвинительный приговор: 28 месяцев заключения, 12 из которых — «безусловного отбывания». Сейчас в деле продолжается стадия апелляционного пересмотра», – пишет автор.

Читайте также на DOSSIER:  Pandora Papers, замглавы Фонда госимущества и приватизация ОГХК – что общего?

Валько отметил, что «швейцарское дело» не такое масштабное, как то, что рассматривается в Украине. Ведь общий объем собранных НАБУ и САП материалов составляет около 300 томов, а это более 50 тысяч листов. К тому же большой объем доказательства собран с помощью иностранных правоохранителей из Швейцарии, Чехии, Австрии и других стран.

«Однако с таким промедлением со стороны защиты и отсутствием должной реакции на это дисциплинарных органов рассмотрение дела может продолжаться вечно», – подытожил Валько.